Пользовательский поиск

Книга Мед и горечь. Содержание - Глава 10

Кол-во голосов: 0

Глава 10

Когда самолет, на котором Бетти возвращалась из Лос-Анджелеса, приземлился в аэропорту, шел дождь. Но уже на пути к дому в разрывах облаков показалось сапфировое небо. Солнце неприветливо светило в окна мерседеса, который она на время взяла у матери. Ее мама шутливо грозилась привязать к заднему бамперу машины Фокса По. Огромный кот с самобытным характером был не слишком желанным гостем в доме, переполненном дорогими безделушками.

Фокс По вернется в Вебстер Спрингс сразу же, как только она устроит свою новую квартиру над магазином Грейс.

Погруженная в эти мысли, Бетти включила обогреватель и поплотней запахнула темно-зеленый жакет, надетый поверх спортивного покроя платья. Она не была готова к перемене климата, знойный Лос-Анджелес и северные температуры Джорджии. Но больше она дрожала от ожидания.

Бетти собиралась стать той женщиной, которая изменит отношение Максимилиана Темплтона к женитьбе и семейной жизни. Возможно, на это потребуется много времени, но она добьется своего. Такая уверенность всего несколько дней назад заставила бы ее посчитать себя дурой, но Слоун помог ей вновь поверить в свои возможности. Она не ошиблась, вложив в Слоуна так много, но вот брак с этим юношей стал бы огромной ошибкой. А теперь она знала, что сможет принять все, что бы ни произошло с нею и Максом.

Она собиралась доказать Максу, что его скептическое отношение к их общему счастливому будущему не устоит перед ее темпераментом, чувством собственного достоинства и любовью.

* * *

Покрытые лесом горы остались позади, когда дорога поползла вверх в Вебстер Спрингс. Бетти облегченно вздохнула. Дом. Макс. Оба эти слова значили для нее одно и то же.

Сейчас Макс уже должен закончить свою работу в здании суда. Она остановится возле его дома и увидит его. Они поговорят. Она объяснит все про Слоуна и свою поездку в Лос-Анджелес. Она пообещает, что не будет вспоминать о прошлом, если он перестанет размышлять о будущем.

Может быть, после этого Макс поедет с ней в город и поможет устроиться в новой квартире. А потом они отпразднуют новый виток в своих отношениях чем-нибудь копченым и бутылкой хорошего муската. Бетти улыбнулась, представив, чем еще они могли бы отпраздновать свою встречу.

Ее улыбка превратилась в гримасу ужаса, когда она свернула на шоссе под домом Макса. На горе дымился обугленный остов дома. Вернее того, что от него осталось. Яблони в саду обгорели. Древко флага казалось тонким черным прутиком. Вся лужайка превратилась в жуткую кучу грязи со следами пожарных машин. Повсюду валялись обломки мебели.

Бетти хотелось закричать, позвать Макса. Она остановила мерседес на посыпанной гравием площадке у Дворца бракосочетаний. Выскочив из автомобиля, она бросилась искать Норму. Заведение казалось холодным и безлюдным. Надпись «Женитесь» выглядела уныло.

Бетти забарабанила в дверь. Норма должна быть вместе с Максом. В больнице? В морге? Быстрее ветра Бетти рванулась назад к автомобилю. Она изо всех сил старалась ехать по городу медленно и осторожно, но, добравшись только до площади, она уже дважды въехала на бордюр и разбила о почтовый ящик зеркало заднего вида с правой стороны. Поглощенная дорогой, Бетти совсем забыла о спидометре.

Дорожный патруль шерифа выскочил из переулка и, включив мигалку, последовал за ней, но так и не сумел догнать до самого маленького госпиталя в горах к востоку от города.

Бетти припарковала машину, въехав одним колесом на крыльцо приемной. Она уже распахнула дверь, когда помощник шерифа, сурово приказывая остановиться, бросился вслед за ней. Она ворвалась в приемную и чуть не столкнулась с санитарами, заляпанными грязью и покрытыми копотью. Бетти с испугом быстро взглянула на них и метнулась к окну регистратора.

– Макс Темплтон! – выпалила она удивленной молодой женщине за стеклом. – Он здесь?

– Мадам, у вас проблемы? – произнес помощник шерифа, настигший, наконец, свою жертву.

Бетти вцепилась в стойку перед окошечком регистратуры.

– Макс Темплтон здесь?

Один из санитаров беспокойно моргнул:

– Д-да, мадам.

– О, мой Бог! – Бетти, ничего не видя перед собой, повернулась и направилась к дверям лечебного отделения. – Макс!

Санитары посмотрели на нее с любопытством и подошли поближе. Помощник шерифа, крепко держа Бетти за руку, говорил какие-то общие слова, но они имели для нее то же значение, что и жужжание мухи. Пытаясь оторваться от него, Бетти бросилась вперед, толкнув своего преследователя. Потеряв равновесие, он упал на санитаров, и все трое мужчин врезались в охладитель воды, который рухнул на пол с грохотом, разнесшимся по всем этажам.

Воспользовавшись минутным замешательством пострадавших, Бетти успела проскочить в дверь лечебного отделения и оказалась лицом к лицу с персоналом травмпункта, в растерянности взиравшим на нее из-за своих аппаратов. Наконец, немного придя в себя, к ней обратилась нянька.

– Сюда нельзя, мадам, – сказала она, качая головой.

– Я хочу видеть Макса Темплтона.

– Вам придется подождать снаружи, мадам.

Бетти ловко увернулась от старушки, пронеслась мимо стеклянных шкафов с индивидуальными повязками и бросилась в дальний угол, закрытый ширмами. У себя за спиной она слышала возмущенные крики Они ее догоняли.

Они его спрятали. Макс, должно быть, мертв. Ее трясло от ужаса, пока она бежала от одной ширмы к другой. Кровати за первыми тремя были пусты. Перед четвертой помощник шерифа снова схватил ее. Бетти двинула его локтем по ребрам, и их обоих по инерции занесло за последнюю ширму.

Бетти ударилась о стену. Задыхаясь от бега и ужаса, она взглянула на кровать. Глубокий стон облегчения вырвался из ее груди:

– Макс!

Он выглядел ужасно – в синяках, грязный, с лицом, заклеенным пластырем. Вся его одежда была изорвана в клочья. Макс полулежал на приподнятой подушке. Сквозь марлевую повязку на его левой руке проступала кровь. Он уставился на нее, не скрывая удивления. Бетти склонилась над ним.

– Что случилось? Ты в порядке? – ее руки блуждали по его телу, ощупывая голову, живот, грудь. – Мой Бог, Макс, с тобой все нормально?

– Он в порядке, – прорычал помощник шерифа. – А вот вы арестованы.

Макс, наконец, отвел взгляд от Бетти и увидел у нее за спиной маленькую армию полицейских, санитаров и нянечек. Он понимающе кивнул им, указывая на Бетти.

– Она не всегда такая. Иногда она еще хуже.

Бетти, совершенно ослабев, прижалась головой к его плечу и взяла его здоровую руку в свои.

– Я думала, что ты… а ты, нет. Нет. Помощник шерифа деликатно кашлянул.

– Это гмм, ваша дама, судья?

Да – ответила Бетти. – Хочет он этого или нет.

Она почувствовала, как пальцы Макса сжали ее руку.

– Она со мной. Я сам позабочусь, если она снова взбесится.

Бетти посмотрела на зрителей.

– Я прошу прощения, – сказала она дрожащим голосом. – Я просто, я не знала ничего, кроме того, что дом сгорел, – она посмотрела на Макса. – Твой дом.

Нам с тобой не везет с недвижимостью Неосторожно шевельнув раненой рукой, Макс помощрился. Его усталые, покрасневшие глаза ласкали ее лицо. Он молчал, как будто в первый раз глядя на нее теплым, радостным взглядом. Этот взгляд заставил Бетти крепче прижаться к нему и с нежностью погладить по ввалившейся потемневшей щеке.

Присутствующие при этой сцене начали тихо расходиться, осторожно перешептываясь.

Бетти бессильно опустилась на стул рядом с кроватью Макса. Она не могла говорить. Покачивая головой в горько-сладком оцепенении, она, наконец, смогла произнести:

– Что случилось?

– Наша подвальная крыса решила отомстить.

Она откашлялась.

– Тот человек, которого мы поймали у меня в погребе? Грабитель?

Макс кивнул, болезненно поморщившись.

– Он вышел под залог до суда. Не знаю, имел ли он отношение к пожару в твоем доме, но он определенно нанес визит мне. Он подстроил что-то в газопроводе.

37
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru