Пользовательский поиск

Книга Муж, любовник, незнакомец. Содержание - Глава 12

Кол-во голосов: 0

— Потрясающая у тебя кепочка.

Неужели она до сих пор не сняла бейсболку из «Крутого Дэна»?

— Боже мой! — Софи сорвала с себя кепочку. — Она так измялась, что я собиралась выбросить ее, но она почему-то вскочила мне на голову.

— В самом деле? Прямо на голову? Какая умная шапка.

Джей снова отнял кружку у Софи и, прислонившись к стойке бара, наблюдал за женой. Она вспомнила, что он и прежде, бывало, так делал. Блейз, совершенно счастливый, лежал перед холодильником, наслаждаясь теплом, проникавшим из-под его дна.

— Ты не подумала над моим предложением? — спросил он.

Софи молча кивнула, поняв, что он имел в виду предложение финансовой помощи ее проекту, которое обещала обдумать. Она не хотела, чтобы дети лишились чего бы то ни было только лишь из-за ее гордости и стремления к независимости. Это было бы не только эгоистично с ее стороны, это было бы во вред ей самой.

— Если это кажется тебе неуместным, не обязательно принимать деньги от меня. «Бэбкок фармацевтикс» занимается разного рода благотворительностью. Детали можно оговорить позднее, просто воспринимай меня как волшебника с мешком денег.

Софи едва сдержала улыбку.

— Я подумаю. Обязательно подумаю.

— Я хотел бы принять участие в твоих заботах, Софи, — сказал Джей совершенно серьезно. — Ну, хоть немного. Это никоим образом не умалит того, что ты уже сделала.

Софи обернулась к плите и поймала в стеклянной дверце собственное отражение. Слава Богу, она сняла рабочий комбинезон и переоделась в майку и шорты. Положительным моментом в том, что она набрала несколько фунтов, было то, что ее формы стали немного выразительнее. Разумеется, она не стала пышкой, но под натянутой тканью майки грудь выглядела более-менее упругой. Даже она сама это видела.

— Увидела там кого-то знакомого?

Отражение Джея, остановившегося у нее за спиной, возникло рядом, и Софи почувствовала себя так, словно ее застали на месте преступления. Он не мог, конечно, знать, что она мысленно измеряет себя, но все же она смутилась от того, что оказалась столь поглощена таинством собственной обольстительности. Если, конечно, она у нее вообще была — обольстительность. В чем секрет сверхъестественной способности Джея проникать сквозь все преграды, которые она выставляет, и понимать ее самые сокровенные мысли и чувства? Она почти ненавидела его за это. Разумеется, именно поэтому ей так трудно было поверить, что он — Джей. У того Джея — любителя приключений — вовсе не было способности проникать в ее потайные мысли. Да и желания тоже, вынуждена была признать она.

Конечно, в этом все дело. Именно этим он постоянно держит ее во взвинченном состоянии, и она почти не сомневается, что он прекрасно отдает себе в этом отчет. Под его взглядом она чувствовала себя соринкой на препарационном стеклышке микроскопа. Ей теснило грудь, дыхание было затруднено. Состояние ее тела свидетельствовало о том, что при желании он может одним взглядом стереть ее в порошок. Но она не хотела быть стертой в порошок. Она не желала, чтобы кто-либо имел над ней такую власть, особенно теперь, когда она позволила Джею так интимно приблизиться к ней. Секс не имеет ничего общего со стиранием в порошок.

— Зачем ты приехал? — спросила Софи.

Вопрос прозвучал как обвинение. Вероятно, так оно и было.

— А куда мне еще ехать? Ведь ты — здесь.

У нее в горле встал комок. Вот так, с горла, все у нее всегда и начиналось, а потом обрушивалось как лавине.

— Чего ты от меня хочешь? — Глупый вопрос, но его пришлось задать.

Он на мгновение задумался.

— Шанса.

— Для чего?

— Чтобы доказать, кто я такой. Заставить тебя поверить.

Никогда не отдавай сердце незнакомцу. Секс не должен иметь ничего общего со стиранием в порошок. Два ее новых жизненных правила.

— Что ты подразумеваешь под шансом? — спросила Софи.

— Мне нужно время, чтобы побыть наедине с тобой. Я хочу создать некое личное пространство для нас двоих, в котором мы сможем точно выяснить, кто мы и что значим друг для друга.

В этом не было ничего удивительного. То, чего он требовал, казалось абсолютно благоразумным. Примирение предполагало именно то, о чем он говорил, — проводить время вдвоем, заново узнавать друг друга. Она обхватила себя руками и потерла плечи. Казалось, у нее затекли все мышцы.

— Никаких пут, — успокоил он ее, — ничего такого, о чем ты думаешь. Я просто хочу, чтобы мы бывали вместе и узнавали друг друга.

— Ты имеешь в виду свидания?

— Да, именно. Я хочу заезжать за тобой, сажать в машину и увозить куда-нибудь. Ты поедешь со мной?

Относительно свиданий у Софи не было под рукой соответствующего жизненного правила, но, наверное, нужно было бы застраховаться от стирания в порошок.

— И что мы будем делать?

— Давай назовем это таинственным свиданием.

Ее отражение в стекле выглядело настороженным. Его отражение тоже было рядом — напряженное, выжидательное.

— Что значит — таинственное свидание? — поинтересовалась Софи.

— Если я скажу, оно перестанет быть таинственным. Могу сказать лишь, что это будет то, к чему всегда стремилась твоя душа.

То, к чему всегда стремилась ее душа. Это можно было сказать только о Джее Бэбкоке. Только о нем. Непостижимо, почему именно теперь он говорит ей все то, что она всегда мечтала от него услышать. Это казалось почти жестоким. Да, существовало время, когда он был всем, к чему стремилась её душа, но не мог же он иметь в виду это.

Глава 12

Моторы вертолета были уже запущены, и лопасти винта мощно рассекали воздух над головой. Внутри прозрачной шарообразной кабины, рассчитанной на двух пассажиров, в ожидании своего заложника сидела одна Маффин, сохраняя полное самообладание.

Ее соратники по «Менса-клубу», быть может, ошибочно сочли бы ее идею слишком театральной. Они из зависти не признали бы, сколь блестящей была ее задумка, но Маффин не страдала ложной скромностью. Она считала свой план захватить Джерри Уайта в заложники абсолютно гениальным. Ей было совершенно необходимо на час безраздельно завладеть вниманием адвоката, и единственный надежный способ сделать это — угнать его вертолет.

Новый костюм от Шанель, который она надела, идеально подходил для такого смелого предприятия — насыщенно-розовый, с отделанными черным шелковым шнуром карманами и воротником и мини-юбкой по последней моде. Но больше всего она гордилась своей стратегией первого удара. Рассчитывая лишь на то оружие, которое всегда считала самым эффективным, — на деньги, она откупилась от пилота Джерри и наняла своего собственного. Поправив подвески на браслете, Маффин подняла голову и увидела, что по взлетной дорожке к вертолету спешит полноватая фигура. А вот и заложник, подумала она, словно речь шла всего лишь о банщике, чьи услуги ей срочно понадобилась. Если у него есть хоть капля ума, он будет благодарен ей за возможность, которую она собиралась ему предоставить.

Прежде чем в кабине появился сам Джерри, туда влетел его кейс и с грохотом упал у ног Маффин. Она и пальцем не пошевельнула, чтобы поднять его, и лишь наблюдала, как Джерри с помощью аэродромного служителя пытается влезть в кабину. Он даже не заметил ее, пока грузно не уселся на второе пассажирское сиденье и вертолет не оторвался от земли.

Достав из кармана мятый носовой платок и вытирая им пот со лба, Джерри едва взглянул на нее. Маффин поняла, что он не в состоянии уделить ей должного внимания, пока не покончит с процессом вытирания лба, но была не в восторге от того, что ее игнорируют, и не собиралась позволять, чтобы это вошло в привычку. Она поддернула юбку, положила ногу на ногу и стала подтягивать чулок прямо под носом у Джерри.

— Что вы здесь делаете? — спросил раскрасневшийся и возбужденный, все еще не отдышавшийся Джерри, глядя на нее поверх платка. — Это вертолет компании.

— В самом деле? — сладким голосом произнесла она. — А я думала, это ваш волшебный ковер-самолет, а я — ваш джинн. Вы не догадались?

32
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru