Пользовательский поиск

Книга Как в кино. Содержание - Глава 17

Кол-во голосов: 0

Джек перестал ее целовать.

— Как, ты хочешь сказать, что у тебя даже нет яхты?

— Нет… если, конечно, не считать пластмассовую лодочку Итана.

Джек пожал плечами:

— Что ж, на худой конец сгодится и эта.

Он снова стал целовать ее шею, на этот раз с куда большей страстью. Татьяна немного отстранилась и всмотрелась в его лицо. Идеально правильные черты, чувственные губы, горящие глаза, в которых как в зеркале отражается ее собственное желание. Она прижалась к нему и почувствовала, как нарастает его возбуждение. Тогда она опустила руку и беззастенчиво погладила ту часть его тела, которая обещала удовлетворить ее желания.

Татьяне вообще нравилось тело Джека. Это было тело атлета, находящегося на пике спортивной формы: широкие плечи, плоский живот, упругие ягодицы, мускулистые плечи и крупные сильные руки.

Татьяне пришла в голову мысль, от которой она рассмеялась. За первые два дня съемок она по меньшей мере часов восемнадцать провела в постели с Грегом Тэппером, прославленным голливудским жеребцом. Однако этому кинокумиру, мечте тысяч женщин, было далеко до Джека. Она не дала бы за него даже мелочи, вывалившейся из карманов и закатившейся в складки диванной обивки. Грег был невысокого роста и уже начал отчаянную борьбу с пробивающейся лысиной. Если Джек был в отличной форме, то Грег — просто в хорошей. Кроме того, ему даже в состоянии полной эрекции не нужен был длинный носок, чтобы спрятать свое мужское достоинство, — вполне хватало и обычного, до щиколотки. Ах да, в довершение всего он не умел хорошо целоваться.

— Над чем смеешься? — спросил Джек.

Татьяна некоторое время сомневалась, стоит ли ему рассказывать.

— Ни над чем.

— Я бы не стал приставать к тебе с расспросами, но ты только что дотронулась до моего пениса и сразу рассмеялась. Знаешь ли, если это любовная прелюдия, то не самая лучшая.

— Честное слово, я смеялась не над тобой. — Татьяна погладила Джека по щеке. — Мы снимали постельную сцену с Грегом Тэппером два дня, но за все это время он ни разу не вызвал у меня никаких чувств, кроме разве что тошноты. И это забавно, потому что в присутствии Грега женщины просто млеют. А я только и ждала, когда режиссер наконец крикнет «Снято!» и можно будет свалить со съемочной площадки.

Джек улыбнулся:

— В таком случае тебе нужно быть очень хорошей актрисой.

— Еще бы! Детка, я играю так, как Мэрил Стрип и не снилось. Никогда еще многочисленные камеры, снимающие под разными углами, и искусство монтажа не были так необходимы, как в нашем случае. — Татьяна обняла Джека за шею и прижалась к нему. — Мне кажется, у тебя постельные сцены получались бы очень хорошо. Не понадобились бы никакие ухищрения, только природный талант.

Руки Джека заскользили по ее телу, гладя груди, бедра, ягодицы.

— А мне кажется, я в этом деле новичок, мне нужно много раз репетировать.

Джек посмотрел ей в глаза. Желание, которое Татьяна прочла в его взгляде, было таким жарким, что взгляд, казалось, прожигал ее, как луч лазера. На секунду она замерла в предвкушении, не в состоянии пошевелиться.

— Держись за меня.

Татьяна крепко обняла Джека за шею, он оттолкнулся от бортика и поплыл на спине на середину бассейна, в самое глубокое место.

— Вдохни.

Вся душа Татьяны пылала как в огне. После недолгого сомнения она подчинилась и набрала полную грудь воздуха.

Джек погрузился под воду и потянул ее за собой.

Татьяна открыла глаза. Сначала их защипало, но через несколько секунд она привыкла. Джек занял под водой такое положение, что его голова оказалась между ног Татьяны. Он подплыл ближе и прижался ртом к самому средоточию ее женственности.

Джек стал дразнить ее губами и языком, лаская, но не давая ей того, чего ей больше всего хотелось, но потом сжалился, и его язык нырнул внутрь.

Татьяне не хватало воздуха, она выгнулась дугой, поднимая бедра ему навстречу. Каждое движение языка Джека, каждый его нежный толчок, каждое прикосновение пальцев приносили ей непередаваемое наслаждение. И вдруг ее охватил пульсирующий жар, разогнавший холод, и ее напряжение разрядилось каскадом чувственных спазмов, которые все длились и длились.

Точно уловив момент, когда ей стало совершенно необходимо глотнуть воздуха, Джек подтолкнул ее к поверхности. Дав Татьяне ровно столько времени, сколько было нужно, чтобы жадно втянуть в себя воздух, он накрыл ее рот своим. Они вместе скользили по поверхности воды, пока Татьяна не уперлась спиной в бортик бассейна. Поцелуй Джека был жадным, требовательным, восхитительно-властным.

Когда Татьяне снова стало не хватать воздуха, она оторвалась от Джека и вдохнула. Затем обхватила его за талию, без слов умоляя утолить снедавший ее голод. Языком Джек только раздразнил ее желание, и теперь она жаждала большего. Ей нужно было ощутить в себе его плоть, ничто другое ее бы не удовлетворило.

Джек поочередно ласкал ртом ее соски, согревая их дыханием и касаясь кончиком языка. Это, конечно, было очень приятно, но Татьяна уже погрузилась в предвкушение того, что должно последовать дальше. Она чувствовала его горячее твердое мужское естество совсем рядом, но Джек все медлил.

— Джек, прошу тебя… — со стоном взмолилась она. Он поцеловал ее еще раз.

— О чем ты просишь?

Татьяна знала, что именно он хочет услышать, но ей никогда еще не доводилось умолять мужчину. Ее желание обострилось до такой степени, что дыхание стало резким, прерывистым. И наконец она сдалась. В конце концов, слова — это всего лишь слова. А награда будет так сладка…

— Пожалуйста, Джек, возьми меня.

В то же мгновение Джек резким толчком вошел в нее: Острый, на грани боли, голод мгновенно сменился восхитительным ощущением наполненности. Оргазм настиг Татьяну с третьим толчком, она словно взлетела на сияющую радугу. Когда все стихло, она рухнула на Джека, ошеломленная небывалой остротой ощущений.

Когда Джек отстранился от нее, он был так же обессилен, как она, его грудь тяжело вздымалась.

— Это… было… невероятно.

— Удивительно…

— Мои ноги стали мягкими, как вареные макаронины. Татьяна засмеялась:

— А я видела неземной свет.

— Мои ноги до сих пор дрожат.

Татьяна поняла, как она может положить конец этому словесному состязанию.

— Спорим, на этот раз ты меня не переплюнешь: я тебя люблю.

Джек шлепнул кулаком по воде. Его честолюбивой натуре, по-видимому, была противна сама мысль о проигрыше, о какой бы игре ни шла речь. Он посмотрел на луну, и на его лице заиграла довольная улыбка.

— А я тебя люблю еще больше.

— Докажи!

Он перевернулся на спину и поплыл, гордо демонстрируя доказательство. Татьяна нетерпеливо поплыла к нему.

— Ты что, подмешал в вино виагру?

Глава 17

Татьяна приоткрыла глаза и сладко потянулась. Она еще не проснулась окончательно.

Над ней возвышался Энрике с бумажным стаканчиком кофе в руке, его глаза смеялись.

— Надеюсь, это такой кофе, какой я люблю?

Она села, чтобы взять стаканчик, и поспешно натянула одеяло на спящего Джека, чтобы прикрыть наготу. Энрике рассмеялся:

— Раз ты забралась в постель с ним, значит, не будешь возражать, если я устроюсь рядом с той красоткой, которая спит в твоей комнате?

Татьяна чуть не спрыгнула с кровати.

— Полегче, это моя сестра, ей всего семнадцать!

— Ну, тогда, конечно, другое дело. — Секундная пауза. — Когда у нее день рождения?

— Энрике!

— Шучу, шучу. Знаешь, для женщины, которая только что две ночи подряд трахалась, ты держишься на редкость чопорно.

Энрике присел на краешек дивана.

— Близнецы уже встали и играют в манеже. — Многозначительный взгляд на Джека. — Нужно еще что-нибудь сделать?

Татьяна жадно отпила кофе из стаканчика.

— Почему ты пришел так рано? — Она улыбнулась. — Нет, ты не подумай, что я жалуюсь, просто я не привыкла, чтобы, когда мне что-нибудь нужно, ты оказывался рядом. Энрике ухмыльнулся:

53
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru