Пользовательский поиск

Книга Лето любви. Содержание - Глава 21

Кол-во голосов: 0

Ему стало почти дурно от страха. Кожа покрылась потом, его трясло. Никого не встретив, Рей подошел к кабинету администратора и толкнул дверь. Конечно, она была закрыта на ключ. Значит, в кабинете никого нет. Рей быстро огляделся, встал на одно колено и вытащил из дипломата отмычку. Он вставил отмычку в замочную скважину, нажал, повернул, и… «клик», дверь открыта.

Рей поднялся с колен, снова огляделся вокруг. Никого. Он вошел в комнату, бесшумно закрыв за собой дверь. Некоторое время постоял, оглядываясь и переводя дыхание. Потом прошел прямо к большому шкафу. Он тоже был заперт на ключ. Верная отмычка помогла Рею и на этот раз. В задней стенке шкафа Рей, как и предполагал, обнаружил тяжелую дверцу старинного сейфа. Он довольно ухмыльнулся. Такой сейф открыть совсем несложно. Минуты через три он уже проверил последнюю цифру и набрал нужную комбинацию. Рей открыл дверцу сейфа. Сердце его билось так сильно, что он почувствовал тошноту. Среди гроссбухов, металлических коробок с мелочью и каких-то бумаг режиссер без труда обнаружил картину, свернутую в рулон и тщательно обернутую белой тканью. Рей осторожно вытащил рулон и дрожащими руками развернул ткань. Теперь Хогарт у него в руках! Буквально в его руках! Ему ужасно хотелось развернуть холст и посмотреть на картину, но этого нельзя было делать. На это просто не было времени. Рей достал из своего дипломата копию картины, завернул в белую ткань и положил в сейф. Ему понадобилось не много времени, чтобы закрыть дверцу сейфа и защелкнуть замок.

Уничтожая следы, Рей Верни носовым платком протер все поверхности, которых мог коснуться, и отправился к двери. Опасный момент! Он осторожно приоткрыл дверь кабинета и выглянул в щель. Чисто! С бьющимся сердцем Рей вышел из кабинета. Режиссер с подлинником портрета Альфреда Гора работы Уильяма Хогарта в дипломате шел по двору колледжа к большому залу. Ему придется сидеть во время ужина и сцены «убийства», зная, что рядом лежит похищенная им картина. Однако Рей был уверен – это испытание его нервы выдержат.

Глава 21

Наступило воскресенье, последний день конференции. Фредерика в своей комнате заканчивала копию картины «Старая мельница и лебеди», нанося последние мазки. Ее совершенно не волновало, увидит ли она эту картину снова. Было почти десять часов, когда она вышла из колледжа и пошла в гараж за арендованной ею машиной. Какой-то человек незаметно последовал за ней.

Город еще спал, а церковные колокола уже оповестили о начале утренней службы.

Был прекрасный день в прекрасном городе, но Фредерика этого не замечала, ее занимали совершенно другие дела и заботы. Она посмотрела на часы: если поторопиться, можно успеть домой к обеду. И вообще чем скорее она уедет из Оксфорда, тем лучше.

«Ах, Лоркан, что же мы натворили», – с горечью подумала Фредерика Она вошла на территорию гаража. Следовавший за ней мужчина достал мобильный телефон и позвонил кому-то Разговор был очень коротким. Фредерика заплатила за машину и вернулась на ней в колледж Беды Достопочтенного Осторожно маневрируя, она аккуратно поставила машину на маленькую автомобильную стоянку колледжа. Девушка даже не догадывалась, что за ней следят уже двое – полицейский и Лоркан Грин. Его серебристый «Астон-Мартин», припаркованный на Уолтон-стрит, привлекал к себе восхищенные взгляды прохожих.

Лоркан проходил через арку Бекета, когда заметил во дворе колледжа знакомую фигуру с приметными рыжими волосами. Остановившись в тени арки, усталый светловолосый Адонис в голубой рубашке, широких брюках и синем пиджаке наблюдал за тем, как девушка исчезла в дверях здания, где находилась ее комната. Оглядевшись вокруг, Лоркан не заметил ни одного полицейского. Они, наверное, сидят в машине на улице, ожидая, когда Фредерика выйдет из колледжа.

Лоркан вздрогнул, увидев девушку. Она несла завернутую в белую ткань картину, которая сразу бросалась в глаза. Черт побери, с таким же успехом она могла бы нести плакат с надписью: «Я мошенница. Арестуйте меня! « Ее безрассудство ужаснуло его. Лоркан последовал за Фредерикой к автомобильной стоянке, где она оставила свою машину, и увидел, как девушка осторожно положила картину на заднее сиденье просторной машины.

Делегаты конференции проследовали у него за спиной в часовню. Им хотелось посмотреть, как проходит воскресное богослужение в колледже. В часовне на своем месте уже сидела Эннис, ожидая, когда наступит ее время сыграть главную роль в большой драматической сцене.

Фредерика, вспомнив, что забыла кувшин с кистями у себя в комнате, помчалась назад. Лоркан подошел к ее машине, попробовал открыть дверцу и, к своей радости, убедился, что она не закрыта. Лоркан огляделся вокруг, внимательно осмотрел окна колледжа, но не заметил ничего подозрительного. Он осторожно достал картину, закрыл дверцу и пошел к Уолтон-стрит, где стоял его автомобиль. Лоркан Грин осторожно положил картину на заднее сиденье и накрыл ее пледом в черно-красную клетку, который держал для пикников. Затем он запустил мотор и умчался на большой скорости. В это время Фредерика вернулась на автомобильную стоянку. Девушка подошла к машине и остановилась в нерешительности, заметив, что картины нет на месте. Куда же она исчезла?

В часовне началась служба, и все присутствующие встали при первых звуках церковного гимна. Многих удивило, что Эннис так настаивала на том, чтобы сесть именно на это место, подальше от калорифера. Странно, ведь в часовне было довольно прохладно. После скромной, но трогательной службы настроение у всех было приподнятое, на душе стало легче.

У всех, кроме Рея Верни. Рядом с ним стоял дипломат, в котором все еще находился подлинник Хогарта. Распевая вместе со всеми псалом «Пребудь со мной», он сверлил взглядом затылок Карла Стразерса, сидевшего перед ним. Рею хотелось задушить его. Сейчас картина могла бы спокойно и надежно, как в сейфе, храниться в чемодане, который стоял в шкафу в номере гостиницы «Рали». Но нет. Этот Стразерс позвонил ему утром по телефону и потребовал, чтобы Рей непременно показал ему картину. Он, видите ли, хочет убедиться, что с картиной все в порядке. Грозился отказаться от покупки, если Верни не покажет ему полотно. Черт бы его побрал! Сначала Карл настоял на своем присутствии на конференции, а теперь опять давит на него.

Служба подошла к концу, и люди начали вставать со своих мест.

– Не понимаю, зачем ты затеяла всю эту суматоху, – громко сказал Рив, свирепо глядя на Эннис. – Знаешь, ты просто капризная девица!

Актриса ответила ему злобным взглядом.

– Я терпеть не могу калориферы, вот и все, – громко и резко сказала Эннис, стараясь, чтобы все, кто пришел на службу позже и не видел, как она выбирала место подальше от калорифера, запомнили ее слова.

Рив покачал головой:

– Что с тобой, Эннис, дорогая моя? Нервы на пределе? Может быть, тебе известно что-нибудь такое о покойном Джоне, чего мы не знаем?

– Ах, замолчи, – накинулась на него Эннис.

Она отступила назад и нечаянно толкнула стоявшего за ней Рея. Тот пошатнулся и выпустил из рук дипломат, который с глухим стуком упал на каменный пол.

– Джон охотился за тобой, а не за мной, – огрызнулась Эннис, делая вид, будто не замечает Рея, поднимающего свой дипломат с пола.

Зрители не обратили внимания на Рея. Все внимательно прислушивались к ссоре между Эннис и Ривом. Сегодня вечером делегаты конференции должны узнать разгадку мистерии. Каждому хотелось угадать, кто же «убийца». Это было уже делом принципа для всех, а особенно для издателей, специализирующихся на детективах.

Рей с ужасом наблюдал, как дипломат ударился о спинку скамьи, замки щелкнули и открылись. Эннис краем глаза наблюдала за происходящим. Она сознавала, что виновата в случившемся, и пыталась придумать, как спасти положение. Рив повысил голос, привлекая всеобщее внимание.

39
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru