Пользовательский поиск

Книга Как в кино. Содержание - Глава 6

Кол-во голосов: 0

Татьяна захихикала:

— Ну, от этого она еще не становится закоренелой преступницей. Ей всего семнадцать, в ее возрасте я тоже прогуливала уроки и встречалась с парнем из колледжа.

— Ты прогуливала школу с профессором из колледжа!

— Он был всего лишь аспирантом. — Пауза. — Хотя и преподавал английский первокурсникам.

Татьяна вспомнила Эдди Бона и улыбнулась. Он потрясающе целовался, они могли заниматься этим часами.

— Ты уж с ней полегче, ладно? Не представляю, каково быть семнадцатилетней в наше время. Теперь девушкам гораздо труднее, чем было нам. Помню, — мне иногда казалось, что я живу в какой-нибудь шекспировской трагедии, но сегодня… Боже, сегодня они, наверное, как будто снова и снова проживают первый час фильма «Спасти рядового Райана».

Джастин хмыкнула:

— Ну, раз уж ты так сочувствуешь Кристин, может, возьмешь ее на время пожить у тебя?

Татьяна замотала головой:

— Нет, мама, я вовсе не это имела в виду. Мне просто хотелось убедить тебя, что ее жизнь — не подростковая версия фильма «Омен».

— Думаешь, у тебя получится лучше?

— Мама, я не говорила…

— Что ты вообще знаешь о Кристин? Ты видишься с ней в лучшем случае раз в год.

Татьяна замолчала, чувствуя себя виноватой. Джастин познакомилась с Недом, финансовым менеджером склада подержанных (пардон, ранее бывших в употреблении) машин, когда Татьяна училась в выпускном классе средней школы. Кристин появилась на свет через год, Татьяна тогда работала моделью в Европе, а потом переселилась в Лос-Анджелес и стала актрисой. Строго говоря, Кристин она толком не знала. Они были единоутробными сестрами, но при этом совершенно чужими людьми. Впрочем, поскольку обе росли с Джастин, они по крайней мере де-факто были товарищами по несчастью.

— Ты пробыла матерью, наверное, целых пять минут, — сказала Джастин, — так что, конечно, уже можешь считаться экспертом в этой области.

— Близнецы здоровы, спасибо, что спросила, мама.

В идеальном мире доктор Джи слушала бы их разговор по дополнительной линии и выступала бы в роли посредника. Хотя, пожалуй, в идеальном мире Татьяна бы отложила этот звонок до другого раза, а сегодня отправилась бы за покупками в бутик Фреда Сигала.

— Насколько я понимаю, они все еще у тебя?

— Мама, это дети, а не свитера. Я не могу сдать их обратно в магазин и потребовать вернуть деньги.

— Ну почему ты все время умничаешь?

Татьяна вдруг вспомнила стратегический ход, который доктор Джи предлагала использовать, чтобы разрядить обстановку враждебности. Правда, этот конкретный разговор далеко вышел за границы враждебности и вступил в радиоактивную зону, но попытаться все равно стоило.

— Ладно, давай объявим перемирие и попытаемся мило побеседовать. — Татьяна глубоко вздохнула. — Расскажи, что интересного происходит сейчас в твоей жизни?

— Начинается очередная серия «Судьи Джуди». Татьяна сосредоточилась на своей задаче — нужно говорить оживленно и доброжелательно.

— Вот видишь, теперь мы разговариваем как нормальные люди. Я не видела ни одной серии, это твой любимый сериал?

— Они зачитывают первое дело. Мне нужно идти. Щелчок в трубке.

— Мама?

Тишина. Татьяна снова включила радио громче и забарабанила пальцами по рулю в такт песне Сантаны. И вдруг ее осенило. Джастин убежала не сериал смотреть, она бросилась прямиком в гараж и теперь роется в коробке с надписью «Домашнее видео Лэнгфордов».

Татьяна рассмеялась и всю дорогу до дома жала на газ.

Глава 11

Джек набрал запретный номер и усмехнулся. Пока Татьяна отвлеклась на Тори и Муки, он быстренько наклонился и собрал с пола все кусочки визитной карточки Констанс Энн до последнего. Маленькая головоломка плюс немного липкой ленты, немного игры в головоломки — и карточка готова.

Он следил за Итаном и Эверсон. Близнецы играли с пластмассовым игрушечным гаражом.

Время от времени Джеку приходилось вмешиваться и выступать в роли рефери, например, когда Эверсон вдруг решала, что Итан не должен трогать маленьких человечков, а это случалось примерно каждые пять минут. Сработал автоответчик.

Черт подери! Как назло именно тогда, когда он чувствовал себя совершенно неотразимым. Несмотря на разочарование, Джек все-таки решил оставить сообщение:

— Констанс Энн, это Джек. Джек Торп. Мы познакомились на Родео-драйв. Послушайте, я бы с удовольствием с вами встретился и поговорил о ваших тренировках… или о любых других потребностях, в которых я, на ваш взгляд, мог бы помочь. — Он засмеялся. — Это была шутка. Понимаю, шутка неудачная, но что поделаешь, я не очень хорошо умею общаться с этими аппаратами. Позвоните мне, меня можно найти в доме Татьяны. — Эверсон вдруг завопила что есть мочи. — Мне надо бежать!

Джек выключил телефон и принялся изображать врача, который лечит всяческие «бо-бо».

— Что случилось? — Джек старался говорить мягко и спокойно, он уже знал по опыту, что столкновения и падения пугают ребенка гораздо больше, если взрослый суетится и выказывает свою тревогу. Он погладил девочку по голове и почувствовал небольшую шишку.

— Ой, — прошептал Джек.

Он обнял Эверсон и быстро отпустил. Она немного успокоилась.

— Па… па. Джек замер.

— Все хорошо, Эв, Джек с тобой.

Эверсон замотала головой, выражая свое несогласие.

— Па… па.

Джек постарался срочно отвлечь ее внимание:

— Смотри-ка, вон та красивая леди, кажется, хочет прокатиться на пожарной машине.

К счастью, его уловка сработала, Эверсон отвлеклась. Джек глубоко вздохнул и мысленно спросил себя, почему он не предвидел такой поворот событий и, что еще важнее, не предугадал, как он может при этом себя почувствовать.

— Привет, чувак!

Джек оглянулся. В дом величественно вошел Энрике, обвешанный пакетами от «Сакса».

— Как поживаешь, приятель?

— Лучше некуда. Вот ходил покупать одежду детям, и продавщица, классная девчонка, сделала мне минет в примерочной.

Джек рассмеялся, потом вспомнил, как давно ни одна женщина не делала ему того же, и смеяться как-то сразу расхотелось.

— Сегодня идем по клубам, — объявил Энрике. — С моим умением снимать девчонок, твоим акцентом и детской наживкой у нас все выйдет не хуже, чем на вечеринке в особняке «Плейбой».

Джек не мог не признать, что план звучит заманчиво, но на его попечении двое малышей.

— Я не знаю Татьянино расписание съемок. Энрике бросил пакеты в большое кресло.

— Ты же разговариваешь с ее личным помощником. Расписание этих съемок я знаю так же хорошо, как календарь ее месячных. Кстати, они у нее на следующей неделе. Так что хорошо, что любовную сцену снимают на этой неделе.

Джека кольнула ревность, он почувствовал, как в висках застучала кровь.

— Что ты знаешь про этого Грега Тэппера?

— Фильмы у него классные, но сам он просто придурок. Ну, ты как, в игре? Татьяна к семи должна быть дома.

Джек пожал плечами и указал на диван, стараясь не представлять себе Татьяну и Грега вместе.

— Мне немного неловко, что я сплю на этом диване.

— Не беда, мы пойдем в один шикарный клуб с отличными туалетами. Правая кабинка как раз подойдет для этого дела.

Итан доковылял до Энрике и обхватил его ногу. Энрике взъерошил светлые волосенки на макушке малыша.

— Как дела, парень? Итан заулыбался:

— Ри… ри.

Джек вопросительно посмотрел на Татьяниного помощника. Тот пожал плечами.

— «Энрике» для них слишком сложно, вот они и сократили меня до Ри-ри. Между прочим, я рассказал про Ри-ри девчонке от «Сакса», и это помогло нам сговориться.

Джек внимательно посмотрел на Эверсон. Она была смышленой девочкой и понимала, что не каждый мужчина в ее жизни — папа. Если она привыкнет считать папой его, то каково ей будет, когда ему придет время уезжать? При этой мысли у Джека заныло сердце.

Татьяна уставилась на декорации для кульминационной любовной сцены. Она осмотрела их справа, сверху, посмотрела сбоку и еще раз со всех сторон и под разными углами. Потом перевела взгляд на Кипа Квика, режиссера-вундеркинда, с ударением на «кинд».

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru