Пользовательский поиск

Книга Ее первая любовь. Содержание - Глава 14 Рыжая Линда

Кол-во голосов: 0

– Сто двадцать в неделю…

Льюис испытующе смотрел на Джин, и та поняла, что он зажимает: пьяница шоферу платит больше.

– Подождите, вот кончится назначенный срок, и вашему шоферу вернут права,

– сказала она. – Он и будет ездить за сто двадцать.

– Сколько? – спросил Бартоломью.

– Двести пятьдесят, мистер Льюис.

Тот только головой покрутил:

– Ну, девочка, ты не пропадешь…

– Надеюсь.

– Я за такие деньги могу крепкого мужика нанять. А здесь, сама понимаешь, работа временная… Сто семьдесят пять. Больше не могу!

– Покажите свой грузовик.

Машина действительно оказалась небольшой. На открытой платформе помещались шесть корзин.

– Две поездки, говорите?

– Две.

– Согласна.

На следующее утро Джин уже пришла в порт работать.

Грузчики подхватывали садки прямо с палубы небольшого судна и ставили на машину, которую Джин подогнала к краю причала. Парень, работавший вместе с грузчиками, сел в кабину. Она спросила у Бартоломью, куда ехать.

– Эндрю знает, – сказал Бартоломью, махнув рукой в сторону парня в кабине.

Эндрю оказался разговорчивым. Он и был тот самый шофер-пьяница, временно переквалифицировавшийся в грузчики.

– Как же ты ездить будешь? – спросил Эндрю у Джин. – Куда муж смотрит?

– Деньги нужны, – коротко ответила Джин.

– А сам?

– Больной он.

– Работать больной, а ребенка сделать здоровый? – Эндрю глянул на дорогу.

– Сейчас повернешь направо и через три дома остановись, у магазина.

Пока Эндрю и рабочий магазина снимали рыбу, Джин постояла возле машины. На ферме она отвозила овощи в рестораны и кафе ближайшего к ферме городка. Моталась по два-три часа. Но теперь отвыкла и отдыхала…

Следующая остановка была у придорожного ресторана на развилке шоссе. Хозяин ресторанчика и его служащий сами перебросили еще живую рыбу в свою ванну. В кузове оставались две полные корзины.

– Это в «Серебряный якорь», – сказал Эндрю.

От неожиданности Джин резко затормозила.

– Аккуратней, – сказал Эндрю. – Я-то привычный, а твое дитя еще неизвестно как! Не дай Бог, вытряхнешь его.

«Серебряный якорь»! Об этом она не подумала. В ресторане всегда была свежая рыба, но Джин не интересовалась, кто доставлял ее. Сейчас надо было что-то придумать. Она сняла с головы косынку и обвязала щеку. Пожаловалась: разболелся зуб. Эндрю полез в карман и вытащил грязную таблетку:

– Я с похмелья всегда принимаю, от головы. Помогает. Зубам тоже полегчает.

Джин едва не стошнило от одного вида таблетки, неизвестно сколько времени провалявшейся в кармане Эндрю. Но пришлось проглотить.

В ресторан они заехали со двора. Джин осталась в кабине. Она слышала голос Грегори, вышедшего к машине. Потом к нему присоединился голос Гиты. Ей хотелось хоть издали увидеть Фрэнка. Конечно, едва ли он мог здесь появиться, но она осторожно выглянула. Шефповар и Рита стояли у дверей в кухню. Грегори, держа в руках бьющую хвостом рыбину, что-то показывал Эндрю. Тот молча слушал. Потом обеими руками поднял корзину, прижимая ее к груди, и понес в кухню. Появившись снова, Эндрю вернулся к грузовику, захлопнул борта и влез в кабину.

– Черт жирный! – ругнулся он и обтер ладони о брюки.

– Кто? – спросила Джин.

– Грегори ихний! Каждую рыбу прощупал. Жабры ему, видите ли, не те! Поехали!

Они вернулись в порт. Бартоломью за это время удалось перехватить у конкурентов удачную партию рыбы, и он был доволен. Спросил о поездке. Эндрю доложил, не забыв высказаться в адрес придирчивого повара из «Серебряного якоря».

– Ничего, ничего, – сказал Бартоломью. – Зато марка: сам Грегори берет у меня рыбу!

Грузчики снова заполнили кузов машины корзинами. На этот раз товар отвезли в гостиницы на пляже. Домой Джин принесла полную сумку с рыбой, – Бартоломью на радостях расщедрился. Агата всплеснула руками:

– Живая!.. Но зачем столько! Денег не жалко?

– Сама наловила.

Агата слушала рассказ Джин о новой работе, посмеиваясь.

– Отчаянная ты, – сказала она. – Но рыба – это хорошо. Пойду пожарю. Посидим, поедим. Мой пекарь любитель жареной. – Она уже забыла о грозном предупреждении выгнать Джин, если та вовремя не заплатит за квартиру.

Через два дня они снова отвозили рыбу в «Серебряный якорь». Ссылаться на зубную боль и заматывать лицо платком Джин уже не могла, не вызвав подозрений у Эндрю. Она купила бейсболку с прозрачным пластмассовым козырьком, бросавшим на лицо сине-зеленые тени. Эндрю сказал:

– Ну и видик у тебя! Утопленница, да и только! Не могла другой цвет подобрать?

– Зато солнце не жарит.

– Не разберешь вас, женщин…

На этот раз Грегори не придирался: рыба была хороша. Эндрю отнес корзину и вскоре появился во дворе вместе с Арчи. Официант вышел покурить.

– Когда снова за руль? – спросил Арчи.

– Еще полтора месяца.

– А кто водит?

– Бартоломью нанял тут одну… беременную.

Арчи засмеялся.

– И как она?

– Старается – деньги, говорит, нужны. Ее парень слаб заработать.

Официант приблизился к грузовику, будто невзначай заглянул в кабину. Увидел мертвецки сине-зеленое лицо и отпрянул.

Эндрю смеялся по этому поводу всю обратную дорогу.

– Ну и напугала же ты его! Теперь работать не сможет: будет мерещиться твоя физия. Выкинь эту гадость! Уродуешь ведь себя.

Поездки давались Джин нелегко. Их действительно было две. Но пока развозили, возвращались и снова развозили и возвращались, проходил целый день. Джин изматывалась. Утешало только то, что из ее жизни, она надеялась, исчез мистер Плейс.

Глава 14

Рыжая Линда

Она проснулась и посмотрела на часы: половина четвертого ночи. Стараясь не шуметь, чтобы не разбудить Агату, Джин оделась и пошла к двери, но вернулась и застелила постель.

Из комнаты выглянула заспанная Агата.

– Ты чего? Началось?

– Кажется…

– Ну, ты совсем… – Агата постучала себя пальцем по виску. – А если не дойдешь? Тебя Риччи довезет.

Она вернулась в свою комнату. Джин слышала, как Агата будит пекаря, а тот только сердито мычит в ответ.

– А я тебе говорю – поднимайся, – не отставала Агата. – Или ты сейчас же оторвешь свою задницу от постели и отвезешь девчонку в больницу, или она рожает здесь!

Спустя пару минут пекарь возник на пороге.

– Не могла выбрать другое время… – упрекнул он Джин.

Машина стояла под окном. Пекарь, все еще зевая, завел мотор. Крикнул:

– Долго я буду вас ждать?..

Больница, где Джин предстояло рожать, находилась в центральной части города, недалеко от дома Фрэнка. Агата проводила Джин в приемное отделение. Второй раз ей приходилось сопровождать квартирантку в больницу. Она пожелала Джин благополучно родить. Но про себя подумала, что потом, с ребенком, пусть ищет другую квартиру.

Пекарь Риччи дремал за рулем. Агата уселась рядом.

– Уже? – спросил он, открывая глаза и включая зажигание.

– Что «уже»? Быстрый какой!

– Чего ты злишься? Не ты же рожаешь!

– А с ребенком она снова ко мне?

– Да-а…

Пекарь понимающе покивал и стал придумывать предлоги, под которыми Агата откажет Джин в квартире.

– Скажешь, что решила больше вообще не сдавать. Или выгодно сдала другому, пока она рожала…

– Она на пороге с дитем, а я ей: катись?! Да в цехе наши женщины меня живьем съедят!

– Ладно, – сказал пекарь, которому надоела эта проблема, – она еще не родила, а мы уже ругаемся.

Он ошибался: Джин родила. Роды прошли быстро и без осложнений. Ей показали девочку с рыжим пушком на головке. Она не испытала мгновенного превращения в любящую мать. С любопытством рассматривала рыжеволосое существо, которое было ее дочкой, искала и находила сходство со Стивом, с собой. Но сердце молчало.

А днем Джин получила розы. В первое мгновение она готова была поверить в чудо – Стив! Как он обрадовался рождению ребенка! Но счастливое заблуждение длилось недолго. Джин понимала: Стив не мог узнать. Она подумала о Риччи. Агата сказала ему, вот он… Но нет – цветы прислал человек, от которого она меньше всего желала получать знаки внимания, – мистер Плейс. И Джин опустилась на землю.

21
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru