Пользовательский поиск

Книга Любовь вернется навсегда. Содержание - V

Кол-во голосов: 0

– Ровно там же, где находился последние лет пятьдесят, а вполне вероятно, и сто, – ничего не понимала Аврора.

– Именно потому и ты, и твои родители всю жизнь прожили в полной бедности, – веско изрекла подруга.

– Жили, как большинство остальных, – пожала плечами Аврора. – И сейчас я тоже более или менее зарабатываю.

– Слезы все это. – Тамара поморщилась. – Что вы, кроме этого продавленного дивана, нажили?

– Ну почему. Я недавно вот телевизор купила, – продолжала защищаться Аврора.

– Самый дешевый, – фыркнула Тамара.

– А от бабушки мне серебряные ложки достались, – привела новый контрдовод Аврора.

– Знаю я это наследство. Рокфеллер от зависти помирает. – Тамара презрительно выпятила пухлую нижнюю губу. – Две чайные ложечки с попугаями, а от третьей даже попугай с горя отвалился.

– Положим, наследство и впрямь небогатое. Но при чем тут туалет?

– В самой непосредственной связи, – без намека на юмор откликнулась Тамара. – Он у тебя расположен мало того, что в прихожей, так еще напротив входной двери, да еще к тому же в секторе брака. Хуже не придумаешь. Но это только во-первых. А во-вторых, туалет и ванная – именно те места, где находятся источники энергии Ша. Как-то… – Тамара многозначительно потрясла в воздухе указательным пальцем. – Канализационные трубы, раковина, унитаз. Из них эта чертова Ша прет, как сумасшедшая.

– И с чем едят эту Ша? – усмехнулась Аврора. – Почему я должна ее бояться?

По той самой причине, что Ша – это, примитивно говоря, отрицательная, черная энергия, которая приносит одни несчастья, – продолжала оставаться совершенно серьезной подруга.

Аврору, наоборот, разбирал нервный смех, и она, глупо хихикнув, сказала:

– Тогда, может, ну их на фиг, туалет с ванной? Ликвидируем, и никакой Ша не будет. Одна положительная энергия останется. Как вы ее там у себя именуете?

– Ци, – мрачно бросила Тамара. – И я бы на твоем месте не веселилась, а задумалась. Ша, между прочим, не только из ванной и туалета лезет, она еще по углам образуется, там, где грязно…

– В общем, спасения нет.

– Есть спасение, – уверенно возразила Тамара. – Для того фэн-шуй и существует. Просто нужно все правильно распланировать и расположить. Например, ты должна постоянно держать закрытой крышку унитаза, чтобы туда положительная энергия не проваливалась, а с ней вместе – деньги и все твои мужики. Я-то раньше голову ломала: и почему они у тебя все как утекают. Прямо по одной схеме.

– Понятно. – Упоминание об утекающих мужиках задело Аврору, и она начала сердиться. – Я, значит, их всех в унитаз спускаю.

– Именно так, образно говоря, – кивнула подруга. – В общем, так. Крышку унитаза держим теперь закрытой. На сортирную дверь с внутренней стороны вешаем зеркало в полный рост. Оно будет Ша обратно отбрасывать, тогда ей в квартиру не выбраться. Но мы еще, для подстраховки, снаружи эту дверь замаскируем.

– Чем? – Аврора опять невольно прыснула. – Маскхалатом?

– Почти. Штору соорудим, и она закроет двери в ванную и туалет. Тогда энергия Ци, придя через входную дверь, как ей и полагается, не ошибется и распространится по комнатам.

– И будет мне тогда полное счастье! – торжественно провозгласила Аврора.

Тамара пропустила ее иронический выпад мимо ушей и, постукивая по зубам карандашом, задумчиво произнесла:

– И вообще, интересный дизайн получится. Будто у тебя тут, прямо в прихожей, окно занавешенное. И карниз как раз по размеру пройдет.

– Какой еще карниз? – встревожилась Аврора. – Ты что, уже купила?

Ну да, только себе. Новые. А один из старых тебе притащу. Замечательно получается, потому что два остальных забирает соседка. И ты сэкономишь.

– Да, да, конечно. И мои бедные гости будут маяться, полагая, что тут окно, а удобств в квартире не предусмотрено.

– Какие у тебя гости, – отмахнулась подруга. – Кроме меня, считай, никого и не бывает.

Аврору намек на ее одиночество покоробил:

– Как это не бывает? Недавно девчонки с работы у меня собирались.

– Соберутся снова – раздернешь шторы до тех пор, пока не уйдут, – и тут не усмотрела никаких проблем Тамара. – И вообще, я бы на твоем месте больше тревожилась не о девчонках с работы, а о своей личной жизни.

– И что, как только сортир занавесим, она появится? – Аврора произнесла это уже с откровенной издевкой.

– Чем спорить и ухмыляться, давай лучше дело сделаем. Потом сама убедишься. Наука-то древняя, китайская. Не хухры тебе мухры.

V

Против всесокрушающей Тамариной энергии Авроре никогда не удавалось устоять. Еще чуть-чуть посопротивлявшись, она сдалась, но с одной оговоркой: занавески – так уж и быть, но зеркало – ни за что. Вещь это тяжелая, не дай бог, от двери отвалится, упадет, разобьется. А она, Аврора, если во что и верит, так в русское: разбить зеркало – к несчастью. Тамара и сама заколебалась.

– Может, и правда, дверь у тебя хлипковата. Ладно, попробуем пока одни занавески. А главное, следи за крышкой.

Про крышку, однако, Аврора постоянно забывала. Занавески же провисели ровно до того дня, когда она ночью, спросонья, в них запуталась, и от страха у нее едва не случился сердечный приступ. С той поры она стала задергивать их лишь перед приходом Тамары, рассудив, что лучше пожить одной, чем безвременно умереть, пусть и в счастливом замужестве.

Подруга тем временем не унималась. Чем больше и глубже становились ее познания в фэн-шуй, тем меньше ей нравилась Аврорина квартира.

– Ну зачем ты поставила кровать в эту нишу? – выговаривала она. – Тут сплошные прямые углы, и все кишит Ша.

– Не верю я в твою Ша, а спится мне тут замечательно.

– Ладно. В Ша ты не веришь, а кошкам веришь? – пристально посмотрела на нее подруга.

– При чем тут кошки?

– При том, что общеизвестно: кошки обожают спать в местах скопления отрицательной энергетики.

– Ну и что?

– А то, что Барсик мой где спит? На этом кошмарном пуфике, который мне подарила первая свекровь. Что может быть хуже? Ты ведь помнишь, как она меня ненавидела. И самое интересное: она до сих пор винит меня в том, что Колька уехал. Мол, он от меня подальше сбежал. Уму непостижимо. У нас же с ним до сих пор замечательные отношения. Но мы отклонились от темы. Главное для нас с тобой, что мой Барсик обожает спать на пуфике от этой ведьмы.

– Может, ему просто там мягко? – предположила Аврора.

В кресле не менее мягко, но спит он только на этом пуфике. Вот, давай я одолжу его тебе на денек, и сама посмотришь, где он устроится.

Барсика вернули с дачи и доставили прямо в Аврорину квартиру. Он вошел. Осмотрелся. Понюхал воздух. И направился на кухню.

– Жрать хочет, – объяснила Тамара. – А может, пить. Его в машине укачивает. Два раза по дороге тошнило.

Барсик попил, затем выразительно посмотрел на холодильник. Его покормили. Он поел, после чего, с высокомерным видом вылизав заднюю лапу, задумчиво обошел прихожую, бочком прокрался в комнату и плюхнулся на Аврорину кровать. Прямо на подушку.

– Что и требовалось доказать. Просто теорема Пифагора, – торжествовала Тома.

Выглядело все крайне убедительно. Аврора заколебалась. Вдруг и впрямь там какая-нибудь отрицательная энергетика? Сперва здесь спала бабушка, которая долго болела и умерла. Потом стала спать мама, которая тоже долго болела и умерла. Теперь она, Аврора, спит. Чувствует она себя пока хорошо. Но ведь и бабушка не сразу заболела, хотя полжизни спала в этой нише. С другой стороны, поразительно, что этот котяра направился прямиком к кровати. Ишь, как развалился! Нравится ему. Урчит на всю комнату.

– Решено! – объявила Тамарка. – Двигаем кровать ближе к окну. А в нишу загоним шкаф.

Сказано – сделано. Кровать, вместе с Барсиком, переместилась к окну.

– А почему тогда он не слезает? – с удивлением указала Аврора на кота, который невозмутимо дрых на подушке.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru