Пользовательский поиск

Книга Люба, Любочка, Любовь. Содержание - XI

Кол-во голосов: 0

— Уже отработала? — в состоянии, близком к шоковому, воскликнул он. — Каким образом?

— В казино выиграла, — решила поиздеваться над ним я.

Он почти поверил. И очень, по-моему, позавидовал, но, взглянув на купюры, успокоился:

— Не свисти, Любка, это те же самые.

— Никак номера запомнил?

— Именно. Они подряд были. Из одной пачки.

— И ничем-то вас не обманешь, товарищ генерал. Да успокойся. Просто деньги твои не понадобились.

— Ремонт не сделали?

— Сделали, и отличный!

И тут он даже с каким-то уважением спросил:

— Неужели натурой расплатилась?

— Фу, как пошло!

— Подруга, не обижайся, пожалуйста. Я в качестве комплимента!

— Ну ты хам!

Его синие глаза взирали на меня с невинной детской восторженностью:

— Да как ты не понимаешь! Деньги за ремонт от любой возьмут, а натурой совсем не от каждой.

— В таком случае, подружка моя любимая, вынуждена тебя разочаровать. Я ничем не расплачивалась.

— Мужика подцепила! — возопил он. — А кому спасибо? Равилю! Предоставил тебе возможность на Славке потренироваться, и результат пошел. Сколько денег сэкономила!

— Слушай, я не из-за денег!

— Какая разница, из-за чего! Главное, экономия налицо. Мужик-то нормальный? При деньгах?

Не удержавшись, я похвасталась:

— Хозяин автосервиса.

Равиль загорелся:

— Ценнейший кадр! Слушай, мою тачку к нему по блату пристроить нельзя?

— А отрабатывать, значит, мне? — ехидно осведомилась я.

— Почему. Я заплачу. Или бартером. Готов ему курс массажа сделать.

— По-моему, ты зря из нашего салона ушел. Все чаще изменяешь принципам.

— Ради родной машины чего не сделаешь, — ничуть не смутился Равиль.

— Циник ты, — бросила я ему на прощание.

Его следовало принимать таким, какой он есть.

Три дня я ждала. И три ночи мучилась. Чем больше проходило времени, тем страшнее мне становилось, что Марк больше не позвонит.

Он позвонил. Мы опять встретились. А потом еще. И еще. Мы уже с ним были на «ты», когда он наконец решился пригласить меня к себе домой.

Это была типичная холостяцкая квартира, из тех, куда приходят только ночевать. Чисто, аккуратно, но не уютно. Меня это не огорчило, а обрадовало. Женщиной здесь и не пахло.

Марк сварил очень вкусный кофе. Мы посидели. Послушали музыку. И разошлись. Вернее, он снова проводил меня до дома и поцеловал на прощание в щеку. Это, конечно, уже ближе к делу, чем поцелуй руки, но недостаточно.

Я по-прежнему терялась в догадках, однако сама торопить события не решалась. Стиснула зубы и набралась терпения.

Салон наш тем временем открылся. За месяц Таймуразов провернул грандиозный ремонт. Мрамор и колонны были, конечно, фальшивые. Но, если особо не приглядываться, выглядело внушительно. Нечто среднее между греческим и русским купеческим стилем — много блеска, золота, всяческих арочек, нишек, в которых стояли вазы и гипсовые изваяния обнаженных дев и юношей — в расчете, как я полагаю, на различную ориентацию потенциальных клиентов.

Нас Фомич обрядил в белые хитоны с золотым шитьем. На мой взгляд, весьма безобразно, да и работать неудобно, но с хозяином не поспоришь. Он говорил, что это концептуально.

Клиентов поначалу действительно было мало, и я, воспользовавшись моментом, заманила Марка. Римка, как его увидела, затряслась. Но я ее сразу предупредила:

— Стричь стриги, но в остальном руками не трогать.

— Твой, значит? — Как она это сказала! — Отхватила-таки где-то!

Да, надо ее со Славкой свести! Стрижка действительно преобразила Марка. Ему самому понравилось.

— Буду теперь только к вам ходить, — с удовольствием глядя на себя в зеркало, сообщил он Римке.

— Милости просим, — ответила Римка и состроила ему глазки.

Я рассердилась и в отместку сделала Марку чистку лица и три разных маски. А после отправила на маникюр и педикюр. Оттуда он вышел какой-то подавленный и смущенно сказал:

— Раз в год, конечно, можно, но вообще странное ощущение.

— А ты привыкай, — посоветовала я. — Вышел в буржуазию, так держи фасон.

— Люба, а для тебя это важно? Интересный вопрос!

— Не то чтобы очень, но приятно.

— Тогда сдаюсь. Буду ходить. Заодно за тобой пригляжу. А то еще уведут.

Его слова бальзамом разлились по моему сердцу.

XI

Мы с Марком встретились еще несколько раз. Так же невинно, как и прежде. Я продолжала теряться в догадках. Он явно был ко мне неравнодушен и расположен, но почему-то при этом не предпринимал никаких решительных шагов.

Может, у него действительно какие-нибудь проблемы по мужской части? Мне все чаще вспоминались слова Светланы. И еще эта история с бывшей женой. Она ушла от Марка, потому что у них не было детей. Правда, он сказал, что у нее и со вторым мужем ребенка не получилось, но причина в обоих случаях могла быть разная. Как бы узнать? Наверное, надо с Леной поближе познакомиться. Она давно с Марком дружит, наверняка в курсе.

Потом на какой-то момент мне стало не до Марка. Собственный ребенок занял все мое свободное время и все мои мысли. Я собирала Василису на дачу. Она ухитрилась вырасти даже из того, что ей покупали в мае! Пришлось сломя голову носиться по магазинам. И еще Василиса решила заранее закупить канцтовары к новому учебному году. И список книг мне вручила по внеклассному чтению, большую часть которых тоже пришлось покупать. А родители мои из-за наступившей жары раскисли и оказались плохими помощниками. Они сидели дома, глотали таблетки и мечтали о свежем воздухе. Я бы их вывезла пораньше, но у Василисы, как назло, в школе устроили практику, которую она пожелала отбыть от звонка до звонка. Смысла в этом, по-моему, не было никакого. Дети болтались по пустой школе, что-то мыли, благоустраивали территорию. А на самом деле просто общались.

Наконец и это испытание кончилось. Я в два захода вывезла свое семейство на дачу. За это время несколько раз отказывалась от свиданий с Марком. Он даже предлагал мне помощь в перевозке ближайших родственников, но я не чувствовала себя вправе подвергать его такому испытанию. К тому же процесс этот весьма интимный: прими я его помощь, мои родственники могли воспылать ненужными надеждами, и чего доброго все испортили бы, вмешавшись в наши и без того очень зыбкие отношения.

Вернувшись в Москву, я два дня отсыпалась и приводила себя в порядок, а то чувствовала себя загнанной лошадью.

Только после того, как мое отражение в зеркале стало более или менее нормальным, я решилась позвонить Марку. Мобильник его оказался вне зоны досягаемости и пребывал в таком состоянии до конца дня. Услышав на следующее утро тот же ответ, я осталась в полном замешательстве. Меня охватила тревога. Обычно он всегда находился на связи. Вдруг что-то случилось? Вечером я позвонила Марку домой. Трубку никто не взял. И мобильный по-прежнему не работал.

Утром я позвонила Марку в офис. Подошла секретарша, радостно объявившая, что Марк Андреевич в отпуске и будет не раньше чем через две недели. Он уехал даже не предупредив и не попрощавшись! Такое вообще не укладывалось у меня в голове. Я ему все про себя рассказывала, а он вообще ни слова не произнес об отпуске. Путевку горящую, что ли, купил? Нет, на него не похоже. Но, в конце концов, он вправе считать себя свободным человеком. У него передо мной нет никаких обязательств. Мы с ним даже не любовники. А многие мужчины и перед женами не любят отчитываться. Главное, выяснила, что жив-здоров. Я как могла оправдывала его поступок, но горечь и обида не уходили.

В пятницу я уехала к своим. А в субботу с утра наведалась к Косте и Лене. Они обрадовались. Лена меня угостила вкуснейшим морсом из ягод. Разговор шел ни о чем. Я уже собралась уходить (не спрашивать же впрямую про Марка, стыдно как-то), когда Костя, то ли догадавшись о цели моего визита, то ли вовсе без всякого умысла, сказал:

— Вот справится Марк со своей баней, обязательно снова соберемся. И шашлычки, конечно, затеем.

19
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru