Пользовательский поиск

Книга Ее первая любовь. Содержание - Глава 15 Шофер миссис Олсен

Кол-во голосов: 0

– Я подумаю… – проговорила она.

Миссис Плейс мягко сказала:

– Дорогая, разве у вас было недостаточно времени…

– Я должна посоветоваться с родителями… – Джин обрадовалась неожиданной находке, против которой миссис Плейс нечего было возразить.

– Конечно, с родителями следует посоветоваться… А вот и Мартин!

Втроем они пили чай в просторной столовой, украшенной дорогой мебелью. Говорила одна миссис Плейс. Она сообщила сыну, что Линда осталась дома, потому что заснула, что Джин необходимо увидеться с отцом и матерью и что это желание миссис Плейс одобряет. Сын молча кивал. Потом Джин спохватилась: Линда, наверное, проснулась и плачет…

Линда действительно плакала. Джин услышала ее крик еще на улице. Едва девочка увидела мать, она умолкла. Из своей комнаты вышла хозяйка. От гнева Агата не сразу смогла заговорить.

– Мое терпение лопнуло! – наконец произнесла она. – Выходи за Плейса или ищи другую квартиру!.. – И ушла, хлопнув дверью. Оттуда сразу послышались два голоса, мужской и женский, оба крайне возмущенные.

Пару дней спустя Джин объявила мисс»; Гастингс, что ей необходимо съездить к родителям. Вид у нее при этом был расстроенный, и миссис Гастингс поверила, что у продавщицы действительно неприятности.

– Три дня, – сказала она.

– Неделя. – Джин мрачно смотрела в глаза начальницы. Та вздохнула.

– Поезжай…

В тот же день Джин купила в супермаркете дорогое платье, дорогой дорожный чемодан, целую кипу очаровательных детских вещичек, взяла Линду и уехала.

Всю дорогу она повторяла, как будет вести себя при встрече с родителями. Главное, быть естественной. Она счастлива! Ее муж режиссер! Она работает с ним. Он тоже приехал бы, но у него съемки. Она привезла Линду, потому что девочка замучилась в бесконечных переездах…

Джин хотелось плакать, но она твердила: счастье, радость – вот каково ее состояние…

В автобусе, кроме них с Линдой, было еще трое пассажиров. Они сидели в другом конце салона, занятые бурным разговором, и не обращали на Джин внимания. Это помогло Джин расслабиться. Она посадила Линду рядом с собой. Девочка забавлялась плюшевой собакой, тыкая ее мордой в обшивку сиденья. Линде мало перепадало внимания матери, и она приучилась развлекать себя сама. Джин лишь придерживала дочь, чтобы та не свалилась на пол.

Приехав в родной город. Джин взяла такси. Шофер попался незнакомый, и Джин не пришлось поддерживать разговор и отвечать на вопросы. Она велела подкатить к самым дверям. Расплатилась с таксистом и вышла, уверенная, нарядная, держа на руках Линду. Шикарный чемодан небрежно оставила во дворе.

– Мама! – позвала она.

Мгновение спустя мать уже стояла в дверях. Она смотрела то на дочь, то на ребенка, и взгляд ее спрашивал: «Что это значит?»

– Мама! – восклицала Джин. – Принимай внучку! Я так устала! Мы со Стивом только закончили съемки…

Она обрушила на мать ворох информации, из которой миссис Лоу извлекла основное, – дочь ее замужем.

– Но почему ты не сообщила о свадьбе? – Мать чувствовала себя обиженной.

– Хотела сделать сюрприз.

– В этом ты преуспела.

Мать унесла внучку в комнату Джин. С тех пор, как Джин уехала, здесь никто не жил. Все было так, как она оставила. На полу лежал старенький потертый ковер. Джин представила, как Линда ползает по нему, как смотрит в окно на поля с золотым хлебом, выходит на крыльцо… Ей вдруг захотелось во всем признаться и больше никуда не уезжать…

Она очнулась. Беспечно сказала:

– Линде здесь будет удобно.

Потом пришел отец, и Джин повторила легенду. Она сыпала подробностями, вычитанными в газетных хрониках и в журналах о жизни знаменитостей. Да уж, кое-что пришлось почерпнуть из них для расцвечивания собственной супружеской и киношной жизни.

На следующий день в доме появились соседские фермерши. Мать рассказывала им о счастливой судьбе Джин. Недаром дочь уехала из провинции, где единственное, чего можно добиться, это с утра до ночи вкалывать наравне с мужем, чтобы не разориться и в следующем году – и во все последующие годы! – иметь возможность делать то же самое… Но всего этого она вслух не произнесла.

Оставшись наедине с Джин, миссис Лоу ревниво расспрашивала:

– Но свадьба хоть какая-то у вас была? Мать и отец у тебя, слава Богу, живы, могла бы пригласить…

– Мама, я понимаю… Но мы решили настоящую свадьбу устроить потом, вместе с вами…

– Когда «потом»? – не сдавалась мать.

– Эллен, – вмешивался отец, – у них все по-другому. Если Джин говорит, значит, они не смогли.

– У тебя рыжий муж? В кого Линда? – спрашивала мать.

– В него. Став рыжий.

– Хотя бы фотографию его привезла…

– Эллен! – останавливал отец. – Радуйся, что дочь дома!

– Я радуюсь. Но фотографию могла привезти, не большой груз.

– Ты права, мама. В следующий раз привезу.

Прошла неделя. Пора было уезжать. Чемодан Джин с собой не взяла, сказала, купит себе другой.

– Адрес не забудь оставить, – напомнила мать. – Куда писать тебе?

– Мама, мы разъезжаем. Сегодня – здесь, завтра – там…

– Эллен, они разъезжают, – сказал отец. – У них нет постоянного адреса.

– Я буду вам звонить каждую неделю, – обещала Джин. – И посылать деньги.

– Слава Богу, это не обязательно, – сказала мать. – Я говорю о деньгах.

– Я возьму твою сумку, – попросила Джин. Подумала, что, уезжая от Фрэнка, тоже забрала его сумку.

Отец торопил. Если они опоздают на автобус, другого придется ждать два часа.

– Я сейчас, только попрощаюсь с Линдой.

Джин вошла в комнату. Линда спала. Девочка лежала на боку, прижимая к себе куклу. Кукла была старая. Джин играла ею в детстве. Мать разыскала и дала куклу Линде. Значит, мать поверила всему, что наплела Джин. Джин смотрела и не могла насмотреться. Впервые в ней пробудилось настоящее материнское чувство. Сердце сжалось. И снова мелькнула мысль: признаться во всем и не уезжать. Но только мелькнула. Джин вышла из комнаты, осторожно прикрыв дверь.

– Я готова, папа.

Они сели в старый джип и уехали. На автовокзале, прощаясь, отец торопливо поцеловал ее и сунул в руку конверт.

– Возьми. Пригодится.

Он ушел не оглядываясь. Когда автобус тронулся, Джин раскрыла конверт. Там лежала пачка долларов, не меньше тысячи.

Отец все понял…

Глава 15

Шофер миссис Олсен

Начальница поинтересовалась, как она съездила.

– Нормально, – ответила Джин.

Больше миссис Гастингс не спрашивала, а Джин не рассказывала. Днем она ловила себя на желании бежать домой, к Линде. Ночью в полусне шарила рукой в кроватке. Со временем эта привычка исчезла. Работать стало легче. И Агата перестала злиться: никто по ночам не мешал спать ей и ее пекарю. Мистер Плейс не напоминал о себе. Может быть, узнав, что Джин отвезла дочь к родителям, он и его мать поняли, каков ее ответ на предложение выйти замуж?

Но Джин чувствовала себя виноватой. Надо было сразу сказать мистеру Плейсу, что не выйдет за него. Не следовало тянуть, обманывать. А она отделывалась уклончивыми ответами, которые он мог истолковать как повод для надежды. И все потому, что боялась остаться без работы…

Чувство вины, боязнь нового разговора с мистером Плейсом, недовольство собой заставили Джин в одно прекрасное утро отправиться в порт.

Бартоломью она застала у только что подошедшего рыболовецкого судна. Как всегда веселый, энергичный, тот перекрикивался с хозяином судна: он, мол, забирает весь улов. Увидев Джин, приветственно помахал ей.

– Ты ко мне? Обожди.

Уладив дела с рыбаком и наняв грузчиков, он обратился к Джин:

– Как дочка?

– Хорошо. Я отправила ее к родителям.

– Зачем пришла? Соскучилась?

– Мне нужна работа.

Бартоломью вздохнул:

– Эндрю уже ездит. А мне требуется только один шофер. Вот когда снова напьется…

– Барт, я не могу ждать, пока Эндрю опять сядет пьяным за руль!

23
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru