Пользовательский поиск

Книга Как в кино. Содержание - Эпилог

Кол-во голосов: 0

Во взгляде доктора Джи мелькнуло нечто сродни восхищению.

— Кажется, с вопросом карьеры вы начинаете разбираться самостоятельно. Подумайте, какая нужна решимость, чтобы отказаться от предложения «Плейбоя» ценой в миллион долларов. Еще год назад у вас такой решимости не было.

— Год назад я бы на это согласилась ради новой машины.

Доктор Джи усмехнулась:

— Вот видите? Прогресс налицо. Татьяна помолчала, осмысливая.

— Я отказалась от миллиона долларов! Доктор Джи прямо-таки засияла от гордости:

— Да, вы это сделали.

— А ведь миллион долларов мне бы пригодился, — с чувством сказала Татьяна.

Доктор Джи снова рассмеялась:

— Мне тоже.

На Татьяну снизошло удивительное спокойствие, и одновременно появилась внезапная потребность выговориться.

— Кажется, я знаю, почему смогла отказаться. Потому что я теперь не такая. Я имею в виду — не секс-бомба. Думаю, секс-бомба умерла. Во всяком случае, я на это надеюсь. Конечно, если этот фильм будет иметь успех, она еще может воскреснуть, и мне еще придется решать, как с ней быть. Господи, это же прямо как у Шер, правда? — Татьяна улыбнулась. — Может, я еще снимусь для календаря. Знаете, красивые такие, с девушками в купальниках на океанском песочке. Но больше никакой обнаженки! Нет, я не стыжусь того, что я сделала. Все было очень пристойно и даже со вкусом — и фильмы, и «Плейбой». Я показала только грудь и зад. Мужчин, которые видели мою вагину, можно сосчитать по пальцам, хватит двух рук и одной ноги, и еще пальцы останутся. Да, несколько лет я была горячей штучкой. Не вижу в этом ничего плохого. Никто от этого не пострадал. Думаю, я попутно спасла еще и немало браков. Многие пары просто стесняются пройти в заднюю комнату видеосалона за порнофильмами, и поэтому они покупают кассету «Женщина-полицейский под прикрытием». Как бы то ни было, решение, которое я приму сейчас, касается не только меня. Мне нужно думать и о детях.

Доктор Джи кивнула:

— Материнство меняет женщину.

Татьяна подобрала под себя ноги.

— Я знаю. И теперь мне хочется по работе заниматься чем-нибудь таким, что бы детям тоже понравилось. — Она рассмеялась. — Мне придется хранить «Грех греха» под замком, пока им не исполнится восемнадцать. Не очень-то это весело. Кроме того, есть еще Кристин. Представляете, она хочет стать актрисой! Я этого так боюсь, что не передать словами. Один раз мне приснился кошмарный сон: Кристин приходит домой и объявляет, что согласилась на главную роль в фильме «Леди-патрульный». Сон кончался тем, что я со взбивалкой в руке гоняюсь по комнате за Добсонами. Добсоны — это паршивые продюсеры, с которыми мне раньше приходилось работать. Что вы на это скажете?

Доктор Джи улыбнулась:

— Думаю, этот сон говорит сам — за себя.

В памяти Татьяны снова всплыл образ Джека. Только на этот раз она не испытала боли. По-видимому, сегодняшний прием у психотерапевта помог ей что-то преодолеть в себе. Она чувствовала себя свободной, и ей не терпелось поделиться новым ощущением.

— Хотите знать, что мне больше всего нравилось в Джеке?

— Хочу.

— С ним мне никогда не хотелось отвечать на телефонные звонки после шести вечера.

— Что вы имеете в виду?

— Это нечто вроде теста. Если ты после шести вечера с удовольствием отвечаешь на телефонные звонки, значит, в твоих отношениях с парнем проблемы. Неужели вы не понимаете? Я была дома с Джеком, он приносил бутылочку моего любимого вина, с нами были близнецы. В морозилке нас ждала большая упаковка шоколадного мороженого… Что еще нужно? С какой стати мне рваться отвечать на телефонные звонки?

Доктор Джи понимающе кивнула:

— Да, действительно.

— Именно этого мне больше всего не хватает. Я так говорю, потому что ради рекламы фильма я встречалась с Грегом Тэппером. Ничего не было, только представление для публики. Но я знаю, что, если бы я сошлась с мужчиной вроде него, по вечерам я бы вскакивала и бежала к телефону на любой звонок. Да я бы с кем угодно готова была говорить. Даже с продавцами телемагазинов. Даже с матерью… Кажется, я слишком много болтаю. Боже, как же давно я так не говорила! И это так здорово! Если вам покажется, что я слишком часто перескакиваю с одной темы на другую, скажите. Я знаю, что у меня есть такой недостаток. Сегодня мы с Септембер вместе ходили по магазинам, покупали платья для премьеры. Это было здорово! Я добавлю шопинг к списку приятных дел. Между прочим, вы слышали про скандал с Констанс Энн, вы следите за развитием событий? Ее передачу закрыли, и у нее неприятности с законом. Я слышала, что в Интернете и в городе можно купить пиратские копии кассет, снятых скрытой камерой во время ее передач. Говорят, они даже обогнали по популярности новый выпуск «Шальных девчонок на весенних каникулах». Между прочим, в одной из серий снималась Кристин, она была в Панама-Сити по…

— Татьяна, — перебила доктор Джи, показывая на часы, — нам пора заканчивать.

Эпилог

Нью-Йорк, театр Зигфелда

Татьяна попросила родных и близких друзей не приходить на премьеру фильма, и, к ее облегчению, они согласились. Ее страх впервые увидеть себя на большом экране становился все сильнее, и Татьяне показалось, что если по одну сторону от нее постоянно будет находиться Грег, а по другую — Китти, это создаст вполне уместный деловой антураж.

И все же ей было немного обидно, что никто не попытался ее переубедить. Ну хотя бы немного поартачились. Хотя бы кто-нибудь притворился, что ему не все равно. Впрочем, Татьяна решила не обижаться: в конце концов, все заняты не меньше ее.

Кристин поехала вместе с Мэнни и его родными в винный округ Сан-Франциско. Энрике при поддержке Джейрона готовил короткую презентацию «Супергерлз и кролик Гу-Гу», с которой должен был выступить перед руководством «Картун плэнит». Керр усердно трудился над очередной поэмой для информационного бюллетеня «Мэри Кэй». На этот раз его опус был посвящен парфюмированному лосьону для тела. Близнецы, естественно, благополучно остались дома с Саритой.

И вот Татьяна появилась на публике в роли кинозвезды. Она держала за руку мужчину, который ей даже не нравился, притворялась, что внимательно слушает все, что ей шепчет Китти, которая наклонялась к ее уху каждые пять минут, и с замиранием сердца ждала отзывов, которые се вознесут или уничтожат. Понравится ли фильм критикам? Будет ли публика аплодировать? Сколько фильм соберет за первый уик-энд проката? Теоретически все это должно быть для нее очень важным. Но почему-то не было. Нисколечки.

Когда-то Татьяна думала, что только сумасшедший может добровольно отказаться от славы. У нее просто в голове не укладывалось, как можно не желать стать звездой. Как Сисси Спейсек, например. Эта актриса не дала жерновам голливудской мельницы ее перемолоть. Она поселилась на ферме и снималась только тогда, когда ей самой этого хотелось, а если ей нужно было получить награду, то она появлялась на церемонии без макияжа и в мужниной рубашке. Большая оригиналка. Другой пример — Дэни Мур, которая отказалась от всего и посвятила жизнь трем дочерям. Правда, в этом ей немало помогли миллионы на банковском счету. Но больше всего Татьяну поражала сама идея отказаться от всего этого и заявить миру: «Смотрите, вот что на самом деле для меня важно». Раньше она не могла этого понять — теперь понимала.

До финальных титров оставались считанные секунды. Но Татьяна думала о приеме после премьеры. Сколько он может продлиться? Заметят ли гости, если она улизнет? Она могла бы вернуться в отель «Гудзон» и позвонить домой. Учитывая разницу во времени с Лос-Анджелесом, близнецы еще не спят. Это было бы все равно что побыть всего несколько минут приглашенной звездой на собственной вечеринке.

«Да, я кинозвезда. Вам нравится мое платье? Оно от Каролины Эррера. Что дальше? Я читаю сценарии, хожу на встречи. Поцелуй, еще поцелуй… А сейчас мне пора. Пока!»

66
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru