Пользовательский поиск

Книга Любовь по порядку. Содержание - I

Кол-во голосов: 0

Мария Барская

Любовь по порядку

I

Я еще немного поболтала с Альбиной ни о чем и, наконец набравшись мужества, вкрадчиво спросила:

— Аль, вы в эту субботу на дачу не собираетесь?

В ответ последовал настоящий взрыв:

— А я-то гадаю: что она полчаса воду в ступе толчет! Сидим, о погоде треплемся! А ей ключик от дачи потребовался! У Игоря снова засвербело в одном месте! Но самому ему трудно! Не может хату с койкой обеспечить! Да и зачем ему ломать голову или тратиться. Ты ему обеспечишь пристанище в лучшем виде!

Я разозлилась. Какое она имеет право меня поучать, да еще и оскорблять любимого мной человека!

— Тебе не кажется, что ты немного перегибаешь палку? — сухо спросила я. — И ключей мне твоих не надо. Я просто-напросто спросила, собираетесь ли вы на дачу.

Тебя мои поездки волнуют исключительно тогда, когда хочешь получить от меня ключик, — прежним тоном продолжила Альбина. — Нет, мне не жалко. Я тебе его дам. Но твой Игорь меня потрясает. Скоро юбилей будете праздновать. К десяти годам дело идет. Многие в законном браке так долго не живут.

— А мы именно потому и живем, что не в законном браке.

— Да вы вообще ни в каком браке. Твой Игорь женат на своей жене, — отчеканила она. — Вполне официально, законно, легально, давно и надолго.

— У нас гостевой брак.

— Гостевой — это когда люди не живут одним домом, но хотя бы расписаны. А вы мало того, что не расписаны, так и в гости друг к другу не ходите. Потому что у него дома семья, а у тебя — папа. И встречаетесь вы исключительно на нейтральной территории, когда очень приспичит.

— Алька, нас такие отношения вполне устраивают. Тебе не кажется, что именно это и есть самое главное? Может, потому мы и сохранили чувства друг к другу.

Ты, Танька, во всем, что касается Игоря, превращаешься в зомби. Нет, я просто тебе удивляюсь! Вот Игоря твоего такие отношения и впрямь устраивают. Чем мужику плохо? У него есть дом, семья, официальная жена, дети. А когда поразвлечься хочет — ты под рукой. Замечательно мужик устроился! И что характерно: нашел себе не девицу без рода, без племени, голую, нищую, а женщину самостоятельную и обеспеченную, которая от него ничего не требует. Наоборот, сама готова обеспечить ключиками от представительской квартирки…

— Алька, эти ключики мне достаются бесплатно, — вновь перебила я. — Но Игорь-то меня за свой счет на Кипр возил!

— Подумайте, какая жертва! Раз в десять лет на Кипр отвез!

— Он еще несколько раз прилетал за границу, когда я в командировках была. В Лондон. В Париж. Алька, мы пользуемся теми возможностями, которые возникают. И потом, почему Игорь должен за меня платить? Я, как ты только что заметила, вполне самостоятельный человек. Неплохо зарабатываю. Да, он получает больше меня. Но у него на шее жена, дети и два комплекта родителей, а у меня — один папа. Так что у нас даже повыше доход на душу населения. Кроме того, мне нравится ни от кого не зависеть. И наши с Игорем равноправные отношения меня тоже устраивают.

Ляпнув последнюю фразу, я прикусила язык. В некотором роде удар ниже пояса! Моя подруга Альбина целиком и полностью, со всеми потрохами и потомством, зависит от своего мужа Юры. Он ее хорошо обеспечивает, нет слов. Однако без его санкции она платья купить себе не может. Прежде требуется получить его разрешение и одобрение.

В чем-то я Юру даже понимала. Мера, быть может, не очень гуманная, но справедливая. Дай Альбине волю, она все товары на земном шаре скупит. Неугомонная и неуемная натура! Если она, например, отделала ванную по последнему слову моды и техники, но увидела у кого-нибудь еще более продвинутый вариант — пиши пропало. Только что завершенный ремонт уже не радует, и она начинает новую погоню за новинками. Не останавливай ее время от времени Юрий, они так бы и жили в перманентных переустройствах квартиры и дачи. Лишь благодаря его усилиям, ремонт происходит не одновременно в двух жилищах.

В момент нашего разговора очередной ремонт на даче как раз завершился, а в квартире еще не начался, и сил у Альки образовалось много. Видимо, потому она и решила меня повоспитывать. Собственные-то ее дети в количестве двух человек (мальчик и девочка) воспитанию уже не поддавались, поскольку стали студентами.

Алька все чаще с вожделением поговаривает о внуках. Меня подобные разговоры пугают. Лично я ощущаю себя едва вышедшей из подросткового возраста, хотя на самом деле мне — сорок один. Но одно дело просто сорок один и совсем другое — внуки в сорок один. Превратиться так рано в бабушку, по-моему, ужас! Бабушка, в общепринятом представлении, — это старушка. Последняя ступенька перед смертью. Не представляю, как человек в здравом уме может мечтать стать бабушкой! Алька объясняет мою позицию на ее счет запоздалым развитием. Мол, будь у меня взрослые дети, я бы ее поняла, а так и объяснять бесполезно.

— Равноправные отношения! — всплеснула руками подруга. — Где, интересно, ты их разглядела? Они, к твоему сведению, никогда равноправными не бывают. В любой паре один ведет, а другого ведут.

Ну так и есть! Задели ее мои слова о независимости!

— Если оба ведут, — продолжила она, — это как двуглавый орел: одна голова на запад, другая на восток, а тело на месте трепыхается. В результате выходит или тяни-толкай, или на разрыв идет.

— Мы, Алька, каждый ведем свою жизнь, а о совместной части договариваемся. И совсем наши с Игорем головы не в разные стороны смотрят. Мы повернуты лицом друг к другу и, выражаясь языком наших политиков, открыты для сотрудничества.

— А вот у вас все и неверно! — В пылу спора щеки у Альбины разгорелись, голубые глаза заблестели, а кот, дотоле дремавший на ее коленях, соскочил на пол и со свирепым шипением вылетел из гостиной. — Ты даже животное напугала! — укоряющее бросила мне она. — Так вот, что Экзюпери про влюбленных сказал, помнишь?

— Не помню.

— Влюбленные — это не те, кто смотрит друг на друга, а те, кто смотрит в одну сторону.

— Во-первых, мы уже давно прошли стадию влюбленности. Напоминаю о нашем десятилетнем стаже. Между прочим, мы даже критические семь лет пережили без взрывов.

— Да у вас из этого вашего стажа совместно проведенных от силы полгода наберется, — гнула свое Альбина. — Так что, считаем, стадия влюбленности еще не прошла.

— Да мало ли что твои классики наговорят, а вернее, напишут! Ляпнут, сами забудут, а люди потом еще сто лет цитируют как истину в последней инстанции. В одну сторону можно тоже смотреть по-разному. Например, в сторону развода, — взяла реванш я.

— Ох, Татьяна, подменяешь ты смысл в словах! Экзюпери совсем о другом говорил. В смысле единства взглядов на мир. А у вас с твоим Игорем единства нет!

— Как же нам удается столько лет оставаться вместе?

— Да вы именно что не вместе, а порознь. У каждого своя жизнь. Ваши встречи — это как поход в театр или там на показ новых моделей, способ хоть не надолго вырваться из серых будней. А настоящая совместная жизнь и есть в основном будни. Ими и проверяется совместимость. Выдержали, значит, останетесь вместе. А у вас испытаний-то никаких. Даже поругаться толком не из-за чего. Общее поле для ссор отсутствует.

Ох, не права моя подруга! Поле для ссор всегда находится, как только два человека оказываются вместе.

Самая страшная ссора разгорелась у нас с Игорем, когда мы однажды встретились в обеденный перерыв. Он мне случайно порвал колготки. Только не подумайте ничего неприличного. Уголком портфеля зацепил. А у меня после нашего свидания — переговоры. Запасных колготок, как назло, с собой не было, и мне потребовалось лишних пятнадцать минут на покупку новых и переодевание. И, вместо того, чтобы полчаса друг друга любить, мы пятнадцать минут бешено ругались. Несколько месяцев потом даже не звонили друг другу. Игорь простить мне не мог, что я из-за какой-то ерунды отравила ему день и настроение. А он так старался, чтобы добыть нам квартиру для встречи!

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru