Пользовательский поиск

Книга Ее первая любовь. Содержание - Глава 2 На новом месте. Братец Франк

Кол-во голосов: 0

Сейчас Джин стояла в объятиях Стива, и ей казалось, если Стив разожмет руки, она упадет. Но он продолжал целовать ее, и горячая волна растекалась по ее телу.

Господи! – думала Джин. Пусть так будет всегда! Она произнесла последнее слово вслух. Стив спросил:

– Тебе хорошо?

– Да! Да!.. – нетерпеливо проговорила она. Подумала, что надо спросить, хорошо ли ему с ней, но не спросила. Она это знала…

Потом он пошел в ванную и позвал Джин. Он стоял под душем, подставив лицо под пронизывающие струи. Не открывая глаз, сказал:

– Становись рядом…

Вода лилась на ее счастливое тело. Распущенные волосы намокли и потемнели. Стив языком слизнул капли, текущие по ее груди…

Она первая набросила на себя махровую простыню, висевшую на никелированной подставке, и вернулась в комнату. Когда Стив, уже в халате, вошел к ней. Джин лежала в постели…

– Знаешь, – сказала Джин Стиву примерно час спустя, – я много вру.

– В чем же ты солгала?

– Тебе – ни в чем…

– А кому?

– Всем.

– Зачем?

– Мне нравится, так интересней.

– А почему ты мне не врала?

– Не хотелось…

Джин засмеялась. Стив спросил:

– Чего ты?

– Мои родители уверены, что я уже добралась до кузена.

– А если узнают, как ты им объяснишь?

– Никак. Я ничего не буду объяснять.

Неожиданно раздался телефонный звонок. Джин оглянулась, но аппарата не обнаружила.

– Это мне, – сказал Стив.

– Но кто мог узнать, где ты? – тревожно спросила она.

– По сотовому меня легко найти где угодно.

Он подошел к креслу, на спинку которого была наброшена его рубашка, и достал из кармана мобильный телефон.

– Да!.. Когда?.. Как?.. – Голос его стал напряженным. Он нахмурился и молча слушал. Потом сказал: – Сейчас же!..

Стив постоял, держа в руках трубку. Потом спрятал ее и посмотрел на Джин.

– Что случилось? – спросила та.

– Я должен ехать. Мне надо вернуться.

– Вернуться? Куда?

– Не могу сейчас объяснять, это очень срочно. И очень серьезно, Я договорюсь, чтобы тебя довезли до кузена…

Джин вскочила и принялась поспешно натягивать на себя платье. Затем схватила гребень и начала расчесывать влажные волосы.

– Не торопись, – сказал Стив, – успеем.

– Успеем? – вскричала она. – Ты все подстроил! Специально!

– Что подстроил? О чем ты говоришь? Как я мог подстроить звонок?

– Не звонок. Тебе позвонили, но вовсе не говорили, чтобы ты срочно возвращался, – ты все выдумал!.. «Иногда можно позволить себе», – презрительно повторила она ненавистные ей слова; – А потом сочинить срочное бегство…

– Джин!

– Я не верю тебе! И не трогай меня! Не прикасайся!

– Ладно. Как хочешь. Идем!

– Никуда я с тобой не пойду!

– Хорошо. Сиди здесь.

– Не буду сидеть в этой проклятой комнате!

Она бросала в чемодан свои вещи.

– Сядь! – приказал он.

Она села, пораженная жесткостью его тона…

– Скажи, чему ты не веришь?

– Ты еще спрашиваешь?

– Спрашиваю!

Джин: молчала, сглатывая слезы.

– По-твоему, – сказал Стив, – мне с тобой было так плохо, что я решил немедленно смыться?

– Я не знаю…

– Знаешь!

Она смотрела на него с удивлением и испугом. Только что он во всем с ней соглашался и делал, что бы она ни желала…

Она смахнула слезы и защелкнула на чемодане замок.

– Ты куда?

– К кузену.

– Но ты веришь мне?

– Что тебе нужно срочно уехать? Этому верю.

– А чему не веришь?

Она молчала, будто не слышала вопроса. Он сказал:

– Через три недели я буду недалеко от города, в который ты едешь. Вот адрес. Там небольшая бухта, ты найдешь. На причале от полудня до часу сиди и жди меня. Я буду. Веришь?

Ты сам не веришь, потому что это от тебя уже не зависит, – подумала она.

– Веришь? – настаивал он, и она ответила:

– Верю…

Вот она и солгала ему.

Глава 2

На новом месте. Братец Франк

Джин понимала, что восемнадцать лет, которые двоюродный брат прожил неизвестно где и неизвестно как, в состоянии оставить отпечаток на его внешности. Но когда она пыталась представить эту внешность, неизменно видела перед собой то, что запечатлела фотография: худой, длинноволосый, пучеглазый…

Рачьи глаза – единственное, что уцелело от прежнего Фрэнка. По этой примете Джин убедилась, что высокий, жиреющий, лишенный длинных патл и почти лысый мужчина, отворивший дверь, это и есть ее двоюродный брат, о котором мать повторяла, что кроме неприятностей от него ждать нечего. В чем заключались неприятности, не уточнялось.

Фрэнк также с любопытством рассматривал сероглазое существо с копной темно-каштановых волос.

– Джин?.. – наконец произнес он, отступая от порога. – Я ждал тебя еще днем.

– Я на попутке, – ответила Джин, втаскивая чемодан в прихожую.

– Понятно… – Фрэнк был искренне рад и вместе с тем растерян, оттого что впервые в его жилище должна была поселиться женщина. Неважно, что эта женщина всего лишь сопливая кузина из провинции.

Джин уловила эти чувства, вызванные ее приездом, и немедленно заключила: ее брат добрый тюфяк, которому можно вешать лапшу…

У Фрэнка также сложилось мнение о впервые увиденной кузине: очень привлекательная! И, как следствие, – с ней не оберешься хлопот! Но в его глазах Джин была настолько хороша, что предстоящие хлопоты не омрачили встречу.

Привыкшая к простору родительского дома, Джин не скрывала разочарования, разглядывая квартиру. В прихожей, кроме стенного шкафа и стула, стояла электрическая плита, покрытая картоном с пожелтевшей рекламой кинофильма «Унесенные ветром». Фрэнк объяснил, что дома он не готовит, а если хочет кофе, включает кофеварку в розетку, вмонтированную в стену над плитой.

А если захочет рагу из кролика, включает гриль в розетку, вмонтированную под кроватью, насмешливо подумала Джин.

– Мне одному много не надо, – виновато сказал он, видя уныние на лице сестры. Джин кивнула. Она поняла, что хотя бы в этом мать была права: Фрэнк зануда!

Единственная комната оказалась довольно большой, с большим окном, выходящим на улицу, что Джин сразу понравилось.

– А где я буду спать? – поинтересовалась она. Фрэнк подвел ее к нише, задернутой шелковым занавесом. За занавесом стояли кровать и комод, который служил шкафом и туалетным столиком. На стене висело зеркало в бронзовой раме. Зеркало и рама были дорогими, и Джин осталась довольна. Она не знала, что ниша была спальней самого Фрэнка, но тот уступил ее сестре, о чем умолчал.

Ванная комната вызвала у Джин настоящий восторг – сверкающая кафелем и стеклянными полками, на которых размещался целый магазин косметики.

– Вот это да!.. – выдохнула она. – И все это твое?

«Все это» Фрэнк купил по совету старшей официантки в ближайшем парфюмерном шопе накануне приезда Джин. Сообразив, что банки с кремами и флаконы с туалетной водой примирили сестру с отсутствием кухни, а сам он как бы возвысился в ее глазах, он уклончиво ответил:

– Надеюсь, тут что-нибудь подойдет для тебя. Бери, не стесняйся.

Он сказал, что должен вернуться в ресторан, она пусть отдохнет, а если захочет, может спуститься потом к нему, он познакомит ее со своими коллегами.

– Возможно, для тебя найдется работа…

Джин предпочла промолчать: она еще не знала, где хочет работать – в ресторане или в казино, и хочет ли. Во всяком случае, не с первого же дня!

Когда Фрэнк ушел, она подошла к окну и стала смотреть на улицу. На противоположной стороне сверкали рекламой казино и ресторан. У подъездов горели фонари. Сквозь верхнюю, стеклянную часть подъезда виднелись огромные хрустальные люстры. Освещенные зеркальные окна были закрыты занавесями из плотного шелка…

Джин видела, как Фрэнк перешел улицу, вошел в подъезд и вскоре появился в черном костюме. Он стоял у центрального входа – высокий, крупный, в форменном головном уборе, скрывавшем голый череп, и выглядел эффектно. Но Джин разочарованно подумала: да он всего лишь швейцар!

3
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru