Пользовательский поиск

Книга Мелодии осенней любви. Содержание - I

Кол-во голосов: 0

Мария Барская

Мелодии осенней любви

I

Лифт медленно поднимался вверх. Вдруг что-то коротко скрежетнуло. Кабина конвульсивно дернулась и… замерла. Лампочка тоже мигнула, намереваясь погаснуть, однако, сменив гнев на милость, осталась гореть.

— Как вы думаете, что случилось? — спросил у Ирины седоватый мужчина, с которым они вместе ехали в лифте.

— Застряли, — коротко ответила она.

Странный вопрос человек задает!

— И что теперь делать, — снова заговорил он. — Попробуем нажать на «стоп» и первый этаж. Так, кажется, советуют.

— Попытайтесь. Правда, надежды мало.

Ирина оказалась права: попытка не удалась.

По своему и чужому опыту она знала, если в их доме лифты застревали, то стронуть их с мертвой точки мог только специалист.

— Нажмите лучше на кнопку вызова диспетчера, — посоветовала она.

Мужчина последовал ее совету. Наконец в динамике послышался недовольный женский голос:

— Пассажир, что там у вас?

— Лифт застрял! — произнесла в ответ Ирина. — Докучаев переулок, одиннадцать.

— Опять? — Диспетчерша произнесла это таким тоном, словно Ирина нарочно сломала лифт.

— Опять, — строгим голосом подтвердила Ирина. — В прошлый раз очень плохо починили.

— Ладно, — вздохнула собеседница. — Вызываю аварийку. Ждите. Лифт-то какой? Грузовой или маленький?

— Грузовой!

— Ага. Значит, опять кирпичи возили, — резюмировала диспетчерша. — Ну точно. Мы в ваш дом мусорный бункер заказывали. Допрыгаются ваши жильцы со своими ремонтами.

— Извиняемся! — подал голос Иринин товарищ по несчастью. — Сколько сидеть нам тут прикажете?

— Это смотря когда приедут. Не от. меня зависит. Попрошу, чтобы поскорее.

Она отключилась.

Мужчина подошел к дверям, чуть их раздвинув, заглянул в образовавшуюся щель и сообщил:

— Мы вообще-то на каком-то этаже стоим. Может, попытаться открыть?

— Лучше не надо, — ответила Ирина. — У нас одной женщине этими дверьми так руку зажало, чуть больницей не кончилось. А вам руки беречь надо.

— Откуда вы знаете? — удивленно вскинул брови он.

Ну вы же пианист, — быстро проговорила Ирина. — Я сама, правда, никакого отношения к музыкальному миру не имею. Но, поскольку живу в консерваторском доме, не могла не узнать Давида Марлинского — известного музыканта, гражданина мира…

— Вы так говорите… — Он смутился. — Чувствую себя почти английской королевой!

Тем не менее Ирина заметила, что ее слова польстили ему.

— Больше того, — с улыбкой добавила она, — я даже догадываюсь, куда вы сейчас направлялись.

— Даже так? — Брови Марлинского снова взлетели вверх.

— Даже, — кивнула она. — К своей дочери Насте.

— Надо же!

— Да вы не пугайтесь. Я за вами не слежу. Мы с Настей живем на одном этаже. Квартиры у нас визави.

— Понятно, — с некоторым облегчением выдохнул он. — Вот незадача, а? Попали мы с вами. — Он поставил на пол большую сумку, которую все это время продолжал держать в руках. — Ну раз вы Настина соседка, давайте знакомиться. Меня Давидом зовут, как вы знаете.

— Ирина. Очень приятно.

— Мне тоже. — Он помолчал. — Как вы считаете, мы здесь долго простоим?

— В прошлый раз меня минут через сорок вытащили.

— Ой-ой-ой! Настя давно меня ждет. И так опаздывал. На репетиции задержался. Волнуется, наверное.

— А вы позвоните, — подсказала самый простой, на ее взгляд, выход Ирина.

— Как же я сам не сообразил, — зашарил по карманам Давид. — А телефон здесь ловит?

— Должен. Мой точно ловит.

Вытащив из кармана телефон, Марлинский набрал номер.

— Настюш, извини, что опаздываю, но сижу в твоем доме в лифте. С твоей очаровательной соседкой!.. С Ириной! — Он смущенно посмотрел на нее. — Простите, не знаю вашего отчества…

— Николаевна. Только это не важно. Просто Ирина.

Кивнув, он продолжил разговор с дочерью:

— Ты тоже застряла? Пробка на Ленинградке? Ну тогда я спокоен. Нас еще неизвестно когда освободят… А-а, ты мне звонила! Это я во время репетиции звонок вырубил, а позже включить забыл. Ну, целую! До встречи.

Марлинский посмотрел на экран.

— Действительно, куча звонков и сообщений! Не страшно, подождут. Потом разберусь. Вредная вещь, — потряс он в воздухе телефоном. — Никакого покоя, ни минуты свободы. Большой брат следит за тобой!

— Говорят, по телефону даже подслушивать можно, — подхватила Ирина.

— Серьезно? — Давид с испугом покосился на аппарат. — Сейчас совсем отключу его.

Ирина засмеялась.

— Можете не стараться. Бесполезно. Противоядие только одно: вынуть аккумулятор.

— Откуда такие познания? — Давид бросил мобильник в сумку. — Вы инженер?

— Нет, всего-навсего смотрю телевизор. А по профессии я — преподаватель английского языка.

Снизу послышался грохот. Затем мужским голосом проорали:

— Эй, на каком этаже сидите?

— Точно не знаем, не ниже пятого! — крикнула в ответ Ирина.

— Ждите. Сейчас буду!

Мастер так и не появился, зато кабина поехала вверх и вскоре остановилась. Двери раздвинулись.

— Скорей вылезаем, Ирина! — вытолкал ее на площадку Давид. — Пока этот агрегат не передумал и снова не застрял.

Остановились они на пятом этаже, который им и требовался.

— Спасибо за компанию, — церемонно поклонился он.

— Не за что.

— Как это не за что! Без вас мне было бы совсем плохо!

— Мне тоже, — призналась она. — Так что, взаимно.

Давид надавил на звонок Настиной квартиры. Ирина тем временем отомкнула дверь, ведущую в общий коридор.

— Дочки вашей, похоже, еще нет. У вас есть ключи от ее квартиры?

— Да нет, — растерянно произнес он.

— Тогда идемте ко мне, подождете, пока придет.

Давид смутился.

— Как-то неудобно получается. У вас наверняка дела…

— Под дверью стоять, уверяю вас, еще неудобнее, — начала уговаривать его Ирина, — неизвестно еще, сколько она сквозь пробки пробиваться будет! А вы у меня пока отдохнете, кофейку вам сварю. Тем более мы с вами стресс пережили. Можно сказать, в плену побывали.

— Ага! У искусственного разума, — улыбнулся он. — Знаете, звякну еще раз Насте. Если она еще далеко, с удовольствием приму ваше предложение.

Выяснилось, что Настя далеко, пытается объехать какую-то аварию.

— Возможно, ей еще час добираться до дому, — с расстроенным видом сообщил Ирине Давид.

— Вот и посидите у меня.

— Вы уверены, что я не нарушаю ваших планов? Или планов вашей семьи? — по-прежнему смущался он.

— Вся моя семья — это я, — развела руками Ирина. — А план у меня на сегодня был один, если честно. Телевизор посмотреть или книжку почитать.

— Не знаю уж, какую книжку вы сейчас читаете, но с телевизором я, пожалуй, смогу конкурировать, — хмыкнул он.

Тем более и вас по нему иногда показывают, — в тон ему проговорила Ирина. — Представляете, я потом стану хвастаться подругам, что у меня пил кофе сам Марлинский!

Она распахнула дверь. Они вошли в прихожую.

— Ирина, вы преувеличиваете мою знаменитость. Я все же классический пианист, а не поп-звезда.

— Ну и что, — вешая плащ, возразила она. — Ростропович тоже классический виолончелист, а его знают не меньше, чем поп-звезду. И Спивакова тоже.

Давид тоже повесил свой плащ на крючок и пристроил в углу сумку.

— Боюсь, народные массы Киркорова знают гораздо лучше.

— Завидуете? — лукаво глянула на него Ирина.

— В чем-то, бесспорно, да, — кивнул Давид. — Если бы так же слушали настоящую музыку…

— Ну вам-то вроде грех жаловаться. Полные залы по всему миру собираете.

— И все равно, наше искусство волей-неволей приходится признать элитарным. И объем залов у нас не тот. Согласитесь, Ирина, даже Карнеги-Холл — это не спортивный стадион.

— Ну и попса теперь уже стадионы редко собирает, — сказала Ирина.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru