Пользовательский поиск

Книга Мед и горечь. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

Он скользил руками по ее плечам и талии, а губы по-прежнему ласкали. Она задрожала и уже сама продолжила интимное исследование. Ее язык был бесстрашным и безумным, как и желание, охватившее их.

Бурные аплодисменты, раздавшиеся от двери в гостиную, разрушили чары. Макс повернул голову, неодобрительно хмурясь. Скарлетт, Ретт, все их друзья и Норма стояли в дверях. Норма округлила глаза, будто застала детскую парочку, игравшую в неподобающие игры.

Бетти Квинт, подогнув колени, беспомощно повисла на руках Макса. Собрав все свои силы, она пыталась овладеть собой, еле сдерживаясь, чтобы не застонать. Еще не веря до конца в случившееся, она сбросила свои руки с шеи Макса, а затем с силой и яростью оторвалась сама.

Макс тоже ослабил объятия. Бетти выскользнула из его рук и шлепнулась на крестец, оказавшись почти сидящей на его черных туфлях. Ее свитер во время этого спуска задрался почти до шеи. Макс, изучая ее обнаженное тело, наклонился чтобы помочь поправить свитер. Бетти рванулась от него с безумным взглядом. Ее лицо пылало, как осенние кленовые листья.

Аудитория издавала одобрительные возгласы. Макс еще сильнее нахмурился и кивнул Норме, чтобы закрыла дверь, а сам протянул Бетти руку. Но Бетти вскочила на ноги, одернула свитер и сказала так тихо, чтоб слышал только он:

– Только ступите на порог моего ресторана, и я выйду к вам с ножом для разделки туш.

– Вы сейчас слишком расстроены.

– А вы не на флоте. И я не военный объект, который вы во что бы то ни стало должны взять. Я не интересуюсь мужчинами, которые берут все, что хотят, не считаясь с обстоятельствами. Идите и развлекайтесь с кем-нибудь еще.

– Я не развлекался. Поправьте оперение и присядьте. Давайте поговорим. Между нами что-то произошло, и это меня тоже потрясло.

– Бразелтоны уже здесь, – позвала Норма из-за двери. – Тебе надо помочь мне приготовить доспехи.

Бетти деланно рассмеялась и покачала головой:

– Остаться здесь и поговорить с вами? Я была бы или сумасшедшей или безумной. Я ни то, ни другое.

Макс вскочил и с вызовом посмотрел на нее:

– По тому, как вы целовались со мной, мне показалось, что вы от чего-то без ума.

– Не от вас. – Она изящно повернулась и вышла в парадные двери. Скарлетт и Ретт стояли, держась за руки, но расстояние между ними было достаточно, чтобы Бетти смогла пройти.

Она, возможно, будет страдать какое-то время. Ведь так уж случилось, что старый дом Квинтов был ужасающим приютом. Ей бывало в нем не по себе. Если бы можно было не пускать опоссума ночью в спальню!

* * *

Бетти выглянула из-под одеяла с электроподогревом. В мрачном свете ночи опоссум быстро пробежал по стене. Это было смешное и в то же время уродливое животное, и оно так торопилось, будто стыдилось своего появления ее будуаре. Со своего места в ногах у Бетти Фокс По настороженно приподнял голову. Шерсть его встала дыбом, когда он увидел незванного гостя.

Когда-то Фокса лишили когтей, отрубили лапу и кастрировали. Это сделал предыдущий хозяин – он же подбросил кота на порог Общества охраны животных в Атланте с раненой задней лапой – Фокс По был тогда довольно невоспитанным. Теперь же Фокс По боготворил свою новую хозяйку и всегда старался показать свою преданность. Когда опоссум почти исчез, кот зевнул. Бетти уселась на больших подушках, обтянутых белым шелком, и прислушалась, как шепчет октябрьский ветер, заставляя дом отзываться таинственными тихими звуками. Дом скрипел и пах старым деревом и свежим кедром, который она жгла в камине перед ужином. В одном из углов комнаты светился электрообогреватель. Запахи и звуки казались очень уютными, и когда Бетти закрыла глаза, то представила, как переделает это место, каким будет дом.

Не будет козел для пилки дров, и мусорных баков наверху, и грязи на площадке два на шесть перед парадным крыльцом. Большая гостиная внизу будет полна вещей из традиционного быта ранней Америки, а просторная кухня станет царством гурманов, а не пустым каркасом, устланным потрескавшимся линолеумом и оклеенным пожелтевшими обоями. И опоссум не сможет больше вбегать невидимыми путями к ней в спальню.

Поменять свое милое жилье в Атланте на этот дом было импульсивным решением. Отец критиковал Бетти за то, что чувства у нее опережают здравый смысл, а мама говорила: «Прекрасно, дорогая», урвав минуту между своими общественными занятиями. Это было привычно для Бетти. Она никогда не рассчитывала на поддержку родителей.

Бетти натянула одеяло до самого носа и нахмурилась от неприятных мыслей. Она научилась заботиться о себе с малых лет. Иногда она ужасно проводила время. Макс Темплтон очень ошибался, если думал, что она для него простая задача.

Бетти старалась изгнать его из своей памяти, хотя при воспоминании о его горячих, все умеющих губах в нижней части тела все опускалось. Она не желала мечтать о его поцелуях, или объятиях, или о смуглом напористом теле под черным смокингом.

Она всегда считала моряков неумолимыми, прямолинейными, не умеющими шутить. Как мог веселый распутник Макс Темплтон быть мужчиной, который, по словам Грейс, ушел во Вьетнам сержантом, а вернулся лейтенантом, победив и получив на поле боя офицерское звание за спасение от засады своего взвода.

Вспоминая его холодную, беспощадную силу, когда он тащил ее из пещеры, она поняла, что в нем было нечто большее, чем казалось на первый взгляд. Бетти сонно поморщилась. Она много себе нафантазировала. На сегодня хватит. Вряд ли все это можно выдержать.

Она уже почти задремала, когда услышала звуки мотора со стороны узкой грунтовой дороги. Бетти вылезла из постели и подбежала к окну. Серебристый диск месяца осветил приближение джипа. Он ехал слишком быстро, поднимая клубы пыли. Проехав по дороге между лугом и лесом, он остановился в нескольких футах от вечнозеленых деревьев перед дорожкой к крыльцу.

Бетти с ужасом наблюдала, как высокая неясная фигура вылезла из джипа и направилась к крыльцу. Затем она накинула теплый халат поверх пижамы и побежала вниз по лестнице, потому что гость громко барабанил во входную дверь.

Она включила освещение на крыльце и откинула белое стеганое одеяло, прикрывавшее окно возле двери. Макс Темплтон. Конечно же, он.

Глава 3

На нем были высокие горные ботинки, свободные простые брюки и шерстяное пончо ярких цветов: желтого, белого и красного.

Бетти с подозрением открыла дверь и нахмурилась, глядя на Макса:

– Не говорите мне ничего. Вы примеряете на себя костюм мексиканского бандита для очередного свадебного торжества. А вид у вас ничего.

Он пригладил рукой взъерошенные темные волосы и ответил ей мрачным взглядом. Сейчас на его лице были заметны морщины, в чертах проступала зрелость. Все это усиливалось его напряженным выражением. Но она не заметила и капли игривости.

– Шериф ищет трех мужчин, ограбивших Ральфа.

– Ральфа? Круглосуточный магазин на верхнем перекрестке?

– Да. Помощник шерифа патрулировал неподалеку и засек их машину в этом направлении. Она свернула к югу в нескольких ярдах от вашей дороги, и все трое ушли в лес.

Бетти поглубже запахнулась в халат.

– Так их еще не поймали?

– Нет.

– А как вы…

– Я играл в карты с ночным диспетчером в конторе шерифа, когда пришел вызов.

Он посмотрел с крыльца на высокие окна гостиной, которые были плохо обшиты.

– Вам нужны новые окна с другими замками. Эти слишком непрочные.

– Я знаю и собираюсь их заменить.

– Я сейчас вернусь. – Он подошел к джипу, достал что-то большое и объемное с переднего сиденья и принес на крыльцо. Это был спальный мешок. – У вас есть кушетка?

– Подождите-ка…

– Не говорите, чтоб я вернулся домой. Я лягу спать на крыльце и заставлю вас испытывать чувство вины. Впустите меня. Здесь очень ветрено.

– Откуда мне знать, может, вы передо мной разыгрываете спектакль?

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru