Пользовательский поиск

Книга Любовный эликсир. Страница 10

Кол-во голосов: 0

— Что ты имеешь в виду, Бекки? — Роберт и в самом деле был несколько удивлен.

— Паола обязалась в течение недели найти того, кто кладет в свой карман часть дохода магазина.

— И каким же это образом, разрешите узнать, красавица? — с усмешкой спросил Роберт у Паолы.

— И ни к чему эта ирония, Бобби, — опередил Паолу Джо. — Паола дипломированный экономист, и я уверен, что она с легкостью справится с этой задачей.

— Я не был бы в этом так уверен. Не все учащиеся в колледже девушки вечерами сидят за учебниками, некоторые находят и более интересные занятия.

Паола не выдержала такой наглости со стороны почти незнакомого мужчины. К тому же алкоголь придал ей смелости.

— Видимо, я была одной из тех, кто более интересного занятия не нашел, — гордо подняв голову, сказала она.

Роберт удивленно взглянул на нее.

— Надо же, я думал, что у красивых молодых девушек не бывает проблем с организацией досуга.

— Вы ошибались. — Паола отпила еще немного вина. — К тому же не только мужчины могут всерьез интересоваться наукой.

— Совершенно с вами согласен. Интересоваться могут и женщины, вот только понимать ее…

В столовой повисла секундная пауза. В следующее мгновение, как и следовало ожидать, затишье разразилось бурей.

— Нет, только подумайте!.. — разгорячилась Паола. — Сидит такой умный — не подойдешь! Сочувствую вашей жене: нелегко ей, бедняжке, приходится.

— Не волнуйтесь, я еще никого не успел сделать несчастной.

— Неужели не нашли себе занятия интереснее, чем корпеть над учебниками?

— Представьте себе, нет.

За столом воцарилось тягостное молчание. Все сосредоточенно смотрели в свои тарелки, разглядывая оливки и кусочки жареного картофеля, причем старались как можно тише орудовать приборами.

Наконец Роберт с совершенно невозмутимым видом предложил выпить еще вина и попросил Элизабет передать ему блюдо с жареной индейкой.

— Эта индейка — пальчики оближешь. Бекки, ты как всегда неподражаема.

— Бобби, не льсти. Ты ведь знаешь, что это единственное блюдо, которое мне удается.

— Не скромничай. А как же твой фирменный салат с анчоусами?

— Бобби, я уже сто лет его не готовила. В студенческие годы все кажется необыкновенно вкусным.

Паола встала и, подойдя к Элизабет, спросила, где в доме находится дамская комната.

— Я тебя провожу, дорогая. — Элизабет быстро встала из-за стола. — Мальчики, подождите пару минут, мы скоро вернемся. Только умоляю, не заводите разговор о бейсболе.

— Можешь быть уверена, Бекки, я точно не стану. Джо никак не может запомнить, что мы болеем за разные команды.

— Как это — за разные?! Мы ведь на днях поздравляли друг друга с победой «Калифорнийских быков»!

— Джо, дружище…

Элизабет перебила Роберта:

— Бобби, ты ведь только что обещал не заводить об этом разговор.

— Бекки, ты ведь знаешь своего мужа: о чем бы я ему ни рассказывал, он обо всем забывает. Так что лучше разговаривать о бейсболе. По крайней мере, пока не вернешься ты и не расскажешь нам о новинках моды. — Роберт усмехнулся и начал разливать в бокалы вино,

Элизабет проводила Паолу до туалета.

— Милая, не обращай внимания на Роберта. Он всегда такой. Видишь ли, еще в университете ему не повезло с женщиной. Красавица Луиза изменяла ему направо и налево. Единственным, кто об этом даже не догадывался, был Роберт. Теперь он зол на всех красивых девушек, но при этом и в некрасивых не желает замечать женщин.

Вот оно в чем дело, подумала Паола. Вот почему он так неприветливо и даже агрессивно вел себя при первой нашей встрече! Да и сейчас, не стесняясь своих друзей, пытается всеми способами оскорбить и унизить меня. Что ж, посмотрим, кто кого. Я так легко не сдамся. Роберт еще увидит не только мою красивую внешность, но и ум. А уж он-то у меня точно есть!

От выпитого вина Паола заметно повеселела, щеки раскраснелись, в заблестевших глазах танцевали озорные искорки.

— Паола, ты выглядишь так, будто что-то задумала. Не решила ли ты покорить нашего Бобби? — Элизабет поправила платье и припудрила носик.

— Может быть, может быть… — задумчиво произнесла Паола.

— Ты вовсе не похожа на завоевательницу, — призналась Элизабет.

— Я никогда ею и не была, но надо же когда-то начинать.

— Роберт — крепкий орешек, — предупредила Элизабет.

— А у меня крепкие зубки. — Паола рассмеялась, обнажая ровные жемчужно-белые зубы.

— Ты мне очень нравишься, и я была бы рада, если бы тебе удалось исправить Роберта, — искренне сказала Элизабет. — Правда, тебе придется очень постараться. Даже мне — а ты уже, наверное, поняла, насколько я могу быть настойчивой, — не удалось женить Роберта ни на одной из своих приятельниц.

— До этого он не знал меня.

Паола сама поразилась своей самоуверенности. Неужели на меня так странно действует алкоголь? Может быть, в колледже меня не принимали в компанию и считали ледышкой из-за того, что я отказывалась от вечеринок и предпочитала проводить вечера, готовясь к семинарам? Или все дело в духах, которые я попробовала в магазине?

И если с утра Паола была самой нежностью, легкостью и воздушным облаком, то сейчас источала невероятно пьянящий аромат, жаркий и чувственный. Паола ощущала себя так, будто была полностью обнажена. Ее будоражило ощущение воображаемой наготы, придавало ей смелости и непривычной дерзости. У Паолы даже походка изменилась, стала более раскованной и волнующей.

Что ж, Роберт, берегись! — сказала она своему отражению в зеркале.

Элизабет посмотрела на девушку долгим изучающим взглядом.

— Паола, только пообещай мне, что завоевание Роберта не превратится в сугубо спортивную игру. Мы с Джо очень любим Бобби. Он только на первый взгляд такой холодный, неприступный и непрошибаемый. На самом деле Роберт необыкновенно чуткий и ранимый человек. — Элизабет помолчала, не решаясь заговорить о своей больной теме. Затем все же продолжила: — Знаешь, у нас с Джо до сих пор нет детей, и Бобби лучше моего мужа понимает, насколько тяжело мне каждый месяц терять надежду на появление малыша. Именно Роберт порекомендовал мне нового врача, известного специалиста в этой области, у которого я была вчера на обследовании. Бобби всегда переживает за своих близких и друзей, старается помочь им всем, что в его силах. У него поразительный дар угадывать желания и предлагать помощь прежде, чем о ней попросишь. И не припомню ни одного раза, чтобы он оставил кого-нибудь в беде. Возможно, это связано с тем, что ему одиноко и тоскливо одному в большом городе, вдалеке от родных, но он слишком горд, чтобы признаться в этом даже самым близким и дорогим людям. Роберт загружает себя работой, пытаясь втиснуть свою жизнь в узкие рамки юридической практики. Все вечера он проводит наедине со своими бумагами, ломая голову над чужими проблемами и бедами. И при этом единственное, чего ему по-настоящему не хватает, — это женщины, которая смогла бы полюбить его всем сердцем, в чьей любви ему никогда не пришлось бы усомниться. Сомнение сводит человека с ума, лишает покоя и заставляет страдать. Роберт и так уже настрадался из-за Луизы. Красивые женщины всегда привлекают к себе внимание мужчин, поэтому Роберт считает, что ни одна женщина не сможет устоять перед натиском упорного кавалера, каким, без сомнения, является он сам. Каждый судит других по себе. И если в юности Роберту не могла отказать ни одна девушка, покоренная его обаянием, чувством юмора, обходительностью и нежностью, то по прошествии лет он уверился в том, что всем мужчинам очаровать женщину так же легко, как и ему.

— Элизабет, ты, наверное, забыла назвать среди прочих талантов Роберта то, что он отличный актер, раз ему удается так умело скрывать все свои положительные качества. На вид он типичный женоненавистник, злой, язвительный и толстокожий. — Паола пыталась соотнести образ человека, сидящего в столовой, с теми словами, которые только что услышала от Элизабет.

— Тебе ли, Паола, не знать, насколько внешность бывает обманчивой.

10
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru