Пользовательский поиск

Книга Муж, любовник, незнакомец. Содержание - Глава 18

Кол-во голосов: 0

В животе у Софи громко заурчало, это напомнило ей о том, что она с утра ничего не ела. Визит к Наваресу напрочь отбил у нее аппетит, а всю вторую половину дня пришлось бегать по привычным делам, вычеркивая их из списка одно за другим, пока все не было выполнено. Она страшно устала, но это позволяло ей чувствовать, что до некоторой степени она все еще сохраняет контроль над собственной жизнью.

Приятно было и то, что нервирующее ощущение, будто за ней наблюдают, исчезло. За весь день она ни разу не почувствовала на себе тяжесть таинственного взгляда. И сама ни разу не оглянулась в поисках наблюдателя.

— Бенни Хилл? — При виде забавной картинки, прикрепленной к дверце холодильника магнитом в виде морковки, Софи насмешливо подняла бровь. Эллен была снисходительна. Лунообразное лицо с улыбкой до ушей весьма отдаленно напоминало знаменитого английского комика, Софи скорее назвала бы изображенную на картинке личность Читой, восторженной шимпанзе.

Холодильник давно превратился в галерею произведений ее питомцев. Он весь был покрыт детскими рисунками и фотографиями ее подопечных. Софи сочла более правильным передвинуть свой портрет поближе к фотографии Олберта и нарисовала стрелочку, указывающую на него.

— Художник, — пробормотала она и написала над стрелкой это слово карандашом, висевшим тут же на магнитике.

Ее позабавило то, что Олберт представлял ее себе вот такой улыбающейся идиоткой. После того дня, который у нее сегодня выдался, сама она скорее назвала бы себя идиоткой хнычущей. Так что портретом она была даже польщена. С тех пор как Джей вернулся, она — в прямом и переносном смысле — почувствовала, что значит кататься на «русских горках». Случались моменты, когда она, впервые за последние годы, была почти весела. Вероятно, именно в такой момент Олберт уловил изображенное им на портрете настроение с чуткостью, свойственной только детям. Для него эта улыбка была скорее всего самой впечатляющей переменой, случившейся с ней.

Ей захотелось взглянуть на свое отражение в стеклянной дверце микроволновки, чтобы понять, действительно ли она выглядит так, как представляет ее себе Олберт, но тут она вспомнила строчку из записки Эллен, где говорилось, что они не нашли Блейза, и тревога за пса отвлекла ее.

К тому времени, когда начали сгущаться сумерки, Софи уже не находила себе места. Она так и не нашла Блейза, хотя обшарила окрестности вдоль и поперек, рискнула даже углубиться в лес, опасаясь худшего — что на собаку напала стая койотов. Блейз на ее зов не откликался. Впрочем, койоты редко спускались с гор и подходили близко к человеческому жилью, а те, что отваживались, сами больше боялись Блейза, чем он их.

Несколько минут назад она позвонила в Большой дом, чтобы узнать, не появлялся ли пес там, но Милдред тоже его не видела. Софи даже проехала на машине до соседнего городка, с ужасом ожидая увидеть пса на дороге, сбитого проезжающим автомобилем.

Вернувшись к полуночи домой, она стала обзванивать ближних соседей и вообще всех, кто, как она предполагала, мог видеть собаку. Ее терзали ужасные видения печальной участи, постигшей Блейза, хоть она и понимала, что вызваны они скорее ее нервозным состоянием, чем вероятной реальностью.

Чуть позже, растянувшись поперек кровати, Софи провалилась в забытье. В воспаленном воображении, которое продолжало работать и во сне, она видела истерзанных, истекающих кровью животных, лежащих на пустынных дорогах. Песни сирен сливались в ее голове с леденящим душу пронзительным воем, который, быть может, издавал Блейз.

Ближе к рассвету она с трудом очнулась и осознала, что пронзительный вой вовсе не был ни песнью сирен, ни собачьим воем. Звонил телефон. Единственное, что она видела в кромешной тьме, — это светящийся экран радиочасов. «Кто может звонить в такое время?» — подумала Софи и испугалась, что случилось худшее. Должно быть, кто-то нашел собаку.

Глава 18

— Софи? Ты там? Софи!

Все еще сквозь сон Софи слышала, как кто-то истошно выкрикивает ее имя. Перегнувшись через край кровати, она пошарила в темноте рукой в поисках телефона. Попытавшись дотянуться до выключателя, свалила аппарат со стола, обеими руками подхватила его в воздухе и вместе с ним шлепнулась на пол.

— Кто это? — прошептала Софи, надеясь, что прижимает к губам именно микрофон, а не наушник. Ночная рубашка завернулась вокруг талии, и она никак не могла освободиться от нее.

— Ты ничего не потеряла?

От звука знакомого мужского голоса у Софи кровь застучала в висках, но мысли ворочались в голове с трудом:

— Джей?

— Ты меня не потеряла? Я уж думал, что ты меня избегаешь. — Он часто дышал — возможно, потому, что смеялся. — Я имею в виду Блейза. Он у меня.

— О, слава Богу! — Софи оттолкнула телефонный аппарат со вздохом облегчения. — С ним все в порядке? — спросила она. — Где ты? Я звонила в Большой дом вчера вечером, но Милдред сказала, что не видела его.

— Я приехал в морской домик на выходные, — ответил Джей. — Блейз каким-то непостижимым образом нашел меня здесь. С ним все в порядке. Он голоден, но вполне доволен жизнью, но я не знаю, чем бы, черт возьми, его накормить — разве что найду поблизости круглосуточный магазин.

Светящееся табло на часах показывало четыре часа утра, и до Софи сквозь полусон начал, наконец, доходить смысл происходящего: Блейз в поисках Джея добежал до прибрежного коттеджа. Сразу после свадьбы они, бывало, проводили там выходные и всегда брали с собой сеттера. После исчезновения Джея Блейз регулярно проделывал этот путь в поисках хозяина.

— А в холодильнике там ничего нет? — спросила Софи.

— Какая-то замороженная пицца и упаковка из шести банок пива, а что?

— Блейз обожает и то и другое. Разогрей пиццу в микроволновке, охлади пиво, и он будет счастлив.

— Ты уверена?

— Когда я ем пиццу, мне с трудом удается отбиться от него. И я всегда даю ему лишь по маленькому кусочку, чтобы он воспринимал пиццу, как поощрение. — Еще какая-то мысль зашевелилась у нее в голове. — А что ты делаешь в морском домике?

— Я провел вчера весь день в офисе компании в Ньюпорте, встречался со служащими. А поскольку коттедж находится в лагуне на полпути к дому, решил провести здесь выходные. Блейз был для меня приятным сюрпризом, хотя я и не уверен, что соседи в восторге от его заунывного воя. Скажи слово — и я немедленно привезу его обратно. Если хочешь, прямо сейчас.

Софи хотела, чтобы пес был снова с ней, ей было спокойнее с Блейзом. Но Джея она видеть не хотела, особенно на рассвете. За всю неделю это был их первый контакт.

— Не сейчас, — ответила она. — Днем я сама приеду и заберу его. Все равно мне придется выходить по делам. — На самом деле она покончила со всеми делами накануне, но, давая себе все новые и новые задания, чувствовала себя чуть более уверенно.

— Я буду здесь, — заверил ее Джей.

Софи слышала тихое поскуливание Блейза и понимала, что сеттер пребывает в экстазе от того, что нашел хозяина. В десятке звуков, которые Софи не хотелось бы слышать в четыре часа утра, блаженное поскуливание существа, счастливого от присутствия Джея Бэбкока, заняло бы первое место. Но, несмотря на это, ей вдруг пришла в голову странная мысль: если животные тоскуют по любимым существам так же, как люди, то у Блейза, после того как Джей исчез, должно быть, тоже сердце разрывалось. А вот теперь пес изливает на него всю свою любовь так, словно никакой утраты и не было — без всех этих дурацких человеческих страхов «как бы все не повторилось снова».

Животные живут в состоянии благодати, решила она. Им не приходится решать проблем доверия, интимной жизни и эмоциональной «безопасности». У Блейза нет внутренних конфликтов. Когда Джей рядом, он счастлив. Когда его нет, он горюет. Все замечательно просто.

— Я приеду около полудня, — сказала она.

— Приезжай пораньше.

Его сексуальный хрипловатый голос продолжал звучать в ушах Софи и после того, как она повесила трубку.

48
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru