Пользовательский поиск

Книга Любовь на оливковом масле. Содержание - IV

Кол-во голосов: 0

— Эти? Помню. Годятся, — одобрила Лиза. — «Габор» — вечная ценность. А остальное — моя забота.

— Как-то все же неудобно у чужого человека платье одалживать, — поежилась Женя.

Не бери в голову, — отмахнулась подруга. — Для Галки это пустяк. Самое малое, что она может для меня в ответ сделать. А ты хоть наконец-то по-взрослому в свет выйдешь. Пора, подруга, расти. А то, на тебя глядя, и не подумаешь, что уже мама. Максимум на пятнадцать тянешь. Брючки, хвостики… Скоро Темка старше тебя будет выглядеть. Ты уже взрослая женщина, и оформлять себя надо соответственно. Иначе лучшие годы упустишь. Вроде девочка-девочка, а однажды проснешься — уже старуха.

III

Прошло двадцать лет, а в Жениной жизни все оставалось по-прежнему. Разве что Артем в последнее время все грозился ее покинуть.

— Сниму, мать, квартиру. Давай посмотрим в лицо реальности. Ты еще женщина молодая, но на охоту тебе осталось всего несколько лет. Дальше совсем сложно станет. А я годам к тридцати все же надеюсь жениться, детей родить.

— И прекрасно. Стану внуков воспитывать.

Я предпочел бы, чтобы у тебя, кроме внуков, свои интересы появились, своя семья. Слушай, ведь у тебя ее толком никогда и не было. Должна, в конце концов, испытать, что это такое. Не позволю я, чтобы вся твоя жизнь оказалась угроблена из-за меня. Потом состаришься и начнешь меня пилить: я, мол, тебе всю жизнь отдала, а ты, неблагодарный, стакана воды не принесешь… — Он выдержал выразительную паузу. — Шучу, конечно. Но мне действительно хочется, чтобы ты была счастлива. По-человечески, по-женски.

— А если не выйдет?

— По крайней мере, хоть попытаешься, и не останется у тебя и у меня ощущения нереализованных возможностей.

— Ой, ну, если хочешь, давай поживем раздельно, — сдалась в результате под его натиском Евгения. — Только зачем снимать? Разменяем квартиру.

— Ну да. На две однокомнатные клеточки. Нет уж. Исключено. Уж тогда лучше еще годик подожду, подрасту на работе, возьму кредит и куплю квартиру. Что же я буду рушить любовно свитое тобой гнездо?

— Вот и правильно. Подождем.

У Жени окончательно отлегло от сердца. Вопрос с разъездом откладывался минимум на год.

У Лизы за два прошедших десятилетия в личной жизни тоже мало что изменилось.

Она все так же вот-вот собиралась замуж. Очень хотела! И кандидатура каждый раз была самая подходящая. Потом неизменно что-то не складывалось, однако Лиза не унывала, и на ее горизонте появлялась новая кандидатура, естественно, куда лучше прежней.

Работ за эти годы Лиза поменяла множество. Спрашивать, что Лиза там делала, не имело смысла. Она везде попросту числилась, порой даже не зная, где территориально находится место, на котором она якобы трудится. Длительность пребывания на каждой новой должности напрямую зависела от длительности отношений с очередным любимым.

— И не боишься так жить? — тревожилась за подругу Женя.

— Можно подумать, у тебя стабильность. Ты сама, дорогая моя журналисточка, сколько работ сменила?

— Много, — вздохнула Женя. — Газеты и журналы без конца открываются и закрываются.

Что и требовалось доказать! Обстоятельства разные, а результат один. Да сейчас все так живут. Эпоха перемен! Главное, сидя на одной веточке, приглядеть себе следующую, прежде чем эта сломается.

— Тебя бы, Лизка, в народные мудрецы! — засмеялась Евгения.

В ком-то другом подобное отношение к жизни наверняка вызвало у Жени неприязнь и отторжение. Но Лиза была такая родная! С ней вместе столько пережито! Да и на самом деле она добрая! Сколько та помогала ей! И когда она развелась с Геной. И когда Артем вступил в переходный возраст. И даже эту квартиру помогла ей найти.

Да Лиза и впрямь цинично поступала с мужским полом, но и мужики тоже цинично ее используют. Ни один из них так на ней и не женился. У нее даже детей нет, и теперь уже точно не будет. Неудачный аборт навсегда положил конец этой мечте. Странно. Два таких близких друга — Лизка и Ларик. — и оба как заколдованные. Ну не везет им на личном фронте, и точка! Главное, желание семью построить у обоих огромное, а наделе не получается. Лизка хоть по-прежнему верит в будущее, а Илларион, кажется, отчаялся. Зато ему с работой везет. Раз в год, правда, издание обязательно меняет. Зато каждое последующее место лучше предыдущего. Его постоянно переманивают.

Связи у него везде, и Евгения ими с удовольствием пользовалась. Илларион ей никогда не отказывал. Вот и в последний раз пристроил в банк, пиарить и осуществлять связи с общественностью.

Ларик потом раскололся. Взяли в банк именно Женю, потому что мужик, который одновременно с ней претендовал на место, запросил в полтора раза больше, и жестко стоял на своем. Евгения же посчитала, что лучше синица в руках, чем журавль, которого еще невесть сколько ловить придется. В банке ее все устраивало. Территориальное расположение просто сказка — в соседнем с ее домом переулке, не надо каждое утро в пробках тыркаться. Кроме того, здесь она была сама себе начальником. И банк хоть и небольшой, но с очень солидными учредителями. Есть, короче, шанс зацепиться надолго. Жене уже надоело прыгать с места на место. Когда тебе за сорок, хочется стабильности. Хоть в чем-то.

IV

В воскресенье Женя, всласть выспавшись (с Лизой они накануне засиделись допоздна), первым делом заглянула в холодильник. Пустовато. А Тема собирался сегодня к обеду вернуться, надо бы что-нибудь приготовить. Бутербродами не обойдешься. Молодой мужской организм сына требовал еды, и много.

Можно, конечно, заказать готовое на дом. Самый простой и безболезненный выход. Однако они с Артемом и так в будние дни питаются в общепите. Какая же она мать, если хоть раз в неделю не приготовит нормальной, здоровой, свежей домашней еды! Один только недостаток — пока сама готовишь, нанюхаешься и аппетит пропадает. Наслаждаются в основном другие. Хотя и в этом есть смысл. Много не съешь — фигуру сбережешь.

Выпив чашку черного кофе, она натянула джинсы, куртку, кроссовки и направилась в супермаркет по соседству. Тот самый, где ей сапоги погубили. Кидая в большую тележку на колесиках продукты, Евгения осторожно озиралась по сторонам. Вдруг этот псих снова подстерегает ее с очередной бутылкой оливкового масла? Нет, сегодня ее, конечно, голыми пуками не возьмешь: кроссовки и джинсы старые. С другой стороны, тоже жалко.

Психа, к счастью, не оказалось. Женя спокойно накупила мяса, овощей, йогуртов, хозяйственных мелочей, и набралась у нее тележка с верхом. У кассы очереди не было. Быстро расплатившись, она уже толкала тележку к выходу, когда ее окликнул охранник.

— Остановитесь, пожалуйста.

— В чем дело? — заволновалась она. — Все оплачено. Чек хотите проверить?

Она принялась рыться в пакетах.

— Да не нужен мне ваш чек, — отмахнулся охранник. — Вы лучше ответьте, это на вас два дня назад масло вылили?

— А что, хотите заставить меня за него заплатить? — вскинулась Женя. — Между прочим, это не я его уронила. По-хорошему, мне за это компенсация полагается, как пострадавшей.

— Так вот я как раз насчет нее.

Это что же? Ваш магазин решил мне сапоги компенсировать? — уставилась на него Женя. Такого благородства она никак не ожидала, даже от хорошего супермаркета. В голове зароились догадки. Вероятно, после ее тогдашнего бегства разгорелся настоящий скандал, а они не хотят терять постоянного клиента. Вот и засуетились.

— Да нет, при чем тут магазин, — как-то даже съежился охранник. — Это мужик тот. Мы пока с ним разобрались, вас и след простыл.

— Его след уже сильнее простыл, — сказала Женя.

— Ошибаетесь. — Охранник полез в боковой карман форменной куртки и извлек из него бумажный прямоугольник. — Он вот здесь вам координаты свои оставил. Я ему объяснил, что вы часто здесь бываете, лицо мне знакомо. Ну он и просил передать, как только увижу.

5
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru