Пользовательский поиск

Книга Муж, любовник, незнакомец. Содержание - Глава 26

Кол-во голосов: 0

— Не знаю, как ты, Делайла… — Маффин подняла к глазам огромную двухквартовую бутыль розового шампанского — гордость супермаркета, взболтала ее и продолжила: —…но я собираюсь напиться до бесчувствия и сделать нечто такое, о чем буду жалеть до конца жизни.

Делайла громко шлепнула себя, отчего с трусиков мокрого купальника ручьями потекла вода:

— И для этого тебе понадобилась дешевая выпивка?

Маффин уже откручивала проволочку, крепко прижимавшую пробку к горлышку.

— Продолжай плавать, — сказала она, плюхаясь в шезлонг. — Я понимаю, что неприлично сваливаться на голову друзьям, когда у тебя нервный срыв, но ты не позволяй мне мешать твоим планам.

С сардоническим «благодарю покорно» Делайла нырнула в огромный бассейн, полностью отвечающий всем олимпийским стандартам, и снова поплыла, размеренно взмахивая руками.

Когда пробка наконец вылетела, льняные брюки Маффин и крепдешиновая длинная блуза без рукавов и воротника вмиг оказались залиты пенящимся розовым вином. Она сделала большой глоток прямо из бутылки, пузырьки газа ударили в нос, и она захохотала булькающим смехом. Маффин действительно вынашивала план, способный повлечь последствия, о которых, вероятно, придется сожалеть до конца жизни, и действительно хотела напиться. Иначе она не смогла бы сделать то, что предстояло. Единственное, что еще следовало решить, — посвящать ли в этот отчаянный проект Делайлу, у которой, предположительно, мог быть свой интерес в деле.

— Как я понимаю, вечеринка с барбекю не удалась, — сказала Делайла через несколько минут, одним легким движением выпрыгнув на бортик. Она предстала перед Маффин во весь свой шикарный рост, демонстрируя великолепную атлетическую фигуру.

«Ну почему она не может быть просто тощей? — с завистью подумала Маффин. — Почему она должна быть гибкой, стройной и сильной? Сука».

После столь неудачно окончившейся вечеринки у Уоллис Маффин приехала прямо сюда, в коттедж Делайлы в Беверли-Хиллз, остановившись по дороге лишь для того, чтобы купить бутыль шампанского. Она не потрудилась даже позвонить, так что, вероятно, ей повезло, что она не застала подругу за «развлечением».

— Джей Бэбкок сегодня швырнул всем нам торт в лицо. — Маффин кипела. — Все, кто имел виды на «Бэбкок фармацевтике», вместо компании получили по «ордам.

— Хотела бы я это видеть.

— Да уж, ты пропустила знатное представление! Он был неподражаем, — признала Маффин. — Но это было его последнее выступление. Он слишком много о себе мнит, дьявол его побери. Такие долго не живут.

— Так ты собираешься его убрать? Для этого и напиваешься?

Маффин поставила бутыль на столик рядом с шезлонгом.

— Нет, птичка моя, я не собираюсь убивать Джея. Это было бы слишком прямолинейно. Я собираюсь дать ему закончить то, что он уже начал.

Она изложила Делайле историю, которую рассказал ей Клод, особо подчеркнув, что Софи с уверенностью приняла налетчика за Джея.

— Если Софи что-то втемяшится в ее милую головку, она не сможет держать язык за зубами, и он это знает. Это всего лишь вопрос времени, насколько я понимаю. Он же псих.

— Прости, что утомляю тебя унылыми доводами логики в такой момент, но ты не думала через суд наложить запрет на его вступление во владение компанией?

Маффин ничего не понимала в судебных запретах и не проявляла к подобным вещам никакого интереса. Она знала лишь одно: нужно найти слабое звено и давить на него, пока цепь не порвется. Черт, вот это действительно казалось ей идеально логичным.

Делайла по-прежнему стояла на краю бассейна, давая себе обсохнуть. «Чертова эксгибиционистка», — неприязненно подумала Маффин. Но правда состояла в том, что эта женщина пугала ее с самого начала — как тем, что спокойно принимала ее такой, какая она была со всеми обуревавшими ее желаниями, так и своей холодной красотой. Делайла была дерзкой и не страдала комплексами. Она была настоящей, это зрелище ужасало Маффин.

— Тебе не нужно полотенце? — спросила она.

Делайла лишь ухмыльнулась и пожала плечами, что произвело весьма впечатляющий эффект: у Маффин мурашки побежали по коже.

— Ну, так зачем же ты напиваешься? И о чем собираешься сожалеть до конца жизни?

Ах да, сожалеть. Маффин схватила бутылку и вскочила с шезлонга. Она весь день ничего не ела, и шампанское уже ударило ей в голову. Порывисто вздохнув, она подошла к открытой двери, ведущей на террасу, и рассеянно окинула взглядом комнату, которую Делайла называла гостевым уголком. Для Маффин она была чем-то вроде гостиной в стиле арт-деко, но что она, в конце концов, понимала? Она происходила из рабочей семьи. По сравнению снормальным уровнем воды она была донной грязью.

— Маффин, думаю, я знаю, что ты замышляешь, и, полагаю, делаешь ошибку. В тех желаниях, которые тебя переполняют, нет ничего дурного. Ты заслуживаешь того, чтобы иметь все, чего хочешь.

Голос Делайлы звучал странно, она говорила с придыханием. Неожиданное сочувствие с ее стороны смутило Маффин. Она никогда не считала Делайлу особо чувствительной особой, но была тронута. Глубоко тронута. Глаза ее наполнились слезами, горло словно обожгло огнем.

— Я собираюсь сделать нечто настолько безумное, что сама не могу в это поверить, — сказала она. — Господи, помоги мне, да, я собираюсь это сделать.

— Эй, не горюй, — подбодрила ее Делайла. — Я знаю, что тебе нужно, в самом деле знаю.

— Что ты знаешь? — Маффин резко обернулась, недоумевая, что имеет в виду подруга, и застыла, потрясенная. Делайла стянула с себя купальник и совершенно голая лежала у ее ног прямо на кафельном пилу.

— Что ты делаешь? — ахнула Маффин.

— Разве ты говорила не о нас? Не о…

От испуга, от того, что догадалась, чем закончит фразу Делайла, Маффин начала икать.

— О сексе? Я говорила вовсе не об этом, хотя, наверное, могла бы. У меня с этим всегда было не слишком хорошо. — Она сделала еще один глоток прямо из бутылки и снова захлебнулась, но на этот раз слезами.

Делайла, казалось, не знала, посмеяться ли ей над подругой или поплакать вместе с ней. В конце концов, она встала и протянула руку:

— Отдай мне эту бутылку, Маффин, ты уже достаточно выпила.

Маффин отпрянула от нее и упала на колени, прижимая к груди шипящую бутылку. Полупьяная, полуиспуганная, она вдруг поняла, что находится на перепутье, но это касалось не Делайлы. Ни одна из дорог, которую предстояло выбрать, не вела к разгульной эротической связи с деловой партнершей. Зато одна, из них могла привести ее прямехонько в ад.

— Оденься-ка, птичка моя, — сказала она Делайле. — Речь не о нас. Речь о женщине, оказавшейся на грани самоубийства… или спасения. В настоящий момент я не могу точно сказать чего именно.

Глава 26

— Софи?! Ты там? — Эллен громко колотила в дверь дома. Она слышала, как внутри плачет ребенок, но никто не подходил к двери.

Было рано — только половина седьмого утра, но обычно Софи в это время уже вставала, чтобы подготовиться к приходу детей. Вероятно, плакавший внутри ребенок — Олберт. Мать обычно привозила его очень рано, следовательно, Софи должна была быть на месте и не спать, раз она его приняла.

Эллен собиралась было уже обойти домик сзади, когда услышала знакомый щелчок. Дверь отворилась, но всего на несколько дюймов.

— Олберт? — сказала Эллен, адресуясь к паре заплаканных карих глаз, выглядывавших в щелку.

— Я думаю, у Софи болит живот, — сказал ребенок так тихо, что она едва расслышала его.

— Олберт, отойди назад, милый, и позволь мне войти. — Эллен толкнула дверь плечом, моля Бога, чтобы она не была закрыта еще и на цепочку. К ее облегчению, дверь распахнулась, и она сразу же увидела то, на что указывал мальчик. Из кухни в коридор по щиколотку торчали голые ноги Софи. Видимо, она упала.

Поспешно закрывая дверь, Эллен спросила Олберта, что случилось. Она слышала, как в заднем дворике под дверью лаяла собака, это означало, что пса уже накормили и выпустили на улицу.

73
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru