Пользовательский поиск

Книга Лето любви. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

Тут совсем некстати появилась тележка с десертом. Лоркан взял сырный десерт, а Фредерика, внезапно поддавшись веселому настроению, заказала гораздо более плотное блюдо – богатые калориями малиновые меренги.

Когда они снова остались одни, Лоркан наклонился к Фредерике и сказал:

– Знаешь, в отличие от многих молодых художников тебя ждет блестящее будущее. Уверен, что не только я захочу приобрести твои работы.

Счастливая Фредерика кивнула:

– Спасибо.

Лоркан вздохнул. Поняла ли она его намек? Он надеялся, что поняла. Если Ричард арестует Фредерику, он не сможет помочь этой безрассудной девушке. И это будет ее концом.

Последние лучи солнца исчезли за портом Мидоу, а Лоркан и Фредерика все сидели за кофе, говорили о ее картинах, о ее будущем.

Лоркан медленно вел машину к центру города, но остановился еще до того, как они подъехали к колледжу Беды Достопочтенного. Он повернулся и увидел, что в ее счастливых глазах внезапно появилась настороженность. Его опять поразило, насколько она неопытна. Как невинна. Это заставило его почувствовать себя настоящим злодеем. А еще человеком, нечаянно натолкнувшимся на спрятанное сокровище.

– Я подумал, что мы можем прогуляться пешком до колледжа, – мягко сказал он. – Если, конечно, ты не возражаешь против прогулки под луной.

Фредерика глубоко вздохнула. Возражает! Была полная луна, они шли по тротуару, обсаженному вишневыми деревьями. Часы колледжа Св. Антония пробили десять. Подсвеченные башни, зубчатые крепостные стены и легендарные «грезящие шпили» Оксфорда мерцали в вечерней духоте. Какой-то глупый дрозд, введенный в заблуждение искусственным светом, сладко пел в ветвях у них над головами.

Лоркан взял девушку за руку, и ее сердце подпрыгнуло. Фредерика не чувствовала под собой ног, когда они шли к колледжу Беды Достопочтенного. Они шли рядом, но говорили мало. Наконец они подошли к главному входу в общежитие, и Лоркан заметил, что Фредерика насторожилась.

– Ну… – Она повернулась к нему, явно не желая приглашать его войти. – Я… не хотите ли…

Лоркан прижал палец к ее губам.

– Я не собираюсь заходить к тебе, – тихо сказал он. – Фредерика, подумай над тем, что я тебе сказал сегодня. У тебя большое будущее, если ты сама не навредишь себе.

Фредерика насторожилась, услышав в его голосе настойчивое предостережение. Что? Как? А потом его голова склонилась к ней. У нее было одно короткое мгновение подумать: «Он собирается поцеловать меня!» И вот он уже целует ее. Она покачнулась, когда его губы коснулись ее губ – теплые, твердые, нежные и… такие прекрасные. Лоркан обнял ее за талию. Прижал к себе. Остатки благоразумия призывали его остановиться, оттолкнуть ее, но было уже слишком поздно. Он чувствовал, как ее губы раскрываются, уступая его губам. Услышал ее нежный, похожий на вздох стон удовольствия и свой стон в ответ.

Фредерика почувствовала, как ослабели ее ноги, она боялась упасть и была счастлива, что Лоркан крепко прижал ее к себе. Голова у нее кружилась. Смешались их дыхания, их запахи, их чувства. Они стали единым существом. Фредерика ощутила его руки на своей спине. Ее глаза закрылись.

А потом Лоркан стал отодвигаться от нее, медленно-медленно. Их губы расставались с тихим вздохом сожаления.

Лоркан шумно вздохнул и отступил назад. Он чувствовал головокружение. Был потрясен. Он увидел, как Фредерика открыла глаза – эти бархатные, темные, как ночь, глаза.

Это сумасшествие. Все было сумасшествием. Ему нельзя было влюбляться. Не сейчас! Не в эту женщину!

– Фредерика, – мягко сказал он. – Спокойной ночи!

«И прощай», – добавил он про себя, ощущая такую боль, какой не испытывал никогда прежде. Потому что в этот миг был твердо уверен, что больше не увидится с ней. Просто не отважится увидеть ее снова.

Глава 9

Рив выскочил из автобуса и направился на репетицию, не обращая внимания на восхищенные взгляды женщин. Он был в светло-синих шортах и свободной шелковой рубашке с короткими рукавами. На его загорелых руках и ногах играли мускулы.

Рив вспомнил неприятный разговор по телефону с Гейл Эверс, и лицо его омрачилось. Гейл не сказала ничего определенного относительно его шансов получить роль в «мыльной опере», но пожелала ему удачи и неожиданно пригласила на церемонию вручения премий за лучшие кино– и телевизионные фильмы, которая должна состояться в конце этой недели. Рив с радостью принял приглашение, но теперь его волновало, как отнесется к этой новости некая молодая особа. Да Бог с ней! Ради нее – очаровательной мисс Уиттинггон – он не собирается отказываться от такого приглашения. Ему необходимо продвинуться любым способом – честным или нечестным.

Но, подойдя к дому и увидев Эннис, поднимающуюся по лестнице к входной двери, Рив помчался за ней как хищник, преследующий свою добычу. Тут уж проходящие женщины просто рты разинули от изумления!

– Эй, Эннис. Подожди!

Эннис, которая как раз открывала входную дверь, вздрогнула от неожиданности и оглянулась. Был час пик. На улице полно людей, возвращавшихся с работы, но высокий загорелый Рив выделялся в толпе, и Эннис без труда заметила его. Девушка смотрела, как Рив бежит к ней – короткие шорты обтягивают его ягодицы, темные кудрявые волосы красиво развеваются, – и почувствовала, как ее охватывает желание.

После развода у нее еще не было мужчины. Совсем не было. Единственное существо мужского пола, которое уже почти год видела ее постель, был Флетчер, любимый с детства игрушечный медведь. Сейчас внезапно ее гормоны напомнили ей, чего она себя лишает. Огромным усилием воли Эннис прогнала это естественное желание. Когда Рив подбежал, на лице ее уже играла, как она считала, равнодушная улыбка.

Риву эта улыбка показалась больше похожей на оскал голодной волчицы, готовой броситься на него. Но он уже начал привыкать к ее нападкам.

– Думал, что не догоню тебя, – сказал Рив. прислонясь к стене и глядя на Эннис сияющими глазами.

– Ты бежал всю дорогу, чтобы сказать мне это? – спросила Эннис, насмешливо подняв одну бровь. – И в такую жару.

Было невыносимо стоять так близко от него, видеть струйки пота на его лбу и бороться с желанием слизнуть их. Все это только разжигало ее страсть.

Рив открыл было рот, чтобы достойно парировать удар, но понял, что лучше этого не делать. Поэтому он только улыбнулся и покачал головой.

– Эннис, Эннис, Эннис, – укоризненно сказал он. – Что я должен сделать, чтобы ты не сердилась на меня? Встать на колени и просить прощения?

Эннис представила себе, как Рив стоит на коленях, глядя на нее темно-синими глазами, его губы совсем близко от ее пупка… Она поморгала, прогоняя это видение.

– С этого ты мог бы начать. Но, думаю, лучше не здесь, – насмешливо сказала она, толкая дверь в прохладный холл.

Жильцы дома возвращались с работы, здоровались с ними и проходили мимо. Эннис и Риву пришлось прекратить разговор. Странно, но необходимость проявлять вежливость на людях отвлекает от других мыслей, например, от мыслей об одном опасном, но очень привлекательном мужчине. Рив стоял так близко, что Эннис чувствовала его теплое дыхание на своем лице. Мимо них прошла молодая мать с ребенком в коляске. Малыш был очарователен. Рив помахал ему рукой, а мать с восхищением смотрела на Рива. Эннис сделала вид, будто ничего не заметила.

Они поднялись на третий этаж и подошли к квартире, в которой проходили репетиции.

– Неужели все уже пришли? – удивилась Эннис, взглянув на часы. – Я думала, сегодня для разнообразия мы будем первыми.

Рив понимающе улыбнулся.

– Волнуешься? – спросил он.

– Да, – неохотно призналась Эннис.

Теперь, когда воскресное представление было так близко, Эннис действительно волновалась. В настоящее время у нее не было ангажемента в театре. Вынужденная зарабатывать на жизнь, Эннис временно работала регистратором одного маленького симпатичного отеля. Там ей тоже приходилось играть – играть роль гостеприимной хозяйки. И она волновалась, исполняя свою роль. Однако это не шло ни в какое сравнение с тем волнением, которое она испытывала перед предстоящей мистерией. Даже если зрителей, делегатов конференции, будет всего лишь человек пятьдесят.

15
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru