Пользовательский поиск

Книга Как в кино. Содержание - Глава 18

Кол-во голосов: 0

Как она хорошо все задумала! Констанс Энн перенеслась мыслями в прошлое. Она подмешала отраву в еду, предназначенную для актрисы, которую она дублировала. Совсем немного отравы — столько, чтобы она не умерла, а просто на несколько дней вышла из строя. Но по злому капризу судьбы эту еду съела актриса, которую дублировала Татьяна. Неудачный поворот событий до сих пор не давал Констанс Энн покоя. Рыжая стерва получила шанс блеснуть. И самое обидное, что этот шанс предоставила ей сама Констанс Энн.

— Вы обе добились успеха как актрисы, — продолжал Джек. — Кому теперь есть дело до того, что случилось много лет назад на каких-то курсах?

«Мне есть дело…»

Констанс Энн небрежно пожала плечами:

— Не знаю, может, мне и правда стоит зарыть топор войны. — «На могиле Татьяны».

— Когда я играл в футбол, у нас бывали яростные стычки… мы толкались, ругались, могли и кулаком врезать, но не было такой ссоры, которую нельзя забыть за бутылкой пива.

Констанс Энн кивнула, делая вид, что внимательно слушает. В действительности ее нисколько не интересовали уроки спортивной дружбы. Ей нужно было раздобыть чертов сценарий.

— Мне правда пора. Ты не против, если я перед уходом воспользуюсь вашим туалетом? Мне далеко ехать…

Джек хотел было проводить Констанс Энн, но она возразила:

— Не занимайся ерундой. У тебя и так полно забот с малышами. Я сама найду туалет.

И она нашла — сценарий. Он лежал в спальне на тумбочке возле кровати.

Миссия была выполнена.

Глава 18

— Вас когда-нибудь гипнотизировали? — спросила Септембер.

— Нет, — ответила Татьяна.

— А я хочу попытаться. Вы не знаете, что произошло в ту ночь, но, может быть, вместе нам удастся выяснить, что запечатлелось в вашем подсознании.

Татьяна посмотрела на подругу безумным взглядом.

— Доктор, мое подсознание — это как неблагополучный район, я вам не советую туда заходить. Уж поверьте моему слову.

— Вы боитесь того, что я могу обнаружить?

— Я-то не боюсь, а вот вам стоит бояться.

На лице Септембер на мгновение отразился ужас.

— Снято! — крикнул Кип Квик.

Он встал со своего режиссерского места и подошел к ним. Тесная, но безукоризненно оформленная съемочная площадка сегодня представляла собой обшитый темными панелями кабинет доктора Беверли Хоффман, психиатра, — ее играла Септембер Мур.

— Отличная сцена! — Кип неутомимо перекатывал во рту жвачку. — Сделаем еще один дубль. — Он обнял Септембер за плечи. — На этот раз постарайся показать чуть больше страха после Татьяниной реплики.

Септембер кивнула и сделала то, что от нее требовали. Она выражала эмоции с тонкостью и изяществом отбойного молотка. По сравнению с ней Фэй Даннавэй в «Дорогой мамочке» была просто Сарой Бернар.

Но Кипу дубль понравился, он велел отправить материал в печать и дал команду подготовить площадку для съемок следующей сцены.

Техники засуетились.

Септембер метнула недовольный взгляд в сторону Кипа.

— Подумать только, этот молокосос смеет не доверять моей актерской интуиции! Да он еще пешком под стол ходил, когда я получила «Оскара». Может, он не знает, что я получила награду киноакадемии как лучшая актриса второго плана?

— По идее должен знать. Ты повесила плакат над столом, за которым мы едим.

— Слава Богу, что я догадалась это сделать! Очень важно, чтобы все сознавали, что снимаются вместе с обладательницей премии «Оскар». Это поднимет моральный дух на съемках. — Септембер невесело рассмеялась. — Видит Бог, это нам не помешает.

— Что ты имеешь в виду?

Септембер так удивилась, что даже отпрянула от нее.

— Ты что, не читала сценарий?

Татьяна была удивлена не меньше. Она подняла свой экземпляр сценария, весь потрепанный и испещренный пометками.

— Это моя рабочая копия. Еще одна лежит у меня дома, на тумбочке в спальне. Я знаю свой текст назубок, можешь спросить с любого места.

Татьяна закрыла глаза, показывая, что не подглядывает, и начала с того места, которое первым пришло в голову:

— Страница 62. Вторая медсестра: «Вам придется подождать здесь. Хирург к вам выйдет, как только мы что-нибудь узнаем».

Септембер ее преданность фильму только позабавила.

— Дорогая, иногда для того, чтобы оценить вещи беспристрастно, нужно взглянуть на них со стороны. Сценарий ни к черту не годится. Примерно как «Шелковые чулки» в последний сезон. — Она понизила голос до едва слышного шепота: — За такие слова меня могут уволить. — Она с опаской огляделась. — Но честное слово, по-моему, этот фильм даже хуже, чем «Тело как улика». Ну, помнишь, там еще играет Мадонна и она выливает на Уиллема Дафо расплавленный воск.

«Тело как улика» Татьяна помнила прекрасно. Смешная картина, которая вовсе не задумывалась как комедия.

— Мало того, «Грех греха» хуже, чем «Цвет ночи», — продолжала Септембер. — Помнишь этот фильм? Там играет Брюс Уиллис. Если взять кадры из режиссерской версии, можно как следует рассмотреть причиндалы Брюса Уиллиса. — Септембер захихикала. — Неудивительно, что Деми Мур с ним развелась.

Татьяна вымученно улыбнулась. Ей не верилось, что Септембер поливает грязью сценарий «Грех греха». Ведь это отличный сценарий, все так говорят. Дэвид Уолш изрядно поднапрягся, чтобы запустить в производство эту машину Грега Тэппера.

— Дорогая, в чем дело? У тебя такой вид, какой был у меня, когда я услышала, что мое место в «Голливудских крестиках-ноликах» заняла Джоан Ван Арк.

Татьяна бросилась на защиту сценария:

— Если ты думаешь, что фильм никуда не годится, почему ты согласилась в нем сниматься?

— Во-первых, это крупный проект, а во-вторых, мне нужны деньги. Опомнись, девочка, серьезных фильмов в год снимается всего несколько штук, и на них уже претендуют Николь Кидман, Джулия Роберте и Гвинет Пэлт-роу. А все остальное, что снимается, просто барахло. Вот почему я так много работаю на телевидении. Но по сути, там ненамного лучше. В фильме «Еще несколько кусочков, Дженни» я только и делала, что орала на Кэти Холмс, пока она ела бублик.

Разговор происходил по дороге к трейлеру Септембер. Татьяна шла, уставившись прямо перед собой невидящим взглядом, и слова подруги воспринимала почти как помехи в эфире.

Она пыталась взглянуть на сценарий непредвзято. Если абстрагироваться от того, что Грег Тэппер — кинозвезда, что за фильмом стоит такой монстр киноиндустрии, как «Юнивижн», и что на большой экран фильм продвигает Дэвид Уолш, тогда останется только… О Боже!

Мысль стала обретать четкую форму. Если вычесть все эти факторы, то что получится? Всего лишь очередной фильм категории Б, разве что без ужасных продюсеров, Дона и Гли Добсонов. Технически это пере водит фильм в категорию Б-плюс, возможно, даже в А-минус — если учесть качество кормежки и гардероб.

Септембер вошла в свой необъятный трейлер, который купила незадолго до того, как ее карьера пошла на спад. Она уже тогда знала, что в будущем ей пригодятся атрибуты звездной жизни, чтобы подкормить самооценку.

Татьяна вошла следом — вошла и замерла как вкопанная. На кровати Септембер Кристин страстно обнималась с каким-то полуголым парнем. Парень был типичным образчиком картинного красавчика — бугристые мускулы, обесцвеченные волосы, загар из солярия.

— Кристин! — взвизгнула Татьяна.

— Роб! — завопила Септембер.

Парочка на кровати продолжала страстно целоваться, как будто не слышала ни звука.

Септембер сняла с ноги туфлю и запустила ею в Роба. Низкий каблук угодил парню в правое плечо, тут только он и Кристин наконец смогли оторваться друг от друга.

— Мы же договаривались, что ты подождешь в трейлере и будешь смотреть телевизор! — взорвалась Татьяна.

Кристин легонько пожала плечом:

— Я так и сделала. Но потом пришел Роб. Все равно мне надоело смотреть «Судью Джуди».

Татьяна смерила Роба таким взглядом, словно перед ней был не человек, а бак с токсичными отходами.

57
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru