Пользовательский поиск

Книга Ее первая любовь. Содержание - Глава 13 Необходимая маскировка

Кол-во голосов: 0

Мистер Плейс иногда заходил в кондитерскую. Он покупал пирожные у одной из сестерпродавщиц и, казалось, на Джин не обращал внимания. Она успокоилась, решив, что управляющий просто захотел ей помочь. И все же сердце испуганно вздрогнуло, когда она встретила мистера Плейса в сквере. Он шел навстречу. Сделать вид, что не заметила его, было поздно. Джин замедлила шаг.

– Здравствуйте, мистер Плейс, – сказала она.

– Вас зовут Джин? – спросил он.

– Да.

– Здравствуйте, Джин. Вы довольны работой?

– Да. Спасибо, мистер Плейс.

– Скажите, Джин, вы не хотели бы приобрести более надежную профессию? Вы могли бы стать, например, бухгалтером.

– Я не думала об этом…

– Потом работали бы в офисе.

Джин молчала. Мистер Плейс выдержал долгую паузу.

– Джин, вероятно, то, что я скажу, будет для вас неожиданностью. – Он неловко усмехнулся. – Выслушайте меня и не отвечайте сразу… Я никогда не буду спрашивать у вас об отце вашего ребенка и никогда вас не упрекну. Я буду воспитывать его, как своего… Выходите за меня… Не отвечайте сейчас!

– быстро сказал он. – Я понимаю, что не молод и не соответствую вашему представлению о герое… Но жизнь и мечты редко совпадают. Обещаю: я сделаю все, чтобы у вас была достойная жизнь… Я не тороплю вас. Я буду ждать, сколько вы найдете нужным. Но прошу, подумайте…

Мистер Плейс ушел. А Джин продолжала стоять в отчаянии: никакие заманчивые перспективы не могли склонить ее к замужеству с этим человеком. И ни с каким другим…

Первым ее желанием было все бросить и уехать. Но удержало обещание Плейса ждать, сколько она захочет, – у нее было время.

В этот же день Агата снова завела разговор о достоинствах управляющего и его отношении к Джин.

– Плейс никогда никого не повышал в должности после месяца работы. Тебя – первую!..

– Он от тебя узнал о моей беременности? – спросила Джин.

– Да ты взгляни на себя! – возмутилась Агата. – Все давно видно!..

– Ну, да все равно, – безразлично проговорила Джин.

– О чем ты думаешь? – продолжала Агата. – У тебя нет профессии. Ты ничего не умеешь. Продавщица? Пройдет молодость, и тебя заменят. А с Плейсом…

Неужели он просил ее поговорить со мной? Или сама старается? Ей-то зачем все это?

– Ну, как? – спросила Агата.

– Ты о чем?

– Ты слушала меня?

– Нет. Он просил тебя говорить со мной?

– Плейс?! Он меня в упор не видит!

Ее возмущение показалось Джин неискренним.

– Слушай, а не папашу ли ты ждешь? – Агата кивнула на живот Джин.

– Никого я не жду! – отрезала та. – Понимаешь – никого!

Агата недоверчиво покачала головой. Врет, решила она.

Шло время. Джин продолжала работать в кондитерской. Она наконец освоила процесс завязывания коробки скользким шнурком и теперь делала это так же ловко, как смазливые сестры-продавщицы…

Было воскресенье. Все, кто собирались провести уик-энд у моря, запаслись сладостями накануне, и в кондитерской наступило относительное затишье до понедельника. Единственная покупательница, пожилая привередливая миссис, никак не могла выбрать торт, и Джин открывала коробку за коробкой. Женщина настаивала, что торты на витрине выглядят привлекательней. Стоявшая у прилавка официантка презрительно косилась на капризную клиентку. Когда покупательница наконец ушла, официантка сказала:

– Шесть пирожных, разных, и бутылку минеральной. Побыстрее – мои уже заждались! Джин взглянула в зал и обомлела: за столиком сидел Риччи. Ему достаточно было повернуть голову, чтобы в раскрытые двери увидеть Джин. Но он не подозревал о ее присутствии и неотрывно смотрел на свою спутницу – молодую смуглую девушку.

Официантка удивленно окликнула Джин:

– Эй, ты что, уснула?.. Шесть пирожных!

– Да-да, сейчас…

Она видела, как Риччи разлил по стаканам кока-колу, протянул стакан девушке, которая чему-то засмеялась. Потом что-то сказал, и девушка опять засмеялась.

Ко мне не зашел, думала Джин. Даже не поинтересовался, жива ли я… Она не могла и не должна была ревновать, потому что сама оттолкнула его. И теперь уверяла себя, что ей это безразлично. Да и что с них мужчин, взять – они все такие! Уверяют, что любят, и тут же забывают. И любят уже другую… Ей захотелось поставить Риччи в неловкое положение. Подойти и сказать: «Сколько ты заплатил за мое лечение?» – и небрежно бросить деньги… Или: «Ты, кажется, собирался познакомить меня со своими родителями?» Но она лишь смотрела, как он улыбается смуглой девушке…

Когда парочка ушла, Джин вбежала в служебную комнату и разревелась. Она не была влюблена в Риччи. Если б не эта встреча, она и не вспомнила бы об их мимолетном знакомстве. Но сейчас ей казалось – а может быть, так и было, – что она, не распознав, потеряла что-то важное и хорошее, что могло войти в ее жизнь…

– В чем дело? – строго спросила появившаяся миссис Гастингс. – Отсутствие покупателей не дает права убегать, когда вздумается!

Джин пролепетала про головную боль, поспешно вытерла глаза и вернулась к прилавку, ощущая на себе осуждающий Б. взгляд миссис Гастингс.

Она уже ходила «с трудом» переваливаясь как гусыня. Черты лица расплылись, его неправильность проступила отчетливей, и оно стало почти некрасивым. Заметная полнота могла распугать покупателей, и миссис Гастингс отстранила Джин от работы, не предложив никакой другой. Агата советовала пожаловаться мистеру Плейсу: пусть подыщет место, где широкая талия Джин не будет шокировать людей. Но Джин не соглашалась.

– Дура ты, как я посмотрю! – сказала Агата. – Потом будешь локти кусать, что упустила Плейса. Он же для тебя все сделает.

– Откуда это тебе известно?

– Раз говорю, значит, известно! Мечтаешь о своем супермене? Мечтай, мечтай, но мне плати каждый месяц!

– Заплачу, не волнуйся.

– Мне волноваться нечего. А тебе придется искать другую квартиру. Только вряд ли найдутся желающие сдать…

Глава 13

Необходимая маскировка

Оставшись без работы. Джин вволю спала. Когда Агата уходила на хлебозавод, Джин одевалась, шла в «Семь футов». От бармена узнавала, какое судно пришвартовалось, какое ждут из плавания.

Джин полюбила прогулки в порт. Здесь жили особой, отличной от остальных горожан, жизнью. Она подолгу наблюдала, как суетятся грузчики, за швартующимися судами, за слаженной работой грузчиков, затем как торговцы рыбой сговариваются с рыбаками. Она читала названия на бортах судов, безотчетно выискивая «Синюю корову».

Однажды к ней подошел обросший трехдневной щетиной, немолодой мужчина. По раскачивающейся походке в нем легко угадывался бывший моряк.

– Что-то вы зачастили к нам, – сказал он. – Хотите, чтобы ребенок стал моряком? Или ждете мужа из рейса?

– Ни то ни другое, – ответила Джин.

– Значит, третье? И какое же оно?

– Просто смотрю.

– В работе не нуждаетесь?

Джин посмотрела на собеседника с интересом.

– Смотря какая.

– Машину водишь? – спросил он, переходя на «ты».

– Была б машина… А что, вам нужен шофер?

– Точно.

– И вы это предлагаете мне? – Она покосилась на свой живот.

– Предлагаю. Тебе когда рожать? Месяца два еще походишь?

– Похожу.

Он оживился. Представился:

– Бартоломью Льюис, торговец рыбой.

Последнее он мог не уточнять; от него попахивало, как из трюма рыболовецкого судна, а к старым джинсам кое-где присохла рыбья чешуя.

– Всего две поездки в день! – торопливо, будто боялся, что его услышат, говорил он. – Я нагружаю грузовик…

– Грузовик? – Джин усмехнулась.

– Да он меньше «мерседеса», одно название – «грузовик»! Развезешь по ресторанам. И еще раз. И все!

– А сами не можете?

– Могу. Но пока развезу и вернусь, потеряю вторую партию – перехватят. Мне напарник нужен.

– Мужчина был бы надежней, – сказала Джин.

– Был мужчина. Его на три месяца лишили прав: лил!

– И сколько за такие две ездки?

20
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru