Пользовательский поиск

Книга Мечты не умрут. Содержание - Бренда Джойс Мечты не умрут

Кол-во голосов: 0

— Прошу прощения, офицер, — сказала она, снимая солнцезащитные очки, и, не дожидаясь, пока он обратится к ней, торопливо принялась рыться в сумочке в поисках своих водительских прав.

— Мэм, это зона, где недопустима скорость более двадцати пяти миль в час…

Блэр никак не могла найти свои права и высыпала содержимое сумочки на сиденье между собой и Линдсей.

— Знаю, — ответила Блэр задыхаясь. — Прошу прошения. Я проявила рассеянность…

— Блэр!

Блэр замерла.

— Блэр Андерсон?

Блэр подняла глаза на офицера и увидела, что тот снимает очки, под которыми, как оказалось, прятались ярко-синие и очень зоркие глаза. Она посмотрела ему прямо в лицо. Лицо было загорелым, с высокими скулами, римским носом, черными бровями вразлет и квадратной челюстью. Он был высоким, широкоплечим и мускулистым. Знала ли она его прежде? Их глаза встретились, и что-то щелкнуло в глубине ее сознания.

Он улыбнулся:

— Блэр, похоже, не приходится надеяться, что ты меня узнаешь. Я Мэтт Рэмси.

Глаза Блэр округлились: мысленно она пыталась установить связь между этим широкоплечим, крепко сбитым мужчиной и долговязым мальчишкой, который когда-то издевался над ней в меру отпущенной ему природой фантазии.

— Надеюсь, не тот Мэтт Рэмси, который однажды опустил мне за шиворот живую жабу в пасхальное воскресенье в церкви?

Он рассмеялся:

— Очень сожалею, но он самый.

Его улыбка тускнела по мере того, как он ее разглядывал.

Блэр поежилась, пытаясь скрыть смущение. Его взгляд был достаточно откровенным. Как и она, он пытался связать ее сегодняшнюю с девочкой, оставшейся в воспоминаниях. Он понимал, что она не случайно появилась в родных местах.

Блэр вышла из машины.

— Еще раз прошу прощения за то, что превысила скорость, — сказала она с искренним сожалением. Мэтт был намного выше, чем тогда, когда она его видела в последний раз. То было летом, в год окончания ею средней школы; он приехал навестить родных и побывать на свадьбе друзей.

Мэтт Рэмси уставился на ее короткую, до колен, бежевую юбку джерси. Впрочем, возможно, его внимание привлекли ее летние туфли — одни ремешки да каблуки. Но установить причину его интереса к ее, особе не представлялось возможным.

— Ты изменилась, — заметил он, оглядев ее белую трикотажную майку и взглянув на губы, накрашенные бледно-коралловой помадой. — Девчушка, которую я помню, не вылезала из джинсов и комбинезонов.

— Последние несколько лет я жила в Нью-Йорке. Большой город здорово тебя меняет.

Их взгляды встретились.

— Я слышал. И видел тебя. Ты телерепортер.

Он произнес это утвердительно и, продолжая разговаривать с Блэр, переключил внимание на Линдсей.

— «Новости глазами очевидца».

Ее снова охватила паника, и теперь она все усиливалась.

— Ты сделала хорошую карьеру, и это ничуть меня не удивляет, — сказал Мэтт, продолжая смотреть на Линдсей.

Блэр почувствовала, что к горлу подкатывает тошнота.

— Это моя дочь Линдсей. Линн, я росла вместе с Мэттом. Мы учились в одной школе.

— Привет, — сказала Линдсей с улыбкой. — Надеюсь, вы не станете штрафовать мою маму. Она превысила скорость не нарочно. Она очень расстроена.

Мэтт продолжал смотреть на девочку, и Блэр почувствовала, что он лихорадочно производит подсчеты. Она, черт возьми, знала, что он быстро считает в уме.

Чтобы отвлечь его от этого занятия, Блэр сказала:

— А я думала, ты в Йеле, Мэтт. Мне казалось, ты собирался получить там степень по праву.

Он улыбнулся Блэр:

— Я и получил ее. Хочешь верь, хочешь нет, но я практиковал в Биг Эппл в течение четырех лет. А в прошлом году послал к черту все фасонистые таблички на дверях, упаковал книги и одежду и вернулся домой. Прошлой осенью меня избрали городским шерифом.

Блэр усмехнулась, оценив парадоксальность ситуации.

— Нью-Йорк — большой город, — заметил Мэтт, будто прочитав ее мысли.

— Разумеется, — ответила Блэр.

— Сожалею, что такое случилось с твоим отцом.

Блэр сразу замкнулась.

— Право же, мне жаль, Блэр. Он был хорошим человеком. Его любили и уважали. Потерю чувствуют все в городе.

Блэр кивнула. Говорить она не могла. Она боялась заплакать и не хотела этого. Она не хотела плакать при нем и особенно при своей дочери. Линдсей следовало защитить любой ценой.

— Они ждут тебя? — прервал ее мысли баритон Мэтта.

Блэр встретила его взгляд:

— Думаю, да.

Она поняла, что он имеет в виду ее сводную сестру и Джейка.

— Вчера вечером позвонил адвокат Рика. Я не понимаю, Мэтт. У меня не укладывается в голове: как такое могло случиться? Рик ведь с рождения ездил верхом.

Рука Мэтта протянулась к ее руке, дотронулась до нее простым сочувственным жестом. Блэр тотчас же отпрянула. Ей показалось, что он покраснел.

— Я собираюсь подвергнуть труп аутопсии, — сказал он.

В течение минуты, показавшейся ей вечностью, Блэр смотрела на Мэтта, изо всех сил пытаясь понять.

— Вскрытию? Поверенный говорил что-то о том, что Рик упал с лошади и стукнулся головой. Это же был несчастный случай.

— Как ты сама сказала, Рик с рождения сидел в седле.

Блэр снова посмотрела на него, потом спросила:

— Что ты хочешь этим сказать?

— Пока немногое. И не теперь. Но я настаиваю на аутопсии.

Их взгляды снова встретились.

Для Блэр это было уже слишком. Она снова скользнула на сиденье машины. Мэтт закрыл за ней дверь.

— Езжай помедленнее, ладно?

Блэр кивнула. Он наклонился к ней.

— Хорошо, что ты снова здесь, Блэр. Только мне хотелось бы встретиться с тобой при других обстоятельствах.

Блэр прикусила губу. Что она могла сказать? Она не хотела возвращаться сюда. Здесь ей было тошно.

Обстоятельства, сопутствовавшие ее возвращению, были трагичными. Все это было несправедливо и ужасно.

— Люди меняются, — сказала она наконец, заставив себя улыбнуться. — Иногда они не возвращаются домой.

Мэтт отступил, чтобы не загораживать ей дорогу, и лицо его стало суровым и неулыбчивым. Он снова посмотрел на Линдсей. В глазах его был вопрос, Блэр тронулась с места и исчезла.

Подъездная дорожка была вымощена. Сворачивая на нее, Блэр пыталась сообразить, что еще здесь изменилось.

— Это похоже на «Даллас», — прошептала Линдсей, когда в поле зрения появился каменный дом на вершине холма — огромное приземистое строение, окруженное выбеленными конюшнями, загонами для скота и зелеными лужайками.

Блэр знала, что имела в виду ее дочь. Она говорила о телефильме, появившемся в конце семидесятых — начале восьмидесятых. Шарлотта обожала этот фильм.

— Ты была слишком маленькой, чтобы видеть «Даллас», — заметила Блэр довольно спокойно, хотя сердце ее просто рвалось из груди. Она боялась минут, часов и дней, которые ей предстояло пережить. Сейчас она боялась их больше, чем всегда. Скоро, очень скоро ей придется встретиться с Фейт… и Джейком.

Мысленно она не переставая твердила мантру… Никто не узнает, никто не догадается. Ни Фейт, ни Джейк. Ее тайна была надежно скрыта от всех.

Но сейчас она думала и о Мэтте Рэмси, о человеке, которого не было в ее мыслях много лет. Он не знал, он не мог знать. Или все-таки мог? Блэр никак не могла выкинуть из головы его взгляд. Не могла забыть, как он переводил его с нее на Линдсей. Она знала, каким дотошным и сообразительным был Мэтт. Он был настолько умным, что с первой попытки поступил в Йель, и теперь она вдруг вспомнила, как кто-то говорил ей, что одновременно он поступил и в Джорджтаунский юридический колледж. Кто-то сказал это — то ли Рик, то ли Шарлотта. Впрочем, это было не важно. Мэтт мог догадаться, заметив сходство.

Блэр предстояло каким-то образом отвлечь его от этой мысли или разубедить.

— Рик был по-настоящему богат, — заметила Линдсей, когда их машина остановилась прямо перед парадным входом дома, рядом с красным «мерседесом». Блэр предположила, что эта яркая спортивная машина принадлежит Фейт, но ведь, как она знала, в детстве Джейк любил мотоциклы… Так что машина могла быть и его. Блэр сидела неподвижно, глядя на парадную дверь дома, стараясь успокоиться, убеждая себя проявить сдержанность и умеренность. Сейчас было не время возвращаться в прошлое и чувствовать себя снова ребенком, испытывающим неуверенность, беспокойство и робость.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru