Пользовательский поиск

Книга Как в кино. Содержание - Глава 7

Кол-во голосов: 0

Джек покосился в ее сторону и принялся за верхние зубы.

— Сомневаюсь, смогу ли я тягаться с Энн Хеч и с исполнительницей шлягера «Утренний поезд», но мы с Энрике ходили по клубам. Если быть точным, мы с ним побывали в четырех.

— И мой помешанный на сексе помощник притащил домой…

— Мэнди. Славная девушка. Работает в бутике «Армани» и уже пообещала ему скидку.

— Тогда ему лучше сделать покупку в ближайшие три дня. — Татьяна смерила Джека взглядом снизу вверх. — А ты, как я вижу, упражняешься в чистке зубов.

— Мое положение вовсе не такое жалкое, как может показаться. На самом деле я одержал одну многообещающую победу, девушка ловила каждое мое слово, но дело приняло сложный оборот. Зато есть хорошая новость: вероятнее всего, у Керра появилась новая покупательница «Мэри Кэй».

Татьяна рассмеялась, качая головой, ее глаза заблестели от искреннего удовольствия.

— А я думала, что вы с Энрике собирались показывать в клубах альбом с детскими фотографиями, после чего женщины должны были бегать за вами, как поклонницы за «Битлз».

Джек взял в руки тюбик зубной пасты.

— Мы пытались, но, оказывается, в Лос-Анджелесе такой подход не срабатывает. Женщины хотят видеть фотографии твоего бассейна, а не младенца.

Татьяна наблюдала, как Джек выдавливает на щетку зубную пасту (с улучшенными отбеливающими свойствами!).

— Не выдавливай тюбик с середины.

Джек поднял на нее взгляд, однако подчинился и стал выдавливать пасту из тюбика с конца.

— Может, ты зря бросила мемуары? Татьяна порывисто встала.

— Извини, наверное, мне не надо тебе мешать. Она шагнула к двери. Джек взял ее за руку.

— Да ладно тебе, я пошутил. С каких это пор ты стала такой чувствительной?

Татьяна посмотрела на его руку, но не попыталась от нее освободиться.

— На съемках сегодня был ужасный день.

— Что случилось?

— Вообще-то мне бы не стоило забивать тебе голову моими проблемами, у тебя своих достаточно. Я имею в виду — ты не можешь вернуться в спорт из-за травмы, у тебя нет денег, ты…

Джек ее перебил:

— Ради Бога, забей мне голову своими проблемами. Мне нужно отвлечься от моих собственных.

Он включил воду и начал чистить зубы.

— Понимаешь, я думала, что поднимаюсь на ступеньку выше в этой жизни. То есть что я ухожу от паршивых дешевых фильмов, в которых снималась раньше. В новом фильме и бюджет гораздо больше, и люди рангом повыше, но в итоге получается, что хрен редьки не слаще. Я — сексапильная цыпочка, и от меня требуется только вовремя раздеться. А если у меня есть даже самая блестящая идея, это никого не интересует. Ни моего звездного партнера, ни режиссера, ни продюсера — никого.

Джек выплюнул в раковину пену.

— Это хреново.

Он продолжил чистить зубы.

— Я знаю, что потрясающе занимаюсь сексом на экране.

Джек вскинул брови:

— Да-да, это так. Но вот насчет секса в реальной жизни я не могу этого сказать, потому что последние несколько лет я была верной женой мужа, который, как выяснилось, был геем. Но что касается секса в кино, то тут я настоящий профессионал. Ты видел фильм «Женщина-полицейский под прикрытием-3: Служба эскорта»?

Джек кивнул. Он был уверен, что посмотрел абсолютно все кассеты. Все сюжеты обычно укладывались в одну и ту же схему — героиня раздевается, героиня гоняется за убийцей, героиня снова раздевается, героиня настигает убийцу. Скорее, они даже не укладывались в общую схему, а просто повторялись раз за разом.

— Ту сцену, в которой мы с детективом занимаемся сексом в ванне, я поставила сама. Эффектно получилось, правда?

— Угу… ага… — С полным ртом зубной пасты Джек не мог сказать ничего более вразумительного.

— Так вот, постельная сцена в «Грехе греха» по сравнению с моей — просто пародия. Но кто меня станет слушать, разве я могу что-нибудь в этом смыслить? Я же просто пустоголовая цыпочка с классными сиськами.

Джек снова выплюнул пену, прополоскал горло и вытер губы. Теперь он закончил.

— Не продавай себя задешево. У тебя еще есть классная задница.

Татьяна слабо улыбнулась:

— Не забывай про фантастические ножки. Не зря же я занималась политесом и всякой такой всячиной.

Джек пристально посмотрел на нее:

— И ослепительные глаза.

Татьяна твердо выдержала его взгляд.

— А как насчет моего ума?

— Он у тебя магнетический. Меня всегда неотразимо притягивает к женщине се безумство.

— В таком случае Констанс Энн точно тебе понравится.

Джек присел на бортик ванны.

— Из-за чего вы с ней враждуете?

— Мыс ней знакомы сто лет, еще с актерской школы Бейсли. Грег Тэппер учился с нами в одном классе. В него были влюблены все девушки и некоторые из парней. Но он уже тогда предпочитал молоденьких начинающих актрис, сокурсницы его не интересовали. — Татьяна коротко рассмеялась. — Но дело не в этом. Наш курс ставил в качестве дипломного спектакля «Трамвай „Желание“». Мы были вторым составом к основным исполнителям. Я была дублершей на роль Бланш, а Констанс Энн — на роль Стеллы. Мне повезло, девушка, которая играла Бланш, заболела, и я два вечера играла в спектакле. А бедняжке Констанс Энн досталась на редкость здоровая актриса, и ей так и не удалось выйти на сцену. С тех пор она меня ненавидит. Я плачу ей тем же. Я хочу сказать, ведь если тебя кто-то ненавидит, надо отвечать тем же, это справедливо.

Джек покачал головой:

— Это нелепо.

Татьяна посмотрела на него как на бестолкового.

— Джек, мы женщины, мы актрисы, и мы живем в Лос-Анджелесе, и здесь это вполне логично. Теперь-то я могу смеяться, вспоминая ту историю, а тогда это была душераздирающая драма, посильнее, чем сцена в больнице в фильме «Стальные магнолии».

Джек поставил локти на колени, оперся подбородком на раскрытые ладони и улыбнулся:

— Татьяна, ты хоть немного представляешь, что происходит за пределами твоего маленького мирка?

Татьяна вздохнула:

— Представляю. Я знаю, что там много жареной пиши и плохой одежды.

Джека вдруг осенило, что он уже второй раз за один вечер сидит в туалете — ну пусть в ванной — с красивой, но отягощенной множеством проблем женщиной, которая выбалтывает ему свои секреты, как будто он ловкий ведущий какого-нибудь ток-шоу.

— Я не буду встречаться с Констанс Энн, если ты из-за этого расстроишься.

— Я расстроюсь? Поверь мне на слово — тебе придется гораздо хуже.

— Как это? Ты не можешь судить объективно, ведь ты ее ненавидишь.

— Не напрямую, я только отвечаю на ее ненависть.

— То есть ты предпочитаешь отвечать на чувства равной мерой?

— В общем, да. По-моему, этого требует простая вежливость.

— А если предположить, что я признаюсь тебе в любви? Татьяна наклонилась к Джеку и похлопала его по колену.

— Через это проходят все мужчины, которые на меня работают. Не веришь — спроси у Энрике. Когда-то он был в меня по уши влюблен, а теперь я спокойно могу при нем переодеваться, он и внимания не обратит. Мой садовник вообще делал мне предложение. Пришлось его уволить — он плохо понимал по-английски и решил, что я ответила «да». Неловко получилось. Но кольцо было красивое. Бриллиант в нем, правда, был искусственный, но все равно ведь об этом узнает только Господь Бог и опытный ювелир. Короче говоря, у тебя это пройдет, так что не назначай дату венчания.

— Татьяна, я в тебя не влюблен, я просто…

— Ну вот, видишь, уже прошло. Здорово, быстро ты управился. Может, ты ветреный тип? — Татьяна оглядела ванную. — Надо перекрасить стены. Нужен какой-нибудь броский цвет, темно-красный, например.

Джек улыбнулся:

— Уже поздно. Разве тебе не нужно выспаться перед завтрашней съемкой?

— У-уф! Мне предстоит еще один день кувыркаться в постели с Грегом Тэппером, а он будет везде лапать и облизывать. Им пришлось обмазать меня вазелином и посыпать детской присыпкой, чтобы у меня не появилась сыпь. А потом пришлось выслушивать брюзжание Грега из-за того, что красный крем, которым они смазали мне соски, видите ли, противный на вкус. Если бы он знал, каковы на вкус его поцелуи после очередного перекура! Этот гад даже не полощет рот зубным эликсиром.

38
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru