Пользовательский поиск

Книга Муж, любовник, незнакомец. Содержание - Глава 22

Кол-во голосов: 0

Уоллис оторвалась от усовершенствования своего макияжа и заметила, что Софи наблюдает за ней. Один короткий миг они пристально смотрели друг на друга в зеркало, и у Софи возникло пугающее ощущение враждебности. Нет, не может быть. Она всегда была близка со свекровью. Должно быть, еще не улеглось потрясение, вызванное выходкой Маффин.

Выражение лица Уоллис чудесным образом мгновенно переменилось — стало теплым и, ободряющим.

— Что такое, дорогая? Ты расстроена, да?

— Честно говоря, я не уверена, что смогу выполнить данное Джею обещание. Я согласилась вернуться сюда, потому что мне показалось, что он этого очень хочет. Но я не представляю, как все мы уживемся под одной крышей. Особенно после того, что она сегодня выкинула.

— Ах, Софи, ты разобьешь ему сердце. Я никогда еще не видела его более счастливым. — Уоллис умоляюще прижала руки к груди. — Ты должна довериться Джею, позволить ему заботиться о тебе. Он так этого хочет. Маффин ему не соперница, ты это видела сегодня.

Софи была тронута волнением, звучавшим в голосе Уоллис. Она только сейчас начала понимать, как все это важно для свекрови.

— Не обязательно принимать окончательное решение сегодня, — сказала она. — Все равно Джей большую часть предстоящей недели будет отсутствовать, и мне нет никакого смысла переезжать сюда, пока он не вернется.

— Ты думаешь, я забыла? — воскликнула Уоллис. — Джею предстоит провести несколько дней в клинике. Эл говорит, что это важный этап лечения. Ну что ж… — Она опустила руки, похоже, удовлетворенная принятым решением. — Просто придется постараться как-то все уладить.

Уоллис принялась поправлять прическу, перед тем как вернуться к гостям, а Софи пообещала, что тоже присоединится к ним — вот только подкрасит губы. Когда Уоллис выходила, она притворилась, что ищет помаду в косметичке. Но, оставшись одна, застыла перед зеркалом с помадой в руке.

Выходка Маффин расстроила ее гораздо больше, чем она думала. Софи и представить себе не могла, сколько злобы таит та в груди. Софи действительно считала ее своей подругой и, несмотря на предупреждение Маффин относительно Джея, верила, что свояченица желает ей добра. Теперь она не знала, что и думать. Похоже, Маффин хотела сказать, что Джей усыпил бдительность Софи и, подобно заклинателю змей, заставил ее вернуться в Большой дом, руководствуясь собственными тайными мотивами.

Сомнения снова стали обуревать ее. Софи не хотелось, Господи, как же ей не хотелось возвращаться в это ужасное место. Она напомнила себе, что Маффин напилась, а пьяные люди совершают глупости. Неразумно принимать ее слова за чистую монету. Но, уговаривая себя не придавать им слишком большого значения, Софи вспомнила о встрече в салоне Делайлы, которую назначила ей Маффин, Она должна была состояться на следующей неделе, когда Джей будет в отъезде. Софи предпочла бы не ходить на нее, но она пообещала. Отменить встречу теперь означало бы усугубить напряженность в отношениях с Маффин.

Софи провела помадой по губам и пригладила растрепавшиеся волосы. Кладя тюбик в косметичку, она заметила в ней половинку гадальной косточки, которую носила с собой на счастье.

Когда Софи призналась, что потеряла свою половинку, Джей отдал ей свою. Позднее, испытывая чувство вины, а также сгорай от желания узнать, подходят ли половинки друг к другу, она снова переворошила свои вагончик, даже дала Блейзу понюхать косточку и велела искать ее по запаху, надеясь, что в собаке пробудится инстинкт следопыта. Сеттер действительно приволок с полдюжины костей, которые накопал на заднем дворе.

Зажав в руке хрупкий обломок, Софи молилась о том, чтобы он подсказал ей, где находится вторая половинка. Эта гадальная косточка, как понимала теперь Софи, символизировала их отношения с Джеем на протяжении всей их совместной жизни: сначала они были единым целым, потом расстались, а теперь забрезжила возможность нового воссоединения — все идеально сходилось.

Ощущение чуда наполнило ее, когда она вдруг осознала, что, в сущности, близка к тому, чтобы получить все, к чему она когда-либо стремилась, — мужчину своей мечты и чувство надежности, которого так жаждала всегда ее душа. У нее была теперь даже ее обожаемая детская программа!

«Где сейчас Уоллис?» — с улыбкой подумала Софи, выуживая из сумочки носовой платок — глаза у нее снова увлажнились. Но, приманивая ресницы, задумалась: неужели действительно настал её черед и она в самом деле будет иметь то, к чему всегда стремилась ее душа? Неужели небеса позволят ей испытать такое счастье?

Глава 22

В двух вещах Маффин могла быть уверена. Во-первых, в том, что находится не в своей постели, и во-вторых, в том, что голое бедро, которое она только что заметила, ей не принадлежит. Она зарылась лицом в воздушное облако белого постельного белья, надеясь, что видение исчезнет, и молясь о том, чтобы это действительно оказалось видением, а не реальной частью тела,

— Где я? — пробормотала она.

— В моем доме, лапка, — послышался хриплый голос, сопровождаемый скрипом матрасных пружин. — Совмещаешь дело с удовольствием. Разве это не приятно?

Стон, вырвавшийся у Маффин, ничего общего с удовольствием не имел. Значит, это голос Делайлы, а это могло означать лишь одно: и бедро тоже принадлежало ей. А это, в свою очередь, означало, что…

Маффин затаила дыхание, однако мысли пулями проносились у нее в голове. Лежа совершенно неподвижно, она изо всех сил старалась вспомнить, что произошло прошлой ночью, но ничего не приходило на память, кроме того, что она обозвала Джея Бэбкока заклинателем змей и сорвала вечеринку Уоллис. Все остальное тонуло во мраке, словно кто-то опустил у нее в голове черный занавес.

— Прости меня, — сказала она, все отчетливее осознавая, что Делайла не единственная, кто лежит в постели аля naturel — в чем мать родила. На ней самой ничего не было. Хуже того — она не могла пошевелиться. Покорчившись немного в попытке встать, Маффин бессильно распласталась снова. Простыни спеленали ее по рукам и ногам, в голове гудел ветродуй. А в животе было такое ощущение, словно там миксером взбивают пюре. Должно быть, она до чертиков надралась вчера вечером.

— Кончай напрягаться, а то связки растянешь. — Делайла шлепнула ее по заду и выпрыгнула из кровати.

Маффин закрыла глаза — хоть бы кровать перестала ходить ходуном. Она слышала, как ее деловая партнерша порхает по спальне, но боялась поднять глаза. Делайла именно порхала. «Господи, если кто-нибудь меня слышит, запишите это, — подумала Маффин. — Если когда-нибудь в жизни я хотела увидеть ее голой, то больше не хочу!»

— У нас головка болит с перепоя, да? Мы хотим немного озона? У меня есть целый баллон. С запахом капуччино.

— Само пройдет.

— Уверена? Он у меня высокопробный, с низким содержанием примесей.

— Спасибо, нет. Я вполне могу дышать самостоятельно. Однако мне хотелось бы узнать, что случилось прошлой ночью.

Маффин приоткрыла один глаз и с облегчением увидела на гибком теле Делайлы одежду. Правда, не слишком много — всего лишь нечто, напоминающее короткие штанишки с нагрудничками, которые носили двухлетки из группы Софи. Но, по крайней мере, не придется смотреть на голые груди и тому подобное.

— Ты?.. Мы?..

Делайла наклонилась над ней и потрепала по волосам. На губах ее заиграла невинная улыбка:

— Мы — что?

— Мы делали… что-нибудь прошлой ночью?

— А ты не помнишь? — Делайла лопалась от смеха. — В таком случае, разумеется, делали, Мафф.

— Я была пьяна! А ты воспользовалась моментом.

Маффин по-настоящему рассердилась, но Делайла лишь скосила глаза и сквозь пушистый веер ресниц посмотрела на кончик собственного носа.

— Это ты правильно заметила. Ты была пьяна, и именно поэтому я не воспользовалась моментом. Секс с существом, находящимся в полубессознательном состоянии, противоречит моему моральному кодексу.

Маффин отвернулась и выругалась одними губами, но не получила от этого никакого удовлетворения. Она злилась только на себя. Сначала фиаско, которое она потерпела в спальне Джея, потом злосчастная вечеринка, а теперь еще и это? Хорошо, что жизнь — не игра в бейсбол, иначе бы она давно вылетела.

61
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru