Пользовательский поиск

Книга Любовь на оливковом масле. Содержание - VIII

Кол-во голосов: 0

— Не считается. Это случайная встреча. Умираю от любопытства, куда он тебе предложит пойти? Выбор ресторана очень многое говорит о характере отношений.

— А если он меня в театр, на концерт или выставку позовет? — вполне допускала Женя.

— Не-ет. Первое свидание требует интимной обстановки, — заявила Елизавета. — Если он поступит, как ты говоришь, я в нем разочаруюсь.

— И тебе не приходит в голову, что он как раз таким образом может выразить свое уважение ко мне? — удивилась Женя.

— А почему, интересно, девушку нельзя в ресторан пригласить! Это же не сразу в койку!

— Не знаю. Я, например, с удовольствием и на выставку с ним пойду, и в театр, если спектакль хороший. Даже от кино бы не отказалась.

— Кино? — возопила Лиза. — Не вздумай! Первое свидание в кино в твоем возрасте и положении! Это же верный признак, что он тратиться на тебя не хочет. Нет, Женька! Нельзя так себя ронять. Кино — только для молодежи и семейных пар. А солидные люди зовут в солидные места. Пойми: согласишься на такое, вот тогда он и потеряет к тебе уважение. Решит, что ты оголодала по мужику и готова на все. После этого он запросто может предложить тебе распить бутылочку из горла в подъезде на подоконнике. Зачем ему стараться, если ты и так согласилась.

Лиза произнесла это столь серьезно и с таким жаром, что Женя расхохоталась.

— Совсем меня запутала! Теперь я перед каждым словом, прежде чем сказать, стану по пять минут думать, не упаду лив его глазах.

Издеваешься, да? — с сомнением поглядела, на нее подруга. — А знаешь, как легко оступиться. Мужик нынче пошел пугливый и осторожный. И наглеете полоборота. Шаг влево, шаг вправо, и снова осталась одна. Соотношение-то полов не в нашу бабью пользу. Особенно, в твоей и моей возрастной категории. Мне, Женька, порой грустно делается. Если убыль мужского пола и дальше такими темпами пойдет, нам одни стриптизеры останутся. Женя снова расхохоталась.

— Ох, Лизка, давай верить в лучшее! Не успела она это произнести, из ее сумки донеслась трель мобильника.

— С работы, наверное, — с недовольным видом полезла в сумку она. — Не могут без меня обойтись.

Она глянула на ритмично мерцающий экран.

— Лизка, не падай! Это не с работы, а Русаков!

Лиза подалась вперед.

— Вот сейчас мы с тобой и выясним, какой у него характер и как он ко мне относится. — И Женя нажала кнопку приема.

VIII

Выбор Русакова поверг Лизу в полную растерянность.

— Я не знаю такого ресторана. Даже не слышала.

Женя усмехнулась.

— Зато я знаю. Очень приличное место. Даже назвала бы его респектабельным.

— Там хоть романтичная обстановка?

У Лизы был такой вид, будто не Женю, а ее сейчас пригласили на первое свидание, и она теперь мучается, не продешевила ли, согласившись.

— Скорей типичное место встреч деловых партнеров, — внесла ясность Евгения. — Интерьер не слишком пышный, но по высшему разряду. Мебель, посуда, скатерти — королеву не стыдно принять. Цены высокие, но не чересчур. И, главное, никакой громкой музыки. Тихо. Чтобы люди могли спокойно поговорить, а не орать изо всех сил. И акустика там такая… не услышишь, что говорят за соседним столиком.

Лиза расстроилась.

— Ужас какой! Даже без музыки! Обожаю, когда полумрак, свечи горят на столике и мелодия романтическая звучит.

— Лизка, по-моему, ты слишком много значения придаешь выбору ресторана. Я считаю, важнее взгляды и ощущения.

Лизка фыркнула:

— Мужик в действительности не на женщину реагирует, а на собственный желудок, в котором пусто. Вот и взгляд у него периодически делается томный, сосредоточенный. Сто раз проверяла.

«А ведь Русаков вчера действительно был голодный, — размышляла Женя. — Неужели Лизка права, и это только у нее, Жени, шли от его прикосновений мурашки, а у Евгения элементарно живот подводило от голода? И в ресторан он ее завтра пригласил из сугубо практических соображений: искупить вину за испорченные сапоги, а заодно и закрепить отношения с коллегой из дружественной конторы. Неизвестно, сколько еще предстоит совместных проектов, и лучше работать с человеком, который к тебе расположен. Вполне разумный и практичный ход. Ну да, — только сейчас сообразила она, — и позвал-то не вечером, а в обеденный перерыв. Женя на его месте сама бы так поступила. И вчера Русаков вел себя элементарно расчетливо. Воспользовался подходящим моментом, расположил ее к себе. Она-то, дура, растаяла, губы раскатала! Как стыдно! Он наверняка заметил, что она клюнула на его харизму. А что она, железобетонная? Мужик и впрямь обаятельный и ловко пользуется своей привлекательностью. Теперь, вероятно доволен и себя нахваливает!»

Прекрасное настроение, в котором она пребывала со вчерашнего вечера, немедленно улетучилось. Надо же так по-идиотски влипнуть! А еще профессионалом себя считает. Хороша профессионалка! Пошла на поводу у гормонов! Весна, что ли, подействовала? Ну ничего. Плоха ошибка, если она не исправлена. А эту завтра есть возможность исправить. В ресторан она пойдет. Только пусть Русаков больше на свои чары не надеется. Она ему устроит вежливую холодность английской королевы. Евгения живо вообразила себе, в какое приведет изумление Русакова ее высокомерная отстраненность, и мстительно ухмыльнулась.

— Подруга, с тобой все в порядке? Почему у тебя такой зверский вид? Изжога началась? Мне тоже карпаччо из телятины не понравилось. Впрочем, сама виновата. Говорила ведь тебе: надо заказать салат из рукколы с ананасом и виноградным желе, — вернула ее к действительности Елизавета.

— Никакой у меня изжоги нет, — заспорила Женя. — А вот руккола твоя любимая лесным клопом отдает. По-моему, ее сейчас все как один едят, только потому, что модно.

— Ничего ты не понимаешь! — с жаром вступилась за любимую зелень подруга. — У рукколы потрясающе пикантный вкус! А насчет модного, сейчас последний писк — цветы! Меня тут в «Капри» водили! Представляешь, цветы цукини в кляре или салат из цветов тыквы с огурцами! Пальчики оближешь!

— Лизка, никак, голодной осталась? Давай еще что-нибудь закажу.

— Ну уж нет! Фигуру надо беречь. Меня сегодня вечером любимый в ресторан ведет. Что мне тебя разорять, за его счет оторвусь. — Она пригляделась к Жене. — А ты опять повеселела.

Женя кивнула.

Даже вернувшись вечером домой, Женя думала о Русакове. Правильную ли она выбрала тактику на завтра? Вдруг она все-таки ошибается, и действительно ему понравилась. Тогда ее холодно-королевская позиция его оттолкнет. С Лариком, что ли посоветоваться, изучить мужской взгляд на проблему? Он-то сам без конца мучает ее расспросами: правильно ли понял слова своей девушки? Надо ли ей так быстро дарить колечко, которое она хочет, или лучше начать с браслетика? И она, Женя, терпеливо дает советы. Впрочем, не только советы, несколько раз Илларион возил ее покупать нижнее белье своим дамам сердца.

Женя удивлялась:

— Зачем вообще дарить белье? Тебе не кажется это пошлым? А если уж так захотел, чтобы она новое купила, приобрети ей подарочный купон, и пусть подберет себе по вкусу и по размеру. Или, в конце концов, с ней вместе пойди покупать. Я-то при чем?

— Ничего ты не понимаешь, Женька, — стоял на своем Ларик. — Сама она будет покупать по своему вкусу, а не по моему. А я куплю такое, какое мне хочется на ней видеть.

— А если оно ей не понравится?

Это не важно. Раз я купил, она обязательно несколько раз наденет, чтобы доставить мне удовольствие. А сама не сообразит, намекну: помнится, тебе такой гарнитурчик презентовал замечательный…

— Фетишист ты! Потому тебя женщины и бросают!

— А вот и нет! Они все говорят, что у меня замечательный вкус, и с удовольствием носят мои подарки!

— Тогда в чем проблема? Сам и дальше покупай!

— Нет, лучше примерить. А у тебя, Женька, фигура точь-в-точь как у моей нынешней девушки.

— Только не надейся: я нижнее белье в магазине перед тобой демонстрировать не намерена.

11
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru