Пользовательский поиск

Книга Ее первая любовь. Содержание - Глава 16 Джин едет в Голливуд

Кол-во голосов: 0

Глава 16

Джин едет в Голливуд

Раз в неделю Джин звонила родителям. Линда чувствует себя превосходно, хорошо ест, растет, что-то уже лепечет. Дед и бабка просто в восторге от рыжей внучки. Все было хорошо, если не считать время от времени охватывавшей Джин тоски. Ей казалось, что когда она в очередной раз позвонит, родители сообщат о каком-нибудь несчастье с Линдой: девочка упала и разбилась, или тяжело захворала, или ее укусила собака… А может, отец и мать вообще скрывают правду, говоря, что с Линдой все в порядке?..

Еще с лета телевидение и в печати сообщали о засухе, о плохом урожае в ряде штатов. Отца это тоже не могло не коснуться. Но на вопросы Джин он отвечал, что все не так страшно, они выкрутятся. Зная отца, она не сомневалась, что он действительно выкрутится…

В тот раз Джин была спокойна, никаких дурных предчувствий. Она собиралась сообщить родителям, что отослала подарок для Линды и пятьсот долларов.

Трубку взяла мать. Толком не выслушав Джин, она торопливо сказала шепотом:

– Джин, мы разорены! Урожай спасти не удалось. Все засохло, сгорело… Если ты и твой муж не поможете, все пойдет с молотка… Я говорю тихо, чтобы отец не слышал. Он совсем пал духом, но не хочет тебя беспокоить.

– Сколько вам надо?

– Кое-что у нас есть, кое-что продадим. Мы хотим спасти дом. Мы должны вернуть ссуду, которую брали в банке под залог фермы… Двадцать тысяч…

Слова долетали до Джин, словно сквозь толщу воды. У нее не было десятой доли таких денег. Из тысячи, которую дал отец, половину она отослала им обратно, есть еще сэкономленные восемьсот… У Олсенов она почти ничего не успела заработать. А просить вперед – не дадут, Бартоломью предупредил. Да и сколько можно просить? Если родители потеряют дом и землю, куда они пойдут? И что будет с Линдой? Ее невозможно сейчас забрать сюда…

Спросила почти машинально:

– Линда здорова?

И по заминке матери почувствовала, что с девочкой неладно.

– Ничего страшного, – сказала мать.

– Говори же! – крикнула Джин.

– Врач сказал, это потому, что ты болела во время беременности. Линду надо повезти к морю, но, сама понимаешь, сейчас мы не можем…

– Когда вы должны внести деньги?

– В течение десяти дней хотя бы половину.

– Я помогу.

Джин вышла из телефонной кабины. Первая мысль была о Плейсе: она скажет, что согласна выйти за него, и попросит двадцать тысяч долларов. И сразу пошла в сторону хлебозавода. Понимала: если сразу не скажет о своем согласии, то не скажет никогда.

Секретарша управляющего знала, что шеф неравнодушен к этой девице, и не стала спрашивать у мистера Плейса, примет ли тот посетительницу. Вошла к нему в кабинет и доложила:

– К вам мисс Лоу.

Вернувшись в приемную, объявила:

– Вас ждут.

Джин вошла. Мистер Плейс привстал и встревоженно спросил:

– Что случилось, Джин?

– Я хотела сказать, я выйду за вас…

– Джин, что случилось?

Если он поймет, что она из-за денег, то не захочет на ней жениться. Но ведь он знает, что она не любит его! Именно потому и он, и его мать приманивали ее – домом, деньгами, обещаниями…

– У вас неприятности? – повторил мистер Плейс.

– Да, – сказала она. – У родителей погиб урожай.

Он был догадлив.

– Им нужна помощь?

– Очень.

Она подумала, что сейчас он спросит: «сколько? «. Но мистер Плейс сказал:

– Я помогу. Успокойтесь.

Лицо его не сияло счастьем. Это была сделка, на какую он шел с самого начала, поскольку не мог рассчитывать ни на что другое.

– Я помогу, – повторил он. – Но моей матери о вашем решении скажем позже… Через несколько дней.

Она не спрашивала почему, ей было безразлично. Она знала, что никогда не полюбит этого человека. Теперь уже не только потому, что любила другого, но и потому, что он воспользовался ее несчастьем.

Джин навестила Бекки. Та тоже спросила, что случилось. Она рассказала про неурожай, про болезнь Линды, про визит к мистеру Плейсу и свое согласие стать его женой.

– Если бы у меня были драгоценности, которые можно продать! – тоскливо проговорила она. – Или возможность одолжить у кого-нибудь…

– У кого? – уныло спросила Бекки. – Знаешь, я тебя не уговариваю, но все так складывается… Может, это твоя судьба! Мистер Плейс неплохой человек…

– Джин невидяще смотрела на подругу. – Джин! Ты что-то надумала?

Мысль, пришедшая в голову Джин, ей самой представлялась бредовой и дикой.

– Скажи, – обратилась она к Бекки, – твоя сестра может узнать, где сейчас Питер Скотт? И его телефон!

– Зачем тебе?

– Я его попрошу одолжить эти деньги.

– Двадцать тысяч? Ты с ума сошла!

– Для него это пустяк.

– Джин, он тебя просто выгонит!

– Наверное. Но я должна попытаться.

– Что же ты ему скажешь?

– Правду.

– Про банкротство родителей?

– И про мистера Плейса. Я не моту жить с Плейсом. Я закричу, если он ко мне притронется!

– Хорошо. Я попрошу Сандру. Но Скотт не даст.

– Посмотрим, – загадочно произнесла Джин. – Когда ты увидишь сестру?

– Позвоню прямо сейчас. Она в гостинице.

Бекки набрала номер:

– Позовите горничную Сандру… Ее сестра… – Бекки прикрыла рукой трубку: – Сейчас подойдет.

Сандра взяла трубку, и Бекки передала ей просьбу Джин. Сандра о чем-то спрашивала, но Бекки настойчиво говорила:

– Все равно узнай!

Вечером Сандра зашла к сестре, где ее дожидалась и Джин.

Питер Скотт в Голливуде снимал картину под названием «В джунглях любви». Телефон его секретарши Сандра тоже узнала.

– Ты поедешь в Голливуд? – недоверчиво спросила она у Джин. – Та кивнула.

– Ненормальная!

– Наверное.

– Не наверное, а наверняка! Зачем тебе этот бабник? Вы все с ума посходили…

– Он мне нужен.

– Зачем?

– Нужно.

– Ну, как знаешь. – Сандра разочарованно пожала плечами. – А ты? – Она повернулась к сестре. – Может, и ты влюбилась в него?

– Я?! – Бекки укоризненно покачала головой: как сестра могла такое подумать о ней!

– Ну, слава Богу!

Джин объявила миссис Олсен, что уезжает. Та не стала выяснять причину. Сказала, что ничего другого не ожидала от нее, и отпустила.

В Голливуд Джин приехала поздно вечером и в ближайшей от вокзала гостинице сняла номер с телефоном.

Утром она позвонила секретарю Скотта, представилась корреспондентом журнала «Киноанонс». Название журнала она выдумала, полагая, что ни секретарша, ни сам Скотт не знали и половины изданий, связанных с кинобизнесом. Сказала, что редакции известно о съемках новой картины и, поскольку они анонсируют и пропагандируют фильмы, находящиеся в производстве, редакция поручила ей взять интервью у мистера Скотта…

– Как ваше имя? – спросила секретарша.

– Бейкер. Дайана Бейкер.

– Хорошо…

– Мисс, – подсказала Джин, – мисс Бейкер.

– Хорошо, мисс Бейкер. Я передам вашу просьбу мистеру Скотту и перезвоню вам.

– Дело в том, – солгала Джин, – что мне тут предстоит взять еще одно интервью, так что лучше я свяжусь с вами сама.

– Тогда через четверть часа. – Секретарша положила трубку.

Джин в задумчивости не отходила от аппарата. Что, если Скотт попросит залазь вопросы по телефону? Надо будет сказать, что редакции нужна и его фотография. Допустим, он согласится, чтобы она пришла, но сразу узнает ее и не захочет выслушать? Вот тогда она скажет, что, если он не даст денег, она заявит, что он изнасиловал ее! Он испугается. Конечно, нужны свидетели, доказательства… Что ж, она укажет на миссис Роджерс, хозяйку гостиницы «В горах».

Четверть часа Джин перебирала самые невероятные варианты. Но в глубине души чувствовала: денег она не получит… Выждав пятнадцать минут, она позвонила. Секретарша сообщила, что мистер Скотт готов откликнуться на просьбу редакции и через неделю ждет мисс Бейкер в студии «Фоке. XX век», где он сейчас снимает фильм «В джунглях любви».

25
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru