Пользовательский поиск

Книга Любовь на оливковом масле. Содержание - VI

Кол-во голосов: 0

— Ну-у, можно и так сказать, — с каким-то странным выражением лица протянул Русаков. — А вы… Да нет. Хотя… Так, ничего.

— Не поняла. Хотели спросить, не потрясла ли меня ваша красота? Увы, разочарую вас. Все мое внимание было обращено на мои несчастные сапоги.

Он рассмеялся.

— Они, конечно, невосстановимы.

— Естественно.

— Я компенсирую!

— Ладно уж.

— Нет, я настаиваю.

— Потом обсудим. — Женя глянула на часы. — Ой, скоро уже начинаем, а я еще не выяснила у вас про растяжку. У меня сугубо профессиональный интерес. Что это мне там администратор про фильм твердил? И почему ваша растяжка появилась? Я ничего не знаю.

— Объединили усилия. А почему вы не знаете, я не знаю.

— То есть все законно?

— Стопроцентно гарантирую: санкционировано на высшем уровне.

— От души отлегло, — успокоившись, выдохнула Евгения.

— Хоть чем-то сумел обрадовать. Русаков улыбнулся. «И улыбка у него замечательная», — невольно отметила Женя.

— Волнуетесь? — Как загадочно он на нее смотрит. Загадочно и нежно. Странный все-таки.

— Естественно, волнуюсь. По шапке мне дадут.

— Кто же такой нехороший способен обидеть такую очаровательную женщину? — Он по-прежнему не отрывал от нее глаз.

— Обидчиков всегда больше, чем защитников, — ответила она.

— Тогда я готов вас защищать! — полушутя-полусерьезно произнес он.

— Что вам еще остается, — улыбнулась Женя. — Обидеть меня вы уже успели.

У Русакова сделался жалобный вид.

— Я ведь уже попросил прощения.

— А я еще думаю, простить вас или нет.

— Мне что, на колени перед вами прямо здесь встать, чтобы прощение вымолить? А вот возьму и встану.

И Женя поняла, что он сейчас действительно это сделает.

— Нет, нет, нет! Репутацию мне испортите! Там наш глава ведет виновника торжества. После довыясняем отношения.

Русаков оглянулся.

— Ас другой стороны — наш главный. Слушайте, вам не кажется, что мы с вами почти родственники?

— Еще скажите, что папа нашего главного друг детства папы вашего главного.

— Не папа, а дядя. Асами главные, между прочим, в одном классе учились.

— Прекратите меня смешить! Мне сейчас нужно сделать торжественное лицо. О господи! Я ведь вообще должна была Ковригина у входа встречать! — запоздало спохватилась она.

— Не тревожьтесь. Он вполне доволен. А сейчас внимание: заходим с флангов. Вы слева, я — справа. Осуществляем план перехвата гения и освобождаем наших генеральных от ноши.

— А они отдадут? — засомневалась Евгения.

— Наверняка. Как-никак, два пролета лестницы его на себе тащили. На старт! Внимание! Марш!

— Сейчас умру от смеха! — простонала она.

— А вы подумайте о своих сапогах. Сразу пройдет.

— Садист! Нащупали мое больное место!

Трюк, однако, не помог. Жене вспомнились не сапоги, а изгвазданный Русаковым охранник, и ее начал душить новый приступ хохота.

VI

— Извините, Евгений, вынуждена вас покинуть, надо журналистов с Ковригиным познакомить, — засуетилась Женя. — Кстати, а почему вы один пришли? Смотрите, ваш главный с семьей. Как же вы нарушаете корпоративные правила?

— Ваш главный, между прочим, тоже с семьей. Почему же вы нарушаете? — ответил он ей вопросом на вопрос.

Вся моя семья — это сын, — медленно проговорила она. — А он допоздна работает. А у вас есть дети? — решила зацепиться Женя за предлог, чтобы продолжить разговор на интересующую ее тему. Он ведь так ничего и не ответил ей про жену.

— Есть. — Ответ прозвучал не слишком уверенно.

— Сомневаетесь, что ли? — спросила Женя.

— В самом факте наличия — нет. Но давно не виделся с дочкой. У нас с бывшей женой сложные отношения.

— А других детей нет?

— У второй жены ребенок от первого брака. Вот с ним мы общаемся, хотя с его мамой уже нет. — Губы его растянулись в хулиганской улыбке. — Предваряя ваш следующий вопрос, сообщаю, что на данном этапе от браков решил отдохнуть и нарушил сегодня корпоративную этику за неимением возможности ее соблюсти.

— Ну человек! Никакой интриги не оставили! — с притворным возмущением воскликнула Женя.

— Весь перед вами как на ладони. С открытой душой. Вы же меня тоже интриговать не стали.

— Знаете, мне на сегодня интриги по фамилии Ковригин вполне достаточно.

Поэтому хочется, чтобы все остальное было как можно проще.

— Ну вот я и иду навстречу вашим пожеланиям. Перед вами простой открытый человек. Только очень голодный. Как ни стыдно признаться, и впрямь есть захотелось. Вы как, завершили уже свою миссию?

— Нет. Буду свободна только после того, как Ковригин с семейством отбудет домой.

— Не волнуйтесь, — тронул Женю за руку Русаков. По Жениному телу пробежал ток. — Смотрите, писатель уже спонсоров благодарит. Знаете, попробую пробиться на фуршет и урвать вам кусочек.

— Мне главное — попить принесите, — взмолилась Женя. — От всех треволнений во рту пересохло. Да и жевать неловко, пока я при исполнении.

Через минуту Русаков вынырнул из толпы прямо перед ней, бережно неся в руках доверху наполненную тарелку и два бокала с водой!

— Ничего крепче брать не стал. Вы просили воду, а я за рулем. Кстати, подвезу домой.

— Да я сама за рулем.

Женя заметила: ее ответ расстроил его. Правда, он моментально обратил все в шутку:

— О, времена! О, нравы! Эмансипация до добра не доведет!

— Не любите женщин за рулем? Экий вы домостроевец.

— Не в этом дело. Раньше за женщиной можно было поухаживать. Предложил подвезти — уже знак внимания. Повел себя как джентльмен. Женщине приятно. И намек она понимает — внимание обратили. Да и мужчина с машиной, значит, солидный человек. Потом, довез девушку до дому, адрес ее узнал. А пока подвозишь, разговоришься, глядишь, свидание назначишь. Романтика, понимаете. А сейчас… «Я тоже за рулем», — передразнил он Женю. — И разъехались каждый в свою сторону, в одиночестве. Никакого удовольствия. Так ведь и счастье можно свое упустить.

— Успокойтесь, не упустите. У меня ваш телефон. И еще куча претензий, — в тон ему откликнулась Женя.

Да я не о нас, а обобщенно — о современной действительности. Кстати, кто-то здесь есть не хотел, а третью МОЮ тарталетку с икрой жуете. Женя» смутилась.

— Извините. Машинально.

— Да я специально на двоих запасался, — тоже принялся за тарталетку Евгений. — Предвидел, что этим кончится.

— О-о! Да вы у нас еще и ясновидящий!

— Почти. Тем не менее вы мне свои координаты тоже оставьте. Конечно, я теперь знаю, что вы в «Оптимал-банке» работаете, и так и эдак найду вас, но телефон из первых рук, согласитесь, приятнее.

Женя извлекла из сумочки визитку и быстро приписала от руки номер домашнего и мобильного.

— Положите сами мне во внутренний карман, — попросил Русаков. — А то руки заняты.

Женя исполнила его просьбу и почувствовала, как от ее прикосновения напряглось его тело. Похоже, он тоже на нее реагировал, и это ее взволновало.

Русаков судорожно глотнул из бокала:

— Знаете, у нас с вами много нерешенных проблем осталось. Как вы смотрите, чтобы нам встретиться денька через два?

На какой-нибудь нейтральной территории, — быстро заявил он.

Женя невольно улыбнулась. Явно пытается компенсировать то, что ему не удается подвезти ее на машине домой. И… волнуется! Как мальчишка, впервые приглашающий на свидание!

Ей было смешно и одновременно приятно, потому что он сам ей все больше и больше нравился, и она была совсем не против продолжить отношения.

— Я согласна, — ответила она.

8
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru