Пользовательский поиск

Книга Любовь на оливковом масле. Содержание - V

Кол-во голосов: 0

Женя надела плащ и осторожно поинтересовалась:

— Тебя что, утром не покормили?

— Во-первых, я уже не грудной, чтобы меня кормить, а во-вторых, Вовкин холодильник пребывает в еще более пустом состоянии, чем наш. Вчера пиццу с ним заказали, и пока подчищали проект, за ночь всю слопали. А днем, когда проснулись, кофейку выпили, и я решил, что до твоего обеда дотерплю.

— А ты разве не у де… — начала было Женя.

Артем перебил:

— Мама, к твоему сведению, когда я не ночую дома, то большей частью работаю, а не с девушками развлекаюсь. То есть иногда то и другое совмещается, но вообще-то я парень серьезный. И… есть хочу! — прорычал он.

— Уже идем, — отомкнула замок на двери Женя.

Когда они возвратились домой, Женя мигом отправилась на кухню. Не пропадать же продуктам!

Шинкуя капусту, она опять начала мучиться. Позвонить Русакову или не стоит? Воскресенье все-таки. Человек отдыхает, может, с семьей время проводит. Неудобно отрывать. А если еще жена трубку возьмет? Объясняй ей потом, кто она, Женя, такая. Мол, я та самая женщина, на которую ваш муж вылил масло. А если жена ревнивая., вообще ужас.

И Женя решила отложить звонок до завтра. Позвонит по служебному телефону. Может, трубку возьмет секретарша. Тогда она сразу назовет организацию. А при умелом построении разговора Женя, вероятнее всего, выведает и должность шефа. Хоть будет иметь представление, что он за птица. А вообще, зачем ей это нужно? Задурила Лизка ей голову. С другой стороны, теперь и самой интересно.

V

В понедельник утром, придя на работу, Евгения первым делом положила перед собой визитную карточку Русакова, но не успела набрать его номер, как ее вызвали на совещание. Уходя, она оставила на столе записку: «Позвонить Русакову».

Полтора часа спустя, когда Женя вернулась к себе, настроение у нее было самое боевое. Ей необходимо было выпустить на кого-то пар. Русаков — самая подходящая кандидатура! Она набрала номер.

— «Гранит-гарант», — ответили ей нежным девичьим голосом.

«Название фирмы или пароль?» — пронеслось у нее в голове.

— Будьте добры, Евгения Сергеевича Русакова, — произнесла она.

— Ой, а вы знаете, его нет.

— А когда будет? Или мне по мобильному позвонить?

— Смотря по какому вопросу, — откликнулась девушка. — Евгений Сергеевич в командировке.

— А когда приедет?

— Завтра поздно вечером. А вы по какому вопросу? Может, я помогу?

— Вряд ли, — быстро произнесла Женя. — Хотя, — в ней проснулась журналистская сметка, — уточните мне должность господина Русакова.

— А вы кто? — насторожилась девушка. — Потому что если журналистка, то я без санкции Евгения Сергеевича разговаривать не могу. У нас уже были по этому поводу неприятные случаи.

— Нет, я не журналистка. Евгения Шильцева. Банк «Оптимал». У нас с Евгением Сергеевичем наметился один совместный проект.

— Ой, извините, — стушевалась девушка. — Тогда давайте я сразу передам, как он приедет. У него есть ваш телефон?

— Да нет. Знаете, мы некоторым образом заочно знакомы. Лучше я сама ему перезвоню.

— Тогда звоните послезавтра, и лучше с утра, — посоветовала девушка.

— Так и сделаю, — пообещала Евгения.

Лишь повесив трубку, она спохватилась:

ведь должность-то Русакова девушка ей так и не назвала! «Стареешь, Женька, ослабевает профессиональная хватка, — мысленно укорила она себя. — Первый-то выстрел получился холостым. Хотя нет, не совсем. Название фирмы я узнала!»

Она задумалась, как и где выяснить, что такое «Гранит-гарант». По смыслу названия не определишь. За ним может крыться что угодно. И банк, и, к примеру, строительная контора, и даже мастерская по изготовлению надгробий. Женя усмехнулась. Весьма близко к тексту. Гранит — мастерская. Мол, гарантируем классные гранитные надгробия! Если так, хорошее же знакомство она завела. Именно гробовых дел мастера ей в жизни только и не хватает. И работа солидная, и тематика веселенькая. Надо Лизке сказать. Вот они вместе посмеются!

Женя снова воспользовалась Интернетом. На сей раз удачно. «Гранит-гарант» оказался страховой компанией. Уже хорошо. Надгробными плитами и не пахнет. Интересно все-таки, кем Русаков там работает? Увы, информации о компании содержалось мало. Лишь самые общие данные, среди которых фамилия Русакова не фигурировала.

Два дня пролетели в полной суматохе. Банк, в котором работала Женя, спонсировал выпуск трехтомной книги воспоминаний Ильи Ковригина.

В день праздника Женя приехала в ЦДЛ загодя. Следовало проверить, правильно ли расположены рекламные щиты их банка.

Первое, что ей бросилось в глаза, когда она вошла, — огромная растяжка над сценой: «Гранит-гарант». Откуда это взялось? Наверное, после какого-то предыдущего мероприятия осталось. Надо немедленно снять! И о чем только люди думают? Хорошо еще, додумалась приехать заранее и обнаружила. Останься тут это «гранитная» прелесть, с нее потом в банке голову бы сняли.

Евгения заметалась в поисках администратора, чтобы организовать с его помощью снятие растяжки. Поиски длились долго, а когда она его нашла, выяснилось, что реклама висит на совершенно законных основаниях.

— Это его спонсор, — дохнув на нее нежным запахом перегара, объяснил администратор. — Письменная договоренность имеется. Снять не могу.

— Не они, а мы — спонсор! — возопила Женя. — «Оптимал-банк»! Понимаете?

— Так мы ваши щиты тоже расставили. Действовали согласно договоренности. Не нравится, как стоят, можем переставить. Сейчас рабочих вызову. — Администратор схватился за мобильник.

— Мне не наши щиты, а растяжка чужая не нравится! — продолжала кричать на него Евгения.

— А это уже меня не касается, — сказал администратор. — Вы спонсоры, они спонсоры, разбирайтесь между собой.

— Но книгу мы ведь выпустили! «Гранит» совершенно ни при чем!

— Я и не говорю, что при чем. Вы книгу выпустили, а они фильм делают.

— Какой фильм? — изумилась она.

— Мне почем знать. Я не режиссер. Писателями тут командую.

— Почему мне про фильм никто ничего не сказал? — Евгения была совсем сбита с толку.

Совсем не ко мне вопрос. Вон там, — указал он пальцем на второй этаж, — мужик из «Гранита» бродит. У него и выясняйте. Между прочим, они против ваших щитов слова не сказали.

— Видно, они про нас знали, а я про них — нет. Покажите мне, пожалуйста, человека из «Гранита», чтобы долго не искать, — попросила Женя.

— Пойдемте, — повел ее в верхнее фойе администратор.

У входа в зал, возле щита «Оптимал-банка», стоял, раскачиваясь с пятки на носок, рослый мужчина в черном костюме.

«Как на похороны пришел», — с неприязнью отметила Женя.

— Вот, — подвел ее к мужчине администратор. — Евгений, хочу вас познакомить. Представитель «Оптимал-банка». — Он покосился на Женю. — Забыл, как вас по имени-отчеству.

— Евгения Владимировна, — машинально пробормотала она.

Вот он, значит, какой, оказывается, этот Русаков! Наконец-то она может его как следует разглядеть.

— Вы? — потрясенно смотрел на нее тот. Администратор заинтригованно хмыкнул.

— Ну познакомил вас и пошел.

Они даже не обратили на него внимания.

— Уже вернулись из командировки? — ляпнула Женя первое, что пришло в голову.

— Откуда вы знаете? — еще больше изумился ее собеседник.

— Звонила вам. Сами оставили мне телефон.

— А-а! — Он просиял. — Выходит, вам передали. А мне не передали.

— Да я не просила. Знаете, сложновато было объяснить, кто я. Не рассказывать же про масло.

Он смутился.

— Наверное, вы правы. Вы уж меня извините. Я эту бутылку от неожиданности уронил.

— Так были потрясены моей красотой? — Женя уже пришла в себя и решила съехидничать.

А он даже, пожалуй, и ничего, украдкой приглядывалась она к нему. Вполне симпатичный. Она перевела взгляд на его руки. Лизка была бы довольна. Кольца нет. Хотя это может ничего не значить. Не каждый женатый мужик кольцо носит.

7
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru