Пользовательский поиск

Книга Любовь мечту таит. Содержание - Глава шестая

Кол-во голосов: 0

— Разве можно их в этом винить? Марк мрачно покачал головой.

— Нет, но они были моей семье-и отвергли меня. Лишь теперь я понял, что в то время думал не о них, а только о себе.

Вот почему эти синие глаза всегда немного грустные. А она-то считала Марка властным и равнодушным. Следовало понять, что он-живой человек, а не какой-то точно отлаженный механизм. До того как к его фамилии стали прибавлять слово «сэр», он вел трудную жизнь. Неудивительно, что Марк ожесточился.

— Когда вы приехали в Англию?

— Мне исполнилось шестнадцать. Я сообразил, что обладаю двойным гражданством, поэтому обратился в консульство Соединенного Королевства в Боготе и получил британский паспорт. Это заняло много времени. Пришлось доказывать английским бюрократам, что я-это действительно я. Получив паспорт, сразу же устроился на трансатлантическое судно. Там познакомился с милой парой из Глазго. Я им понравился, и Дуглас предложил мне работу, если захочу остаться в Англии.

— Что за работа?

— Он сказал, что это будет работа в офисе. Мы переписывались полгода. Потом мне надоело мотаться туда-сюда по океану, и по прибытии в Англию я списался с судна и отправился в Глазго. Дуглас Крайтон оказался порядочным человеком. Он дал мне работу в офисе и оплатил учебу на вечерних курсах счетоводов.

Позже я закончил еще курсы бухгалтеров. Когда мне исполнился двадцать один год, я стал заниматься бизнесом и заработал кое-какие деньги. Потом занялся юриспруденцией. Дуглас все время ставил передо мной очередную цель — в то время я мечтал стать его партнером. Но в двадцать шесть лет уже имел свое дело и занялся инвестициями. Встречался со многими богатыми и влиятельными людьми, и один из них пригласил меня в свой банк. Конечно, я никогда не думал, что стану главой финансово-промышленной компании.

— Это похоже на сказку, — промолвила Эвелин. — Не понимаю, почему вы боитесь, что кто-то узнает о вашем прошлом. Вами будут восхищаться, ведь вы смогли пробиться наверх с самого дна! Люди не станут осуждать-совсем наоборот!

Тэлворт грустно посмотрел на девушку.

— Обещайте… Никогда и никому не повторяйте того, что услышали. Даже вашему дедушке. — Марк помедлил. — И самое главное — ни слова Валери. Ей так хотелось бы иметь оружие, которым сможет сразить меня!

Эвелин чуть не спросила «почему?», но вовремя прикусила язычок. Ей вспомнились глаза кузины, сверкавшие ненавистью. Марк оставил Валери, и она не могла простить этого. Бедная Валери, понимаю ее чувства. Но если бы я оказалась на ее месте, не стала бы мстить. Мне бы не хотелось его уничтожить. Какой в этом толк?

Вслух же Эвелин сказала:

— Не могу поверить тому, что люди могут быть такими жестокими.

— Вы еще плохо знаете жизнь, — нежно заметил Марк. — Понимаю, трудно поверить, но это так.

— Я бы доверила вам свою жизнь, — искренне заметила девушка.

Тэлворт с трудом перевел дыхание:

— Благодарю вас, Эвелин.

Она уже верила возлюбленному всем сердцем, но он этого не знал. Марк считал ее наивной, но ошибался.

Я его люблю, поняла Эвелин. И хочу, чтобы этот мужчина любил меня по-настоящему. Я так желаю этого, как никогда ничего не желала в своей жизни.

Глава шестая

Валери и ее мать встречали Рождество в доме Макферсона на Одли-стрит. Эвелин приготовила традиционную индейку и пропитанный коньяком рождественский пирог, который подала со взбитыми сливками.

Валери вплыла на кухню с двумя бокалами шампанского.

— Счастливого Рождества, Эвелин, — сказала она, протягивая девушке бокал.

— Тебе тоже счастливого Рождества! — Эвелин пригубила напиток. Сухое шампанское пощипывало язык, и девушка даже чихнула.

— Я думала, вы пригласили на ужин еще кого-нибудь… Дерека, например? — невинным тоном заметила Валери, в то время как глаза буквально сверлили собеседницу. — Или мистера Тэлворта?

Эвелин тянула с ответом, делая вид, что очень озабочена содержимым стоявших на плите кастрюлек.

— Рождество — семейный праздник, не так ли? — нашлась она наконец. — Кстати, ты все еще встречаешься с этим… Ну как его там?… Маркусом?

— Магнусом Камбером, — поправила Валери. мгновенно насторожившись. — Да. А что?

— Просто так… Он работает на мистера Тэлворта?

— Магнус является движущей силой успеха Марка, — ядовито сообщила мисс Карсон. — Тэл-ворт-всего лишь фасад, а всю работу делает Камбер. Он великий человек, гений, если хочешь. Магнус может узнать подноготную любой компании за несколько дней и вывернуть наизнанку любую тайну, у него нюх, как у гончей, на деньги, и он запросто раскрывает секреты, похороненные много лет назад. Без Камбера наш шеф не смог бы добиться такого грандиозного успеха. Однако Тэлворт обладает богатством и властью, а тому, кто таскает для него каштаны из огня, достаются лишь жалкие крохи в виде жалованья. Что делать, мир несправедлив!

Эвелин посмотрела на книгу, которую читала, пока индейка томилась в духовке. Девушка погрустнела:

— Да, это так. Но все равно мы живем гораздо лучше, чем миллионы людей в других странах.

Валери взяла книгу.

— Гарсия Маркес? Я не знала, что ты увлекаешься творчеством этого аргентинца.

— Колумбийца, — машинально поправила Эвелин и порозовела. Она поняла, что весьма опасно говорить с кузиной о Колумбии, ведь Марк не хочет, чтобы та прознала о его прошлом.

— «Сто лет одиночества»?! — прочитав название, Валери насмешливо-удивленно подняла брови.

— О… я… Да… — начала заикаться Эвелин, будто ее поймали на месте преступления.

— Почему у тебя такой виноватый вид? — Валери почуяла добычу, и глаза ее сузились, как у кошки.

Эвелин постаралась, чтобы смех звучал беззаботно, но вышло плохо.

В этот момент к никудышной актрисе явилось спасение в лице Тимоти.

— Пришел предложить помощь!

— Спасибо, справлюсь сама. — Эвелин обрадовалась возможности сменить тему. — Сейчас проверю, все ли в порядке в столовой.

Стол сверкал серебром и хрусталем. У каждого прибора лежали рождественские хлопушки В центре в тяжелых викторианских серебряных подсвечниках стояли красные свечи. Белые и темно-красные хризантемы, украшавшие стол, наполняли комнату горьковато-свежим зимним ароматом.

Эвелин пригласила гостей к столу. Ужин прошел великолепно, а потом настал черед рождественских подарков. Тимоти подарил племяннице золотой браслет. У нее загорелись глаза, когда раскрыла футляр. Валери надела украшение на изящное запястье и повертела рукой.

Щедрого дядюшку наградили поцелуем в щеку. — Благодарю. Мне очень нравится, — прошептала Валери.

Тетушка Камилла получила золотую брошь. Кажется, она ей тоже понравилась, и дама сразу же прикрепила подарок к платью. Эвелин хотелось бы больше любить Камиллу, но в тетушке бьпо нечто неестественное. Она делала подтяжку и всегда очень осторожно улыбалась, боясь слишком сильно растянуть кожу. Каштановый цвет волос, хоть и шел ей, имел явно искусственное происхождение. Все ухищрения Камиллы продлить молодость почему-то создавали у Эвелин ощущение, что сущность дамы так же фальшива, как и облик. Тимоти торжественно преподнес внучке зеленый замшевый футляр.

Девушка открыла его и задохнулась. Потом благоговейно вынула подарок и поднесла к свету.

Браслет с бриллиантами и изумрудами таинственно переливался в неярком пламени свечей.

Эвелин услышала, как обладательница другого браслета поперхнулась воздухом.

— О… — прошептала Эвелин. — Дедушка… Какая прелесть…

— Это браслет твоей бабушки. Видишь, цвет камней совпадает с цветом ее глаз… и твоих тоже.

Тимоти помог внучке застегнуть браслет. В футляре лежали и серьги — искрящийся водопад изумрудов и бриллиантов. Камни нежно переливались, стоило девушке повернуть голову.

Валери не могла отвести жадного взгляда от драгоценностей. Красивое лицо исказила зависть.

— Счастливица. — Голос Валери мог заморозить воду.

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru