Пользовательский поиск

Книга Мечты не умрут. Содержание - Глава 3

Кол-во голосов: 0

Мэтт снял очки.

— По правде говоря, были. Я был на месте, где обнаружили тело Рика, с одним из своих помощников, и мы нашли там две пустые гильзы. Рик, покидая ранчо, не взял с собой оружия. Значит, стрелял не он. Это я уже проверил.

Блэр почувствовала, как по спине у нее поползли мурашки.

— О Господи! — услышала она собственный шепот.

— Есть еще кое-что, из-за чего я и хотел пригласить тебя позавтракать.

Блэр смотрела на его плотно сжатые губы и все больше пугалась.

— Так в чем же дело?

— Я подумал, что тебе следует это знать. Здесь, в городе, Дана.

Глава 3

— Я хотел бы подождать еще несколько минут, если никто не возражает, — сказал Тед Уильямс. Его манеры были исполнены достоинства, а лицо казалось суровым, что приличествовало ситуации. Блэр сидела в кабинете Рика вместе с Фейт и Джейком. Она устроилась на диване, а Фейт и Джейк предпочли два огромных стула с резными спинками, стоявших рядом, перед строгим письменным столом Рика.

Тед Уильямс, высокий лысеющий адвокат из Далласа, стоял, держа в руке кипу бумаг и готовясь зачитать завещание.

— Чего мы ждем? Кажется, все на месте, — резко сказала Фейт, нервно разглаживая на коленях черное платье на чехле. Она гораздо больше походила на нью-йоркскую даму, чем на жительницу Техаса.

Блэр знала, что Фейт неприятно ее присутствие. Она и не скрывала этого, и, как только Блэр появилась в кабинете, лицо ее исказилось. Но Уильямс попросил Блэр присутствовать во время чтения завещания, и Блэр поняла, что Рик что-то оставил ей и Линдсей. До этой минуты она и не вспоминала о завещании. Ее потрясло сообщение Мэтта о том, что Дана объявилась в родном городе. При одной мысли о Дане Блэр чувствовала, как спазм сжимает ее внутренности. Блэр не могла бы ясно выразить своих чувств. Она была изумлена, смущена, ошарашена. Она двадцать один год не видела мать. Открытки, приходившие от нее раз или два в год, в счет не шли. Когда Блэр исполнилось тринадцать, она начала их рвать не читая. Блэр привыкла считать, что ее мать для нее все равно что умерла.

— Я не помешал?

Блэр вздрогнула, услышав голос Мэтта. Лицо Джейка стало напряженным. Фейт и Джейк повернулись к двери, чтобы видеть Мэтта.

— Входите, Мэтт, входите, — приветливо улыбнулся ему Уильяме.

Мэтт бросил беглый взгляд на Блэр. Их глаза встретились. Он вошел и остановился у окна, опершись бедром о подоконник. Блэр еще раз отметила про себя, что он высок и строен.

Он был в своем мундире, но без шляпы. В отличие от всех остальных Мэтт казался совершенно невозмутимым, незаинтересованным и спокойным, даже расслабленным.

— Извините, — отрывисто сказала Фейт, — при чем здесь Мэтт?

— Я попросил его прийти, и если вы позволите мне начать, то скоро вам все станет ясно. — Уильяме откашлялся, прочищая горло. — Незадолго до смерти Рик собирался поехать в Нью-Йорк. — Он выразительно посмотрел на Блэр. — Он хотел сам сообщить вам об учрежденных им фондах. Блэр, как и Фейт и я, а также вы, Мэтт, становимся распорядителями его собственности.

Блэр была ошеломлена. Тед Уильямс повторил сказанное. Прежде чем он попытался продолжить, Фейт вскочила на ноги:

— Папа назвал Блэр в числе распорядителей?

Казалось, она не поверила своим ушам, Блэр, впрочем, тоже решила, что ослышалась. Она посмотрела на Фейт, потом на Джейка — лицо его было напряженным и мрачным. Блэр всем сердцем тянулась к нему.

— Да, такова была его воля. И Мэтт был назначен четвертым душеприказчиком.

Все больше удивляясь, Блэр посмотрела на Мэтта, вовсе не казавшегося удивленным. Фейт изменила позу, чтобы взглянуть на Мэтта:

— Я этому не верю. Сначала, видите ли, Блэр, потом Мэтт.

Она протянула руку и коснулась руки Джейка, но тот отдернул руку.

— Я так понимаю, что он не доверил тебе управлять делами самой.

Фейт ответила Джейку пристальным взглядом:

— Но по крайней мере он не исключил меня.

Джейк уже распалился. Он внезапно вскочил, чуть не опрокинув свой стул:

— Он сказал вам, почему исключил меня из числа наследников? Я начал работать на него, когда мне было шестнадцать.

Уильяме остался невозмутимым:

— Нет, не сказал. Я хотел бы теперь перейти непосредственно к завещанию.

Джейк снова сел. Блэр видела, что он в ярости. Она не могла поверить, что Рик мог отрешить его от дел подобным образом. Рик ведь был от него без ума. Или не был? Может, ей это только казалось?

Завещание было составлено очень кратко и определенно. «Хьюитт энтерпрайзис» разделяется между обеими сестрами. Фейт получает две трети, а Блэр треть. В случае если Блэр решит остаться в Техасе и стать действующим управляющим компанией, ее доля увеличится до пятидесяти процентов. Акции компании разделяются между сестрами поровну.

Блэр с трудом понимала, что говорит Уильяме — две трети, одна треть… Если бы она осталась здесь, пятьдесят процентов? Но она не собиралась оставаться в Хармони! Ее дом был в Нью-Йорке, и вся ее жизнь была связана с Нью-Йорком. Здесь у нее не было ничего, кроме тягостных воспоминаний. Разве можно было что-нибудь возразить на это?

— Ну и ну, — присвистнул Мэтт. — Рик приготовил много сюрпризов.

Блэр бросила на него взгляд. Он улыбался так, будто был доволен.

Он улыбался ей. Блэр тотчас же отвела глаза.

— Все личные вещи Рика остаются его старшей дочери Фейт. Это включает коллекцию произведений искусства, винные погреба, машины, личный реактивный самолет «лир», кондоминиумы в Далласе, Палм-Бич и Аспене. Все, за исключением этого дома.

Фейт смотрела на Уильямса так, будто он нес несусветную ахинею.

— Этот дом? — выдохнула она.

— Этот дом остается Блэр.

Блэр чуть не свалилась с дивана.

Джейк вскочил на ноги:

— Старый подонок! Вы закончили?

Он весь кипел гневом.

— Не совсем. Есть еще траст в пользу Линдсей. Из него могут изыматься средства только на ее образование и медицинское обслуживание. Блэр, этот траст позволяет вам дать ей самое лучшее образование. Когда же Линдсей исполнится двадцать пять лет, она сможет тратить деньги из этого фонда по своему усмотрению. — Он улыбнулся Блэр, потом взглянул на Фейт и Джейка. — В случае если у вас будут дети, такие же фонды будут учреждены и для них. Если вы останетесь бездетными, эти деньги вернутся в исходный фонд.

Блэр неуклюже привалилась к спинке дивана. Она не смогла бы устоять на ногах: голова у нее кружилась.

Джейк спросил:

— Это все?

Глядя на его сумрачное лицо, Блэр видела не взрослого мужчину, а отверженного мальчугана из своего детства, с подбитым глазом, в рваных джинсах, старающегося скрыть слезы. Ее переполняла жалость к нему.

— Боюсь, что это все.

Джейк стремительно вышел из комнаты — его движения были резкими, казалось, он полыхал гневом. Фейт встала: ее трясло.

— Я этого не потерплю! Он ничего не оставил Джейку. А ей оставил! — Она ткнула дрожащим пальцем в Блэр. — Ей он оставил треть акций компании, если она вернется в Нью-Йорк, и пятьдесят процентов, если останется здесь! И дом! Этот дом мой!

— Согласно завещанию это не так, — спокойно возразил Уильяме.

Фейт уже рыдала:

— Как он мог так поступить с нами? Мы так любили его!

Никто ей не ответил. Блэр остро чувствовала, насколько был уязвлен и рассержен Джейк. Она испытывала непреодолимую потребность последовать за ним. Он не заслужил этого. И она была сердита на Рика, вместо того чтобы торжествовать. В висках у нее пульсировала кровь. О чем только думал Рик? Господи! Боже милосердный! Он оставил этот дом ей!

— Любопытное завещание, — процедил сквозь зубы Мэтт, и его голос ворвался в мысли Блэр и прервал их.

— Я собираюсь опротестовать завещание в судебном порядке! — выкрикнула Фейт.

— Это не очень удачная мысль. Тебе придется доказывать, что Рик был не в своем уме или что кто-то оказывал на него давление, когда он составлял этот документ, — заметил Мэтт.

9
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru