Пользовательский поиск

Книга Игры профессионалов. Содержание - ГЛАВА 17

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 17

Прошло полтора года…

Мелисса Фаррелл, внешне невозмутимая и собранная, а внутренне едва сдерживающая волнение, расположилась в маленькой комнате отдыха для участников Уимблдонского турнира, играющих на Центральном корте. Ее напряжение вполне понятно: впервые она вышла в финал «Большого шлема» в одиночном женском разряде. До заветного приза, о котором она мечтала с раннего детства, осталось сделать один шаг. Очень трудный шаг.

Ко всему прочему ее соперницей в финальном матче оказалась Лючия Конти! С ней Мелиссе довелось сражаться на теннисной площадке чаще, чем с кем-либо из известных теннисисток. Двадцать четыре раза судьба заставляла их выяснять отношения с ракетками в руках. Но ни той, ни другой так и не удалось одержать верх, общий счет их поединков 12: 12. Так что сегодняшняя чертова дюжина станет роковой для одной из спортсменок.

В комнате отдыха царила томительная тишина, гомон трибун сюда почти не доносился. Чтобы успокоиться, Мелисса отогнала мысли о предстоящем матче и стала восстанавливать в памяти техасский чемпионат — тот, с которого начался крутой поворот в ее карьере, да и во всей жизни, пожалуй.

Тогда она, совершенно неожиданно для себя, стала победительницей турнира. Ее радость омрачил только поспешный отъезд Хэла. Он заранее упаковал чемоданы и, досмотрев до конца финальную встречу, тихонько исчез, даже не попрощавшись с ней. С той поры они с Ником видели его лишь однажды, на свадьбе Джека и Лайзы, которая пышно отмечалась спустя полгода после их собственной, весьма скромной.

Узнав о намерении дочери выйти замуж втихую, Роза ужаснулась. Смягчить ее Мелисса сумела, только клятвенно пообещав устроить торжество по этому поводу чуточку позже. В теннисном мире известие о замужестве фаворитки вызвало натуральный шквал сплетен и домыслов. Знатоки с мрачным видом предрекали отступнице от неписаных правил неизбежный и скорый крах.

Как ни странно, эти предсказания очень огорчили Ника. Самой Мелиссе в то время казалось, что эксперты недалеки от истины в своих предсказаниях. Рассудив, что теперь в их дуэте любой третий — лишний, Мелисса не стала нанимать постоянного тренера. Она легкомысленно уповала на собственный опыт — и просчиталась. Причиной ее заблуждения отчасти стала эйфория медового месяца, наложившая отпечаток на ее отношение как к тренировкам, так и к неожиданным поражениям во второстепенных матчах. Позорный проигрыш на Открытом чемпионате Франции подействовал на нее отрезвляюще. Мелисса наконец стала тщательнее готовиться к турнирам, вкладывая в тренировки все силы.

— Почему бы тебе снова не нанять Кэти? — однажды спросил Ник. — Уверен, она не станет теперь вмешиваться в твою личную жизнь. И согласись: Кэти лучше, чем кто-либо другой, сумеет наладить твои спортивные дела.

Кэти Оливер тотчас же была восстановлена в прежних правах и энергично приступила к своим обязанностям. За год упорной работы она вывела Мелиссу на четвертое место в компьютерном рейтинге. От Лючии, занимающей третью позицию, ее отделяло лишь несколько пунктов. В случае проигрыша в сегодняшнем матче Лючия уступила бы Мелиссе.

Обе теннисистки продемонстрировали великолепную спортивную форму во всех предыдущих встречах этого чемпионата. Победив в полуфинальных матчах сильнейших соперниц, они почему-то вызвали раздражение спортивных обозревателей, единодушно предрекавших обеим выскочкам тусклую игру в финале.

Наконец главный арбитр турнира вывел Мелиссу и Лючию на корт. С непривычки и та, и другая мертвой хваткой вцепились в букеты, предусмотренные торжественным ритуалом. Мелисса взглянула в сторону кабин для телевизионных комментаторов. В одной из них сидел Джек, приглашенный специально для этого события как опытный ведущий спортивной программы на спутниковом канале телевещания.

Заметив, что сестра высматривает его, Джек широко улыбнулся. Он гордился Мелиссой и всем, чего она достигла. Ему самому вряд ли бы удалось подняться на такую высоту в спортивной карьере, даже если бы ее не прервала автомобильная авария. Но сейчас Джек вспоминал об этом без горечи, хотя и не без легкой грусти. Оставив профессию теннисиста в возрасте двадцати восьми лет, он стал работать на телевидении, а в свободное время помогал отцу по хозяйству в имении.

Эйс все реже и реже появлялся в Англии. Он тоже ушел из большого тенниса и теперь пробовал свои силы в Голливуде. На это он решился, перешагнув тридцатилетний рубеж — критический возраст для профессионального спортсмена. В связи с такой переменой в жизни он согласился уступить Беллвуд его прежним владельцам.

Мелисса и Лючия вышли к линии подачи, одновременно повернулись лицом к королевской ложе и сделали реверанс, прежде чем подойти к арбитру. Выбрав ракетку, Мелисса окинула взглядом трибуны. Лица болельщиков показались ей сегодня особенно взволнованными и торжественными. Да и вся атмосфера, царящая на Центральном корте, резко отличалась от суматохи и многоголосого шума трибун на рядовых состязаниях: она была проникнута едва ли не божественным трепетом.

Нервы Мелиссы напряглись до предела, пока она с натянутой улыбкой позировала фотокорреспондентам. В поисках моральной поддержки она взглянула на ложу для участников турнира. Словно бы почувствовав посланный ею импульс, Ник прервал разговор с Дэниелом и ободряюще улыбнулся жене.

Любовь и гордость, испытываемые им в этот миг, были столь очевидны каждому, кто его видел, что ей тотчас стало значительно спокойнее. Она до сих пор удивлялась: как ему удается одновременно и возбуждать ее, не прилагая к тому никаких видимых усилий, и оказывать стабилизирующее влияние на весь ее образ жизни.

Кэти, сидящая рядом с матерью Мелиссы, улыбнулась и подняла вверх большой палец.

— Как только они начнут играть, она войдет в форму, — уверенно сказала она Розе. — Легкое волнение перед началом такого матча вполне естественно.

— Да, она держится молодцом! — кивнул Ник. Он тоже был взволнован: его жене предстояло участвовать в самом ответственном в ее жизни соревновании! А ведь когда-то ему трудно было даже понять, что заставляет теннисистов бегать по корту за мячиком. Его отношение к этому виду спорта претерпело сложную эволюцию: недоумение и неприязнь сменились терпимостью, на место которой со временем пришло любопытство, затем — восхищение и наконец — уважение. Понаблюдав за тем, как упорно и много работает Мелисса, совершенствуя свое мастерство, Ник уже не мог относиться к профессиональному теннису иначе.

79
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru