Пользовательский поиск

Книга Любовь вернется навсегда. Содержание - II

Кол-во голосов: 0

– Не желаю плодить нищету, – говорила Тамара. – Сами едва зубы на полку не кладем, – и, склонившись к Аврориному уху, шепотом добавила: – Кольку моего опять на бабки нагрели. Ума не приложу, чем теперь расплачиваться. Сколько ему твержу: не умеешь – не берись, а он знай себе зудит: пока лимон не заработаю, не успокоюсь. Что, я хуже других? Я ему говорю: не хуже, а лучше. Потому и не сможешь. У тебя совесть и воображение работают, а у них нет ни того, ни другого. Они заработают, а ты с долгами останешься. Он обижается, мол, я его ниже плинтуса опускаю. А я просто боюсь. И за него, и за себя. Придут ведь, прибьют. Вон, Виктор-то пропал вообще с концами. Небось, тоже пытался лимоны заработать. И с тобой, наверное, потому последнее время мало общался. Не хотел опасности подвергать.

Любое упоминание о Викторе было Авроре невыносимо. Но ей хотелось бы думать, что он так поступал с ней, оберегая от опасности, а не собираясь бросить. Коля-то в результате бросил Тамару. Точнее, не совсем бросил. Потерпев полный крах на ниве первоначального накопления капитала, он загорелся идеей отбыть к берегам капитализма развитого и цивилизованного.

Тамара встала на дыбы:

– А мне что прикажешь там делать? Во-первых, здесь моя родина, во-вторых, я языка не знаю, а в-третьих, у меня в Москве целый лазарет из родственников. Мать, отец, дед, и все по больницам. Как я их брошу? Никуда не поеду!

Еще полгода Николай с Тамарой ругались. Потом развелись. Николай фиктивно женился и отбыл в Соединенные Штаты. Тамара долго одна не страдала. И трех месяцев не прошло с Колиного отъезда, как она снова вышла замуж, и крайне удачно с точки зрения материальной.

Про любовь в этот раз Тамара распространялась мало. Но, как ни странно, оба молодожена были вполне довольны и счастливы. И быстро родили двоих детей – сперва мальчика, потом девочку.

Коля тоже нашел свое счастье. Выбор его оказался совершенно правильным. Вплоть до того, что фиктивный брак перерос в самый настоящий; и родственники жены помогли ему на первых порах с обустройством. Дальше Коля, у которого в России дела напрочь не ладились, проявил себя на новом месте совсем неплохим бизнесменом. Он открыл ресторан, который назвал «Айвен-ти», переведя с русского «Иван-чай», так как сам носил фамилию Иванов. Заведение пользовалось успехом. Коля процветал.

С Тамарой он ухитрился остаться в замечательных отношениях, регулярно поздравлял ее со всеми праздниками и слал подарки, один из которых сыграл в ее судьбе большую и, можно сказать, определяющую роль. Это были несколько толстых книг по практически неизвестному тогда в России фэн-шуй. У Коли при отсылке подарка не возникло ровно никаких задних мыслей. Ему просто хотелось сделать приятное бывшей жене, которая, как он знал, обожает красиво обустраивать дом. Тома сперва внимательно изучила многочисленные картинки, и вся извелась. Текста в обеих книгах было еще больше, чем картинок, явно очень интересного текста, а с английским у нее обстояло хуже некуда. Но Тамара, как человек упорный, не сдалась, а пошла на курсы. Благо тогда не работала, а сидела с детьми.

Английский она освоила на удивление быстро – не терпелось узнать все про фэн-шуй. Но ведь сплошь и рядом бывает: сперва чего-то очень хочется, а узнаешь – и разочаруешься. У Тамары вышло с фэн-шуй ровно наоборот. Она им увлеклась. А параллельно еще всякой прочей эзотерикой. Но фэн-шуй все равно оставался на первом месте. Она доставала по нему все материалы, какие только могла. Коля теперь был доволен: никаких проблем с подарками бывшей супруге. Знай Томе свежую литературу поставлял. Второй муж к Тамариному увлечению отнесся скептически, но снисходительно, руководствуясь принципом: чем бы баба ни тешилась, лишь бы не плакала и нервы ему не трепала.

Сперва Тамара тренировалась на собственном доме. Затем, совершенно бескорыстно, облагодетельствовала всех знакомых. Затем наступила эра Интернета. Через него Тамара быстро обрела множество единомышленников сперва в России, а потом – и за границей. В Интернете же ей показали, что бескорыстие совершенно необязательно. Увлечение запросто можно превратить в профессию. Томе как раз в это время хуже горькой редьки осточертело сидеть дома. И она радостно окунулась в фэн-шуй-бизнес.

Теперь ее познания и советы начали приносить доход, причем немалый. Даже муж ее зауважал.

А вот у Авроры жизнь совсем не складывалась. Сперва заболела и умерла бабушка, после долго и мучительно болела мать. Когда и она умерла, Аврора осталась совсем одна, никаких больше родственников на всем белом свете! Единственный близкий человек – Тамара. И с работой как-то непонятно получилось. С профессией инженера она порвала сразу после института, с тех пор бралась за все, что придется, только бы оставалось время на уход за бабушкой и мамой. В результате Аврора осела в магазине по продаже офисной мебели. А Тамара поставляла ей своих клиентов, убеждая их, что именно здесь продаются самые энергетически правильные столы и стулья.

Аврора поначалу смущалась и выговаривала подруге:

– Ну зачем ты людей обманываешь?

Тамара возмущалась:

– А чем я их надуваю? Разве у вас плохая мебель?

– Да нет. Хорошая. Из экологически чистых материалов.

– Тогда в чем проблема? – говорила Тамара. – Они все равно ее где-нибудь купить собираются. Так уж лучше у тебя.

И Авроре было нечем возразить. А продажи, благодаря Томкиной помощи, поддерживались на хорошем уровне. Так что с работой в последние годы более-менее наладилось.

С личной жизнью дела обстояли совсем плохо. Нельзя сказать, чтобы за ней совсем не пытались ухаживать. Скорее наоборот. Пытались, и даже часто. Однако отношения развивались почему-то по одной и той же схеме. Сперва бурный всплеск интереса, потом интерес постепенно затухал, а герой романа неизменно бесследно исчезал. Не вообще из жизни, как Виктор, а из Авроринои жизни.

Правда, никакого сожаления она от этого ни разу не испытала. Одни из ухажеров были ей более симпатичны, другие менее, но ни один из них не сумел по-настоящему запасть ей в душу. А любви, между тем, хотелось. До боли, до дрожи хотелось. Особенно с той поры, как ушла из жизни мама и Аврора осталась совершенно одна.

II

В первые годы после исчезновения Виктора сердце Авроры словно застыло. Ну, перестали для нее существовать мужчины. Для обычной женщины мужская половина человечества делится на тех, кто очень нравится, нравится, но не очень, не нравится и… совсем не нравится. Или, как вариант, в первого я могу влюбиться с первого взгляда, во второго – если очень постарается, в третьего – ни за какие коврижки, пусть даже золотом осыплет, а вот с четвертым, хоть никогда и не влюблюсь, с удовольствием стану дружить.

Для Авроры таких категорий не было. Все мужчины разделились для нее на две совершенно неравные части. Виктор – любимый, прекрасный, незабываемый, которого уже нет. И остальные – серая безликая масса, из которой никто не выделяется.

Эти последние ей улыбались, дарили цветы, звали на свидания, но она воспринимала их будто сквозь матовое стекло. Одинаковые серые тени, и только.

Тамара, в то время изо всех сил строившая семейное счастье и жизнь с Николаем, от Аврориного отношения к жизни просто на стенку лезла.

– Понятно, я сижу дома. Пристроилась уже, замужем. И то иногда тянет вырваться. А ты-то, Ава, свободная, собой хороша. Самое время мужиками вертеть. Не говоря уж о том, что о будущем надо думать. А ты сидишь! Как вдова в трауре! Проснись. Виктор ведь не был даже твоим любовником. Что ты так долго по нему чахнешь? Да он, если даже остался бы жив, скорее всего на тебе не женился бы.

– Он жив! Жив! – начинала горячо спорить Аврора. – Он всего лишь пропал! Может, еще найдется! Так бывает! Мне рассказывали!

– Не ври сама себе! Год уже прошел. Он не вернется. Прими как факт и смирись. Никогда не вернется. А если и вернется, то совсем другим человеком. Только уверяю тебя: не будет этого.

2
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru