Пользовательский поиск

Книга Любовь по порядку. Содержание - VI

Кол-во голосов: 0

На душе было сквернее некуда! Горло сжималось от грусти. Игорь убыл на целую неделю, а этот назойливый Вавилов не дал нам даже толком попрощаться! Умом я, конечно, понимала, что это ерунда. Игорь так и эдак сел бы в вагон и уехал. Однако неуместное появление Константина оставило ощущение незавершенности нашего свидания. Будто мне помешали в последний момент сказать Игорю что-то важное.

Домой я вернулась в расстроенных чувствах. Но и там меня ожидал новый сюрприз. Дверь открыл не отец, а старушка соседка — из числа папиных «боевых подруг». У меня сердце в пятки ушло.

— С папой плохо?

— Да нет, Танюша, он там… сидит, — суетливо забормотала Клавдия Михайловна.

Из папиной комнаты выскочила еще одна его «боевая подруга» и с ходу затараторила:

— Ой, Танечка, папа ваш сегодня таким героем себя показал! Мы им гордимся! Очень уж гордимся!

Почуяв неладное, я кинулась к нему. Родитель мой восседал в кресле, запрокинув голову, а на лице у него лежал пакет со льдом.

— Папа, что с тобой? Ты упал?

— Нет, я ему врезал! От души врезал! — картинно потряс он в воздухе кулаком.

— Сумасшедший! Тебе семьдесят три года, а ты в драки ввязываешься!

Я сняла пакет. Глаз у отца заплыл и почернел. Настоящий фингал!

— Ну-ка, объясните мне толком, что у вас там стряслось? — потребовала я у двух суетящихся и тараторящих что-то о «гражданской позиции» бабок.

Путем длительных расспросов мне удалось установить следующее. Ветераны объявили смертельный бой буржуям, вознамерившимся установить огромную светящуюся рекламную конструкцию прямо возле нашего дома. Разведка донесла: высота предполагаемого сооружения — шесть метров. Мало того, что светить людям в окна будет, так еще риск, что свалится на дом.

Обращения в местные органы власти не принесли результатов. И вот совет ветеранов решал вопрос, кому писать: мэру Москвы или сразу президенту? Мнения разделились. Спор был жарким и как-то невзначай перешел в драку. Мой родитель (так и не поняла, кому он призывал писать) навесил оплеух своему оппоненту, а тот, в свою очередь, дал ему в глаз. Кто из них начал, а кто продолжил, тоже не поняла. Меня больше удручал результат, и требовалось срочно решить, что делать.

Я стала спешно названивать приятелю-офтальмологу. Он задал мне несколько наводящих вопросов и, выслушав мои ответы, кажется, не особо встревожился:

— До утра дело терпит. Но к девяти будьте у меня. Человек пожилой. Осмотром пренебрегать не следует.

Лишь ложась спать, я вдруг сообразила: Игорь мне ни разу не позвонил!

VI

Утром мы с папой помчались к офтальмологу. Глаз у отца еще сильнее заплыл. Пока мы ехали, я ругала его на чем свет стоит.

В офтальмологическом центре отца приняли первым и учинили тотальный осмотр на самой разнообразной аппаратуре. Затем, усадив нас с родителем рядком, врач вынес вердикт:

— Удар особой травмы глазу не нанес. С сетчаткой полный порядок. Отслоения не произошло. Но я другое обнаружил. У вас, Еремей Григорьевич, катаракта на обоих глазах начинается. Вы знали?

Отец утвердительно кивнул головой, а я только рот раскрыла.

— Папа, ты мне ни слова не говорил!

— А что тебя раньше времени волновать, — совершенно спокойно откликнулся он. — Пока я еще вижу. Вот когда созрела бы и настало время операции, тогда и сказал бы.

— Ох, как вы не правы, Еремей Григорьевич, — возразил мой приятель. — Не надо дожидаться, пока созреет. Сейчас, если лечить на ранней стадии, существуют гораздо менее травматичные методы операций.

— Ах, ну да. Эти… лазеры, — презрительно отмахнулся родитель. — Не верю я, знаете, в них. Традиционные методы надежнее. Они на скольких уже поколениях отработаны. И вообще, зачем резать заранее. Все в жизни должно происходить по порядку.

— Поймите меня правильно, — терпеливо продолжал мой приятель. — Я вас совершенно не призываю торопиться. Левый глаз пока действительно трогать не будем. Да и с правым в принципе можно еще подождать. Я только одного боюсь. Как бы после удара катаракта не начала ускоренно развиваться. Такое иногда случается. Поэтому вам теперь надо почаще наблюдаться. Но хочу вас предупредить: даже если ускоренное развитие не начнется, через полгода вам надо операцию сделать. Ждать дальше нечего. Зрение будет только ухудшаться, а от этого и зрительный нерв будет страдать. И вообще, лучше прооперироваться, пока вы в такой замечательной физической форме.

Отец мой приосанился.

— Да уж. Постоять за себя могу.

— Молчал бы уж, герой, — шикнула на него я.

— Еремей Григорьевич, операция пусть и малотравматичная, все-таки вмешательство в организм, — продолжил врач. — И чем в лучшей вы форме, тем легче она пройдет и тем скорее вы восстановитесь. И опасность осложнений гораздо меньше. Пока я вам выпишу капельки для глаз. Витаминчики попейте. За ощущениями в глазу следите. Если что, моментально ко мне.

Атак я вас жду через две-три недельки, когда сойдут отек и синяк. Еще раз посмотрим, а там определим сроки дальнейших действий.

Я завезла отца домой и отправилась на работу. Войдя в кабинет, первым делом включила звонок у мобильника. Он тут же затрезвонил. Наверняка Игорь. Не глядя на дисплей, я поднесла трубку к уху.

— Извини. Телефон выключала. Папа себе глаз разбил, и мы к врачу ездили.

— Вот уж никак не ожидал, что вы станете со мной делиться такими интимными подробностями своей жизни! — раздался в ответ ехидный голос.

Не Игорь!

— Извините, кто это? — сухо осведомилась я.

— И почему вы меня никогда не узнаете! Вавилов на проводе.

— Значит, Константин Иванович, быть вам богатым. — Мне едва удалось скрыть пронзившее меня разочарование.

— Приятная перспектива! Утешает! — бодренько воскликнул Вавилов. — Вы не беспокойтесь. Надолго вас не задержу. Просто счел своим долгом проинформировать вас, как мы с вашим… — он выдержал выразительную паузу, — хорошим знакомым Игорем весело доехали до славного города Питера. Он вам еще не сообщил?

— Нет, у меня со вчерашнего вечера был отключен телефон, — не стала вдаваться в подробности я.

Вот сволочь! Решил настучать. Ну до чего мерзкий тип! С одной стороны, меня подмывало сказать ему, что в его информации не нуждаюсь. Но с другой — меня раздирало жгучее любопытство. Ужасно хотелось узнать, как ведет себя Игорь в отсутствии и моем, и жены.

— Большой донжуан ваш Игорь Дмитриевич, — с ликованием в голосе излагал Вавилов. — Представляете, не успели отъехать, завел знакомство с двумя девушками из купе по соседству. Обе красотки-блондинки. Ноги от ушей. Мы с ними тут же, конечно, в вагон-ресторан…

Меня изнутри обожгло словно пламенем.

— Извините, я сейчас на работе, у меня куча дел, и ваши с Игорем похождения меня совершенно не интересуют.

Он издал довольный смешок.

— Ой, да ладно. Шучу. На самом деле наша поездка сложилась гораздо более прозаично. Попили чайку, поболтали и спать легли. Выяснилось, что у нас масса общих знакомых.

«Наверняка Игорю это совсем не понравилось», — подумала я, а Константину сказала:

— Неужели. Как интересно.

— Очень, оказывается, узок мир. Кстати, а что с вашим папой?

— Да ничего страшного. Ударился, но это обошлось. Зато попутно выяснилось, что у него катаракта.

— Татьяна, вы только не расстраивайтесь, — в голосе Вавилова, к полной для меня неожиданности, зазвучало сочувствие. — Сейчас почти все пожилые люди через это проходят. Я маме как раз в прошлом году операцию сделал. Очень хороший врач есть. Настоятельно рекомендую к нему обратиться.

— Спасибо, у меня вроде тоже приятель…

— Приеду в Москву, и все-таки дам вам координаты своего специалиста. Знаете, доверяй, но проверяй. Лишнее мнение перед операцией не помешает.

Я даже растрогалась. Откуда такая забота? От Игоря я ничего подобного не слышала. Когда два года назад отец после гриппа заболел воспалением легких и попал в больницу, мой любимый помог мне только одним: перестал занимать мое время. Нет, я и не ожидала, что он станет сидеть у постели моего отца. Они и не знакомы. Однако Игорь и никакой другой помощи не предложил. Просто принял к сведению, что, пока папа не пойдет на поправку, мы встречаться не сможем. Я каждый день в больницу ездила, а несколько самых критических дней даже ночевала.

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru