Пользовательский поиск

Книга И к гадалке не ходи. Содержание - IX

Кол-во голосов: 0

И опять в глазах у Дины рябило от громких имен и марок, и множились в руках пакеты. Те самые сапожки от «Прады» они купили. Поля тоже не удержалась и выбрала себе туфельки.

— Какое счастье, что ноги у меня изящные, — с гордостью помахала она ножкой, обутой в элегантное произведение от «Прады». — Сейчас заглянем к «Гуччи», может, какую сумку тебе подберем, и — в ГУМ.

И сумку подобрали, и в ГУМе всего накупили.

— В воскресенье приедешь ко мне, уже на утро стилиста вызвала, он с тобой поработает, — объяснила Аполлинария, когда они, вымотанные сильнее вчерашнего, возвращались домой. — У тебя прическа совершенно ужасная, и краситься ты не умеешь.

— Поля, по-моему, ты профнепригодна, — смеялась Дина. — Развиваешь во мне комплекс неполноценности. Чувствую себя абсолютной замарашкой.

— Еще немного поднапряжемся, и станешь красавицей, — не поддалась на ее подначки та. — Собственно, ты и сейчас красавица, только отполировать немного надо. А пока ты как необработанный алмаз.

Дина, слушая ее, размышляла. Вот. Привалила удача. Одета она теперь не хуже какой-нибудь голливудской звезды. Хоть завтра можно ехать на церемонию вручения «Оскара». Только у голливудских звезд огромные гардеробные, а ей куда всю эту роскошь вешать? Купить новый шкаф? Во-первых, пока не на что. А во-вторых, ставить некуда. В их двухкомнатной квартире площадь и так освоена до предела.

— Поля, а можно я часть вещей у тебя держать буду? — спросила она.

— С какой стати? — оторопела та.

— С такой, что дома не влезет, — скорчила скорбную физиономию Дина.

— Держи на работе. В твоем кабинете большой стенной шкаф. Уберем полки, сделаем штангу, и все развесишь. Но вообще, тебе, в перспективе, квартиру тоже менять надо.

— Поля, остановись!

Дина вполне всерьез испугалась, как бы она не велела Славику тут же притормозить возле ближайшего агентства недвижимости, где начнет присматривать ей новую квартиру.

— Остановиться невозможно, — сказала подруга. — Чем больше имеешь, тем больше требуется. Закон природы и развития. Одно тянет за собой другое.

На следующее утро Дина едва проснулась. Уф-ф! Сегодня они с Полей никуда не поедут. Подруга решила оставить ее на несколько дней в покое. И замечательно! Заскочит вечерком к Арсению Владимировичу, и домой. Хоть с детьми пообщается.

Дверь квартиры Фалеева открыла пожилая особа с постно поджатыми тонкими губами и бесцветно-серыми глазами. С подозрением посмотрев на Дину, она сухо осведомилась:

— Вы, что ли, врач?

Дина молча кивнула. На жену хозяина квартиры женщина явно не тянула. Наверное, новая домработница.

— Ноги вытирайте как следует, — весьма негостеприимно произнесла она. — А лучше разувайтесь. Я пол только что вымыла.

Пришлось идти босиком. Арсений Владимирович, едва увидев Дину, поперхнулся от смеха:

— Последние сапоги развалились?

— Нет. Ваш цербер заставил их снять, — усмехнулась, в свою очередь, она.

— Понимаю, — понизил голос Арсений Владимирович. — Знаете, я сам ее боюсь. Постоянно меня дрессирует, а кормит при этом совершенно отвратительно. Бульон сварила! Я бы свинье такое дать постеснялся. Так что, если найдете завтра мой хладный труп, знайте: это не столько от вашего лечения, сколько от ее кормления.

— Вижу, вам получше, — обрадовалась Дина. — Почти уверена: обойдемся без трупа.

— Ваше «почти» очень меня вдохновляет, — проворчал он.

— Один процент оставим. На форс-мажор, — в тон ему проговорила Дина. — Вдруг она вас отравит.

— Не удивлюсь, — с опаской покосился он на дверь. — Кстати, Дина Николаевна, хотите чаю?

— А-а, решили, что она отравит меня и успокоится? — Дине почему-то было с ним весело. — И у вас тогда появится шанс выжить.

— Нет, просто одному целый день скучно. И еще с ней. — Он опять посмотрел на дверь. — И кучу документов мне с работы привезли. Так неохота за них приниматься…

— А вам и нельзя. Постельный режим.

— Вот я в постели и буду работать. Нет, правда, давайте вместе чайку. Мне же полезно с малиной. Сами говорили. А без вас я не стану.

— Да вы шантажист. Ладно, сегодня я, к счастью, не очень спешу. Полчасика у меня есть.

— Магдалина Ивановна! — радостно проорал Арсений Владимирович и тут же закашлялся.

В дверь просунулась недовольная и оскорбленная физиономия.

— Что там еще?

— Две чашки чаю и конфет, — бросил ей Арсений Владимирович.

— Вторую чашку что, ей? — неприязненно покосилась домработница на Дину.

— А вы разве против? — не удержалась она.

— Дело хозяйское, мне без разницы, — брезгливо передернула плечами Магдалина Ивановна и удалилась.

— Кошмар, да? — выразительно посмотрел Арсений Владимирович на Дину.

— Давайте-ка я пока вам укольчик сделаю.

И Дина начала вскрывать ампулу.

На другой день Арсений Владимирович опять предложил ей остаться на чай, и она не отказалась. Чем-то этот ворчливый человек казался ей все симпатичнее и симпатичнее, хотя, в общем, они ни о чем особенном с ним не говорили. Так, перебрасывались шутками на самые банальные темы.

Дина рассказала ему несколько смешных историй из жизни своих детей, он ей — про свою дочку. Она была уже взрослая, замужем, жила за границей. Кажется, Арсений по ней скучал. А вот про жену ни словом не обмолвился. И про Дининого мужа ничего не расспрашивал.

Пили они вместе чай и в пятницу. Ему совсем полегчало. Он уже встретил ее одетый, гладко выбритый, хотя явно еще не до конца окрепший.

А в субботу, когда Дина позвонила по домофону, голосом цербера ей рявкнули:

— Нету его!

У Дины екнуло сердце.

— Что, хуже стало? В больницу увезли?

— Уехал. На самолете. Дина ничего не понимала:

— Как так уехал? Ему же нельзя. Он болен.

— Ничего не знаю. Уехал заграницу. Никого пускать не велено.

— Магдалина Ивановна, может, вы его жену позовете? Пусть она мне объяснит.

— Никакой жены нет! Никого нет! Уходите! — прорычала домработница, и домофон отключился.

Дина набрала по мобильному номер Арсения Владимировича, надеясь, что его жена возьмет трубку, но подошла Магдалина Ивановна.

«Вероятно, вдвоем уехали. Только бы ему не сделалось хуже», — подумала Дина и в совершенно расстроенных чувствах побрела домой.

IX

Дина не могла понять, почему она чувствовала себя обманутой. Арсений Владимирович исчез, ни слова ей не сказав. Даже короткого сообщения не оставил! А ведь они так хорошо общались. Ему хотелось, чтобы она оставалась с ним после осмотра и укола. Чай настойчиво приглашал пить. Нет, видимо, он все-таки относился к ней, как к наемной рабочей силе. Использовал, пока была необходимость, а затем, едва надобность отпала, выбросил из головы. Не может быть, чтобы Дина была ему чуть более симпатична, чем злыдня-домработница, да и только.

И все-таки обида у Дины не проходила. Она даже пожаловалась Аполлинарии. Та отнеслась к происшествию сугубо практически.

— Он тебе деньги остался должен?

— Да я, собственно, кроме первого раза, у него ничего и не брала, — объяснила Дина.

— Тогда плюнь и забудь. Тебе какая разница. А появится — бюллетень не давай. Нарушил режим.

— Ему, по-моему, и не нужно.

— Тогда вообще в чем проблема? Он перестал лечиться и уехал. Значит, ты никакой ответственности за его здоровье не несешь.

— А если с ним все-таки что-то случится?

— Э-э, дорогая. — Подруга пристально поглядела ей в лицо. — Никак, ты глаз на него положила?

Дину ее предположение потрясло.

— Ты что! Он женат! И вообще…

— А что вообще?

— Ну мы с ним по-человечески разговаривали, а потом, он меня даже не предупредил и не попрощался…

Дорогая, скорее всего он и не подумал, что должен тебя о чем-то предупреждать, — назидательно проговорила подруга. — Живет своей жизнью, где тебя даже не существует. В ней бочком прошла какая-то безликая докторша, которая делала уколы…

16
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru