Пользовательский поиск

Книга Как в кино. Содержание - Глава 9

Кол-во голосов: 0

Не прекращающийся стук в дверь гостиничного номера вернул Татьяну к действительности. Она нехотя поднялась с кровати и поплелась к двери.

В номер ворвалась Септембер Мур. В платье с открытыми плечами, сделанном из ткани леопардовой раскраски, и с сумочкой такого же рисунка она выглядела довольно нелепо.

— По-моему, Канны и без тебя похожи на зверинец. Септембер продефилировала мимо Татьяны и плюхнулась в кресло.

— Конечно, но мы же все любим животных.

— Где ты была?

— На вечеринке кинокомпании «Мирамакс».

Татьяна пожала плечами:

— Меня туда не пригласили.

— Меня тоже, но я прорвалась. Отличное шампанское, кормежка — так себе. Там был Бен Аффлек. Я хочу от него ребенка. Вернее, я хочу от него забеременеть, а ребенка он может взять себе.

Септембер Мур стала жертвой ситуации, о которой говорят: «Слишком много, слишком быстро». В двадцать лет она взлетела на пик славы, получив награду киноакадемии как лучшая актриса второго плана за роль в фильме «Открытки из Парижа». Сейчас, пятнадцать лет спустя, она появлялась как приглашенная актриса в сериале «Закон и порядок» и снималась во второразрядных фильмах для кабельного телевидения. Ее последней работой была роль отчаявшейся матери, дочка-подросток которой страдает анорексией, в фильме «Ну еще кусочек, Дженни!».

— В баре я видела Дэвида Уолша, — вкрадчиво сказала Септембер. — Мне показалось, ему было одиноко.

Татьяна задумалась, сможет ли она на практике осуществить свой план. Расклад получался такой: на Каннском кинофестивале она не участвует ни в одном из представленных фильмов, у нее нет агента, короче говоря, она — всего лишь пытающаяся пробиться к славе актриса, которая подумывает, не соблазнить ли ей продюсера, чтобы получить главную роль в новом фильме. Да уж, в ее карьере это определенно шаг вниз. Не хватало еще, чтобы подъехал Хью Грант и предложил ей сесть в машину, тогда ее можно будет официально считать проституткой.

Чувствуя себя совершенно несчастной, Татьяна рухнула на кровать.

— Не знаю, смогу ли я на это пойти. Если надо сыграть шлюху в паршивом фильме, я не против, но в реальной жизни у девушки все-таки должны быть какие-то моральные принципы.

Это короткое моралите не произвело на Септембер впечатления.

— Ты хотя бы представляешь, на что мне пришлось пойти, чтобы достичь моего нынешнего положения?

— Ты имеешь в виду положение в левом нижнем углу «Голливудских крестиков-ноликов»?[2]

— Между прочим, ты зря иронизируешь. Они неплохо платят, а после шоу дают целую корзину подарков.

В дверь стукнули три раза. Татьяна застонала и поплелась открывать. В коридоре стоял посыльный с пакетом «Федерал экспресс». Татьяна прочла адрес отправителя и удивилась: пакет был от Керра. Она разорвала конверт и стала читать.

Дорогая Тат.

Мне предстоит очень нелегкая задача. Ты знаешь, как я тебя люблю, но наш брак уже давно не ладится, поэтому я решил проявить практичность и предлагаю с этим покончить.

Татьяна прочла всего один абзац, но он вызвал в ней такую бурю эмоций, что хватило бы на целую пьесу Шекспира. «Брак давно не ладится». Это еще очень мягко сказано, Керр затронул лишь верхушку айсберга! «Решил проявить практичность». И это пишет поэт!!! Причем ни разу не издававшийся. Керр жил в придуманном им самим мире, наивно рассчитывая, что в один прекрасный день к нему подойдет какой-нибудь волшебник, тронет за плечо и провозгласит его вторым Уильямом Блейком. Татьяна глубоко вздохнула и стала читать дальше.

Однако, даже если я не должен тебе ничего другого, я как минимум обязан сказать правду, не так ли?

Татьяна мысленно чертыхнулась. Она терпеть не могла, когда кто-то задавал в письме вопрос. Ее мать занималась этим постоянно (ну если совсем точно, то два раза в год, в своих крайне неуместных посланиях ко дню рождения дочери и к Рождеству). Татьяна продолжила читать, кипя от негодования.

Существует некая часть моей личности, которую я много лет скрывал от всех.

«Наверное, это та часть, которая могла бы зарабатывать деньги», — подумала Татьяна.

Но наконец благодаря Джейрону я набрался смелости заявить об этом открыто.

«Минуточку, кто такой Джейрон?»

Джейрон — человек, которого я люблю, с которым хочу провести всю оставшуюся жизнь.

«Этот Джейрон — разрушитель семейного очага, вот кто он такой!» В душе Татьяны развернулась настоящая война между обидой и гневом, поочередно побеждало то одно, то другое.

Полагаю, я всегда был геем.

«Он полагает! Идиот, это тебе не насморк!»

Однако до встречи с Джейроном мои истинные чувства никогда не выходили на поверхность.

«Подожди минутку, я только сбегаю куплю поздравительную открытку покрасивее, а потом помогу тебе оформить платформу для участия в гей-параде».

Я больше не отрицаю свою сущность. Меня зовут Керр Фокс, и я гомосексуалист.

Татьяна снова прервалась и мысленно отругала Керра за плагиат: он скопировал мантру членов общества анонимных алкоголиков. Она встретилась взглядом с Септембер.

— Керр бросил меня ради мужчины.

— Это же здорово! Благослови его Боже. Скандал такого рода может здорово помочь твоей карьере. Но надо начать с самого главного. Тебе нужен хороший агент по рекламе.

Татьяна снова взялась за письмо.

Я не хочу, чтобы это обстоятельство повлияло на наши отношения или на нашу преданную любовь к Итану и Эверсон. Я, естественно, перееду, и, пока я начинаю этот новый этап моей жизни, прошу тебя взять на себя полную опеку над детьми. Мне необходимо время, чтобы все осмыслить и понять, кто такой Керр.

Татьяна решительно подошла к мини-бару, взяла маленькую бутылочку виски и прямо из горлышка осушила ее до дна. Крепкий напиток проложил обжигающую дорожку через ее горло к желудку. Ну вот, она только-только успела стать матерью-одиночкой, еще и нескольких минут не прошло, а у нее уже проблемы с алкоголем!

— Будет здорово, если ты попадешь в реабилитационную клинику, это еще больше подогреет интерес публики! Пресса обожает такой материал.

— Сейчас мне глубоко плевать на прессу. Септембер ахнула.

— Не верю, что ты это всерьез, тебе просто виски мозги затуманило!

Татьяна тем временем подумывала, не выпить ли еще.

— Тебе только всего и нужно, что привести себя в порядок и соблазнить Дэвида Уолша. Такая роль, как в «Грехе греха», попадается раз в жизни. А другого мужа-гея ты всегда успеешь найти.

Татьяна шумно втянула воздух, у нее дрожали губы, еще минута — и она разрыдается.

Септембер встала, подошла к подруге и хорошенько встряхнула ее за плечи.

— Не смей реветь, у тебя отличный макияж, а ты его испортишь.

— Он меня бросает, — еле слышно прошептала Татьяна. — И передает мне полную опеку над близнецами.

— О, это ужасно! — Теперь уже Септембер схватила миниатюрную бутылочку виски. — Один из моих бывших мужей пытался это сделать, но я ему не позволила.

— У тебя есть ребенок? Септембер кивнула:

— Дочка. Но я ее никогда особенно не любила, больно уж она прилипчивая.

Татьяна в растерянности уставилась на Септембер, словно у этой эксцентричной женщины с извращенной системой ценностей были ответы на все вопросы.

— Как это могло случиться?

— Ты видела парня, ради которого он тебя бросил?

— Что-то не припоминаю…

— Должно быть, он очень хорош. А вообще это ужасно, в наше время, чтобы удержать мужика, приходится конкурировать не только с женщинами, но и с мужчинами.

Татьяна села на кровать. В словах Септембер было не больше смысла, чем в радиопомехах. В кризисной ситуации Татьяна предпочла бы поговорить с другой подругой — с Кэндис, которая действительно была способна рассуждать разумно.

вернуться

2

Телесериал.

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru