Пользовательский поиск

Книга Лето любви. Содержание - Глава 22

Кол-во голосов: 0

Глава 22

Фредерика на большой скорости ехала от колледжа Беды Достопочтенного к дому Лоркана. Лицо у нее было злое и бледное. Она остановилась возле шикарной белой виллы. Двое полицейских, которые следовали за ней в светло-серой машине, припарковались у обочины на приличном расстоянии от ее машины. Они видели, как девушка решительным шагом направилась к входу в дом. Она резко нажала на кнопку звонка и не отпускала ее, нетерпеливо ожидая, когда ей откроют дверь.

– Сообщи об этом боссу, – посоветовал сидевший за рулем полицейский своему напарнику.

– Ты думаешь, что у нее контакт с покупателем именно здесь? – удивился напарник.

– Может быть, – не очень уверенно ответил водитель.

Инспектора Ричарда Брейна звонок застал в тот момент, когда он садился за стол, чтобы насладиться традиционным субботним ростбифом. Не обращая внимания на укоризненный взгляд жены, инспектор взял телефонную трубку. Он узнал адрес, названный его подчиненными, и заверил их, что в этом доме Фредерика Делакруа не может встречаться со скупщиком подделок. Брейн приказал полицейским продолжить слежку за Фредерикой. Потом Ричард набрал номер Лоркана, долго ждал, но к телефону никто не подходил. Очевидно, Лоркана Грина не было дома.

Дверь никто не открыл. Фредерика вернулась к машине и принялась раздумывать, что же ей делать дальше. Полицейские терпеливо ждали развития событий.

Теперь девушка была уверена, что Лоркан забрал полотно, но не сжег его. В том, что именно Лоркан Грин забрал из ее машины копию «Старой мельницы и лебедей», она не сомневалась. Может быть, он вернулся в Лондон? Возможно, в галерее, в подвале, есть помещение, где он сможет сжечь картину, не привлекая внимания.

Или, может быть, именно сейчас он везет эту картину инспектору Ричарду Брейну?

– Нет, – громко сказала Фредерика.

И подумала: хватит об этом. Чтобы предъявить ей обвинение, полиция должна хотя бы обнаружить картину у нее, не говоря о других доказательствах ее виновности. А Лоркан, если он все еще сотрудничает с полицией, вряд ли стал бы красть у нее копию.

Внезапно Фредерика засмеялась.

– Ах, Лоркан, какой же ты сумасшедший, галантный, удивительный дурак.

Она покачала головой, прогоняя слезы радости. Наконец все выяснилось. Не так, как она планировала, но какое это имеет значение? На этот раз она может позволить ему действовать по собственному разумению. Фредерика включила зажигание и вдруг задумалась… куда же ей ехать? Она собиралась поехать домой, но теперь… Лоркан вернется сюда, в Оксфорд, когда сделает то, что задумал. В этом Фредерика была уверена. Хотя бы для того, чтобы сообщить, что он все сделал. А комната в колледже все еще числилась за ней до утра понедельника.

Фредерика кивнула головой, как бы соглашаясь с собственными мыслями, развернула машину и поехала назад в колледж. Двое полицейских, очень удивленных ее поведением, незаметно следовали за ней.

В большом зале колледжа Рив и Норман Рикс играли свою самую ответственную сцену. Они что-то говорили друг другу, но так тихо, что никому из присутствующих, как бы они ни напрягали слух, не удавалось разобрать ни одного слова. Норман сделал вид, будто собирается уйти, но Рив схватил его за рукав, удерживая на месте.

Норман решительно покачал головой. Как и было предусмотрено сценарием, во время этой сцены все «сотрудники» издательской фирмы «Оксфордские шпили» стояли рядом. Когда Рив и Норман бросили выразительные взгляды в их сторону, остальные делегаты конференции, к своему неудовольствию, не смогли определить, на кого именно смотрели актеры. Джулия, как и полагалось ей по роли, оправдывающимся тоном произнесла следующие фразы:

– Знаю, все вы считаете, будто это я убила Джона из-за того, что он заставил меня сделать аборт. Но мне кажется, здесь действовало несколько человек. – Она надула губы. – Подумайте сами, разве удалось бы одному человеку похитить картину? Мне кажется, что тут замешаны эти двое. – Она выразительно посмотрела на Рива и Нормана. – И они же хотят подставить меня. – Тут Джулия залилась слезами.

Джерри отвернулась, изобразив на лице отвращение. Эннис, успокаивая, ласково похлопала Джулию по руке, но выглядела при этом озабоченной. Делегаты конференции, наблюдавшие эту сцену, посовещались о чем-то между собой. Сразу после ужина «инспектор» должен был окончательно изобличить преступника, после чего конференция заканчивалась. Предварительно всем участникам конференции было предложено написать на листке бумаги, кто и почему, по их мнению, убил Джона. И никто из них не предполагал, что впереди их ждет великолепная сцена отравления вином Рива!

Фредерика вернулась в свою комнату в колледже. Она с нетерпением ждала возвращения Лоркана и, чтобы убить время, принялась читать какой-то журнал. Девушка не допускала даже мысли о том, что никогда больше не увидит Лоркана. Он не из тех людей, которые пасуют перед трудностями. Нет. Чем сложнее положение, тем упорнее он становится. Фредерика рассеянно листала журнал, внимательно прислушиваясь, не раздастся ли стук в дверь и не появится ли здоровенный полицейский с ордером на ее арест.

Время шло, но никто – ни полицейский, ни Лоркан – так и не появился.

В подвале галереи Грина в Лондоне свет от горящей картины отражался в глазах Лоркана. Труд Фредерики, на который она потратила несколько недель, тщательно подготавливая холст, делая наброски и выполняя копию маслом, быстро исчезал в языках пламени. По мере того как картина превращалась в струйки дыма, поднимающиеся к высокому потолку подвала, у Лоркана становилось легче на душе. Теперь Фредерика вне опасности. Ей не нужно больше волноваться, и она может подумать о нем.

Теперь он будет держать ее на коротком поводке и, если потребуется, прикует цепью к кровати. При этой мысли все тело его заныло…

В половине третьего все участники конференции, в том числе и женщины, которые не понимали в крикете ровным счетом ничего, отправились в парк на намеченное в программе конференции соревнование по крикету. В соревновании должны были принимать участие также сотрудники и студенты колледжа Беды Достопочтенного. Команда колледжа во главе с администратором состояла из преподавателей и нескольких студентов, которые все еще оставались в Оксфорде. По результатам жеребьевки им досталось право на первый удар. Их противником была команда из числа делегатов конференции. Игра началась, сонный послеобеденный воздух наполнился звуками, которые обычно сопровождают любимую англичанами игру в крикет. Оказавшиеся в это время в парке туристы и местные жители, наслаждавшиеся свежим воздухом, узнали о матче. Они расположились на траве, увеличив число зрителей, и аплодировали при каждом удачном ударе игрока той или другой команды.

– Ничего не понимаю в крикете, – призналась одна из зрительниц своей подруге, – но готова наблюдать за игрой весь день, если игроки будут такие красивые, как этот, – добавила она, указывая на Рива.

Подруга посмотрела на Рива, который стоял недалеко от них и как раз готовился ударить по мячу.

– Я тебя понимаю, – согласилась она.

Эннис находилась рядом и слышала этот разговор. Ее охватили противоречивые чувства: радость, что он принадлежит ей, и ревность. Девушка улыбнулась и вытянулась на траве, подложив руки под голову.

Завтра они уже будут в Лондоне. Интересно, предложит ли ей Рив переехать к нему. Как было бы хорошо оставить свою маленькую жалкую квартирку и опять начать нормальную жизнь. С тех пор как Эннис встретила Рива, прежняя жизнь стала казаться ей скучной и пустой.

В тени огромного раскидистого каштана на обочине дороги возле ограды парка стоял темно-синий «Мерседес» с затемненными стеклами. Его номера, запачканные грязью, разобрать было невозможно. Карл Стразерс, сидя в машине, наблюдал за матчем, нетерпеливо барабаня пальцами по рулю. Он представлял себе темноволосую актрису, входящую в ворота парка рука об руку с красивым спутником. У нее было такое выражение лица, будто, кроме него, на свете для нее ничего больше не существует.

41
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru