Пользовательский поиск

Книга Мелодии осенней любви. Содержание - X

Кол-во голосов: 0

X

В последний момент Ирина задумалась: а нужно ли ей отзванивать Марлинскому? То есть ей очень хотелось услышать его голос, но гораздо разумнее послать сообщение. Если он действительно хочет поговорить с ней, он отзвонит. А если просто от нечего делать лишний раз поприветствовал, то ее звонок тем более совершенно ни к чему. Сообщение же позволит ей сохранить дистанцию и не показать слишком сильной заинтересованности. В то же время и вежливость будет соблюдена: он звонил, она ответила. И в рамках приличия, и достойно.

Ирина изрядно поразмышляла над текстом. Наконец, получилось то, что надо: «Вернулась домой, прочла сообщение. Спасибо, что не забываете. Ирина». Телефон пикнул. Сообщение унеслось в Вену.

Пять минут спустя зазвонил городской. «До чего же Дашка нетерпеливая!» — Ира вздохнула и взяла трубку.

— Дашка, ну неужели…

— К сожалению, я не Дашка, — перебили ее. — Хотя первые две буквы в именах совпадают. Давид Марлинский вас беспокоит.

— Вы? — от неожиданности Ирина чуть не уронила трубку.

— Тут эта чертовщина с разницей во времени. Надеюсь, я не поздно?

— Все в порядке, Давид. Я только из театра вернулась. — Ирина отметила, что голос у нее, к счастью, не дрогнул. Вполне нормально, кажется, прозвучало, без лишних эмоций.

— Значит, культурно развлекаетесь? Где были?

— В МХТ имени Чехова, бывшем МХАТе, — торопливо принялась объяснять она. — Раньше Ефремов был главный, теперь Табаков.

— И как? — полюбопытствовал Давид.

— Очень мило.

— По нашим временам, и то хлеб. Главное, что не разочаровались.

— Да, пожалуй, не разочаровалась. — «Какой пустой разговор получается! — про себя добавила она. — Ведь сказать хочу совсем другое!»

— Я вот что звоню, — продолжил Давид, и Ирина уловила в его тоне напряжение. — Мой график неожиданно поменялся. Одно отменили, зато другое предложили. Короче, в первых числах февраля прилечу в Москву. Вы никуда не уезжаете?

— Куда же мне деться? — Ирина вздохнула. — У меня работа.

— Вы, насколько я понял, в институте преподаете. А в начале февраля у студентов каникулы. Или у вас уже и это изменилось?

— В некоторых вузах действительно изменилось, — подтвердила Ирина. — Но у нас, в университете, по-старому. И я никуда уезжать не собираюсь.

— Я очень рад!

— Чему? — удивилась она.

Он замялся.

— Естественно, не тому, что вы не поедете отдыхать, а тому, что мы с вами сможем увидеться.

— Снова хотите пригласить меня на концерт? — спросила она и подумала: «Хорошо, что заранее предупредил. Хоть успею что-нибудь прикупить из одежды».

— На концерт, естественно, тоже, но мне бы хотелось с вами… и просто встретиться.

— За тарелкой щей? — вырвалось у нее. Вот уж впрямь слово не воробей!

Кровь бросилась ей в лицо. Счастье еще, что Марлинский ее не видит! Ужас! Что он теперь о ней подумает! Клуша со щами!

Давид, однако, весело рассмеялся. Ее слова явно показались ему забавными.

— Ой, щи, если можно, обязательно! Только с одним условием: в этот раз я буду ими вас угощать. Не домашними, конечно. Кулинар из меня совсем никакой. Зато обещаю хороший ресторан.

— Вы меня уже угощали в ресторане.

— Это не в счет. Коллективный выход. А я предлагаю вдвоем где-нибудь посидеть. Если вы, конечно, не против. Как вы на это смотрите? В зависимости от вашего ответа выстрою свое расписание, — скороговоркой добавил он. — Если согласны, урву лишний денек в Москве.

— Ради меня? — в полном потрясении выдохнула Ирина. Чем же она могла ему так понравиться? Ведь он — великий пианист, а она в музыке почти ничего не смыслит!

— Именно ради вас, — отчеканил он, словно стремясь убедить ее, что у нее не слуховые галлюцинации. — Если вам сложно сразу ответить, подумайте до завтрашнего утра. Дольше, к сожалению, нельзя. Мне агенту ответ надо днем дать. Во сколько вы завтра на работу уходите? Я вам перезвоню.

— В девять, — автоматически сообщила она. — Но я и сейчас вам скажу: конечно же, с удовольствием с вами встречусь. И на концерте, и без концерта. И… даже без щей!

— А вот это, Ира, фигушки! Щи за мной! — ликующим голосом провозгласил он. — И завтра вечером я вам опять позвоню, чтобы точно сказать: что, где и как. В это же время удобно?

— Да, Давид. Удобно.

— Тогда до завтра!

Ира медленно дошла до ванной и, взяв ватный диск, принялась снимать с лица макияж. Мысли путались. Восторг мешался со страхом. Давид недвусмысленно намекал на свой интерес к ней! Хочет встретиться наедине! Больше того, готов ради этого изменить свой график гастролей. Мечты сбываются. Однако она не знала, радоваться ей или плакать. Ей так хотелось быть с ним! Но в то же время подобный поворот событий ее пугал. Марлинский — известный исполнитель! А кто она? Преподавательница английского, каких тысячи. Что у нее с ним может быть общего?

Они едва знакомы. Вероятно, какая-то черточка его в ней зацепила, а остальное дофантазировал. Но иллюзии быстро проходят. Узнает ее поближе, и настанет разочарование. Давиду что? У него бурная и насыщенная жизнь. Толпа женщин, готовых в любой момент пасть к его ногам. Утешится. Страдать ему некогда, да и незачем. А она, Ирина… Сможет ли перенести такой удар? А ведь он ее ждет. Может, не сразу, но ждет. Слишком уж они разные — Давид, весь во власти чарующих звуков и гармоний, и она, Ирина, полный в этом профан. И в околомузыкальной жизни она ничего не смыслит. И в интригах не сильна. А вокруг него они наверняка плетутся, и Марлинскому нужен такой человек, который разбирается в этом и способен ему облегчить жизнь.

Ирина совсем из другого мира. Она ни с кем из известных людей не знакома, и связей у нее никаких нет. Будет чувствовать себя при нем вечной Золушкой. Конечно, это в том случае, если он намерен завести с ней серьезные отношения. Или он о них вовсе не помышляет? Решил завести легкую интрижку с женщиной из другого мира? В таком случае ясно, чем она его привлекла. Наскучили ему околомузыкальные дамы! А она для него, с одной стороны, нечто свеженькое и необычное, а с другой — не совсем известно кто. С Настей знакома, и с Галиной Павловной… И ясно, что человек она приличный, не охотница за деньгами и знаменитостями.

Весь вопрос, готова ли она на сию роль? Наверное, да. Ради Давида она была готова на все. Может, так даже и лучше. Более серьезная связь с ним налагала бы чересчур большую ответственность. Пришлось бы соответствовать его положению. А Ирина не была уверена в своих силах. Вот легкий роман мало к чему обязывает. Вероятно, он даже в свет ее не станет с собой выводить. И прекрасно. Станут встречаться наедине. Зато в часы, проведенные вместе, Марлинский будет принадлежать ей одной. Их, конечно, окажется мало, этих часов! Но даже стань она его женой, времени все равно набралось бы немного, при его графике работы и разъездах по всему свету.

Ирина поймала себя на том, что уже пятый раз протирает лицо. Какая жена? Человек всего-навсего пригласил ее в ресторан, а она их совместную жизнь расписала чуть ли не до конца столетия!

Зазвонил телефон. Неужели у Давида опять какие-то изменения?

— Ты что, уже спать легла? — послышался в трубке недовольный голос Даши. — И, конечно, забыла мне позвонить! Или не поймала его?

— Поймала. Он мне сам перезвонил. Даша, ты не поверишь! Он приедет в первых числах февраля, специально чтобы со мной увидеться!

— Прямо так и сказал? Обалдеть! — часто-часто задышала в трубку Дарья.

— Нет, он сказал, что если я соглашусь с ним встретиться наедине, то переиграет свой график и еще на один день останется в Москве.

— Значит, не зря ты со Львом встретилась. Гляди, как на Марлинского подействовало!

— Даша, он и знать об этом не знал.

— Знать ему как раз и не надо. Зато чует, за тридевять земель отловил, что баба может уплыть. Гений, подруга, он во всем гений.

— А мне казалось, наоборот: если в одном гений, то в остальном — полный нуль.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru