Пользовательский поиск

Книга Ее первая любовь. Содержание - Кэтрин Айворс Ее первая любовь

Кол-во голосов: 0

Кэтрин Айворс

Ее первая любовь

Мне все невзгоды нипочем,

Ни боли не боюсь, ни муки…

Пока любовь твоя со мной.

Жермен Нуво

Глава 1

Отъезд из дома. Стив

Своего кузена Фрэнка, который покинул дом восемнадцать лет назад, в день ее появления на свет, Джин не видела никогда. На фотокарточке, завалявшейся в семейном альбоме, – должно быть, Фрэнк о ней забыл, когда, обиженный родственниками, собирал свои вещи, – был запечатлен мужчина тридцати пяти лет с выпученными глазами и светлыми, до плеч патлами. Каким он стал спустя почти два десятилетия, трудно было представить. Мать Джин говорила, что Фрэнк был занудой, а зануда и через сто лет останется занудой.

Но все-таки что-то в нем изменилось, потому что неожиданно от него пришло письмо с приглашением «девочки, которая родилась, когда я уезжал», пожить у него, в большом городе.

– «Девочки»! – фыркала мать. – Он даже не знает ее имени!

– Как он может знать, если сразу уехал! – возразил отец.

– В самом деле, как? – спросила Джин.

Фрэнк сообщал, что работает в ресторане при казино, у него небольшая квартира, но для кузины место найдется и работа тоже, если он пожелает. Свое приглашение он объяснял ей, что, по его мнению, девушке нечего киснуть в провинции.

– Молчал все годы и нате вам – спохватился! – не сдавалась мать. – Что нам известно о нем? Ничегошеньки!

– Он работает в ресторане при казино, – напомнила Джин. Произнося слова «ресторан», «казино», она представляла множество сверкающих огней, громкую музыку и шикарных мужчин, склонившихся над рулеткой.

– В конце концов, – сказал отец, – он не какой-нибудь гангстер или жулик. Он сын моей покойной сестры!

Мать многозначительно усмехнулась, что означало: в этом-то все дело!

– Не знаю, не знаю, – сказала она. – Ты – это относилось к Джин – как хочешь, но я бы не вытерпела его ни минуты!

Джин подумала, что не собирается «терпеть» своего двоюродного брата, потому что не намерена торчать в его «маленькой квартире». Жизнь в большом городе представлялась сплошным праздником, на котором она намеревалась хорошенько повеселиться.

Она сложила в чемодан несколько платьев, и отец отвез ее в джипе, в основном служившем для перевозки ящиков с салатом и клеток с кроликами, на автостанцию и тут же поехал обратно: его любимая кобыла жеребилась, и, хотя был приглашен ветеринар, отец считал свое присутствие обязательным.

Джин не спешила покупать билет. Она подошла к водителю в черной майке с золотой, через всю грудь надписью «Сафари» и, постукивая ногой по колесу автобуса, спросила, не известно ли ему, отчего кривляка Энн в прошлое воскресенье рано ушла с дискотеки? Водитель посмотрел на туфлю с острым каблучком, потом на девушку. Он понимал: этой занозе Джин надо выяснить, продолжает ли он ударять за докторской дочкой или там все лопнуло, как прежде лопнуло у них с Джин.

– А ты далеко собралась? – вместо ответа спросил он.

– Уезжаю к кузену.

– Что-то не слыхал, чтобы у тебя водились кузены!

– Ты много чего не слыхал. Он живет недалеко от Голливуда, работает в казино.

– И сколько лет твоему кузену? – насмешливо спросил он.

– Пятьдесят три… – хотелось назвать цифру поменьше, но правда сама сорвалась с языка.

– Ты едешь подавать ему горшки и ставить горчичники? – Парень засмеялся.

Джин презрительно сощурила серые глаза и отошла прочь.

– Эй, Джин! Я пошутил!.. Ты классная девчонка!..

Она обернулась и помахала рукой.

– Прощай, Дик!

– Ты в самом деле уезжаешь? Мой автобус уходит через десять минут – садись!

– Я поеду на попутке, – сказала Джин и тотчас пожалела о сказанном. Вечно ее подводил язык. Она и не думала добираться автостопом. В автобусе она смогла бы поболтать с Диком. В прошлом году у них была очень короткая любовь, и если бы не эта кривляка Энн… Впрочем, той тоже не удалось пришпилить к себе Дика – так ей и надо! А теперь он кричит: «Ты, Джин, классная девчонка!»

Она обождала, пока автобус отправится в рейс, и пошла по дороге. Чемодан с каждым шагом становился тяжелее, и, пройдя около двух миль, Джин сошла на обочину, выпустила ручку чемодана из онемевших пальцев и уселась на траву.

По шоссе в обе стороны проносились машины, но Джин не обращала на них внимания. Если б не сболтнула этому самовлюбленному шоферишке про попутку, то благополучно ехала бы в салоне с удобными креслами и не таскала чертов чемодан! Надо было послушаться мать, взять спортивную сумку. Но ей, видите ли, понадобился чемодан, потому что в серьезные поездки отправляются с солидным багажом…

Маленький ярко-красный автомобиль каплевидной формы, похожий на божью коровку, растерявшую черные отметины, остановился впритык к бордюру недалеко от Джин. Она подняла глаза. Водитель – молодой мужчина в серой фланелевой рубашке, с коротким рыжим ежиком волос – откинул верх машины, перегнулся через борт и серьезно спросил:

– Кажется, нам по дороге?

Джин присмотрелась повнимательнее. Парень, сидевший за рулем, был слишком велик для малолитражки. Казалось, он залез в игрушечный автомобильчик. Крепкие руки, обнаженные до локтя, обсыпаны веснушками. А лицо чистое. Свел кремом, подумала Джин. Ей вдруг стало смешно и легко.

– Отчего вы решили, что нам по дороге? – спросила она.

– Потому что вы не сели в другие машины, а ждали меня.

– Вы всегда такой: самоуверенный?

– Почти. Поехали?

Не дожидаясь ответа, парень открыл дверцу и ступил на асфальт. Он был в шортах. На его загорелых ногах тоже проступали веснушки.

– А ваша… букашка выдержит двоих? – Джин, щурясь, смотрела на него. Она отлично знала, что мужчинам нравилось, когда она чуть прикрывала ресницами свои огромные глаза.

Симпатяга в серой рубашке оглянулся, словно хотел убедиться, что у машины хватит лошадиных сил довезти обоих, подхватил ее чемодан и отправил в багажник. Когда она села, он включил зажигание и сказал:

– Будем знакомиться: Став.

– Джин…

– Куда мы едем. Джин?

– Куда едете вы, не знаю, а я к двоюродному брату.

– Что вы будете там делать?

– Да уж придумаю что!

Он оценивающе оглядел ее. Она не была красавицей. Но ее очарование – возможно, заслуга молодости и жизнерадостного характера – притягивало мужской взгляд.

– Не сомневаюсь, – сказал он.

– Я тоже.

Она засмеялась. Не тому, что так удачно ответила, а радостному состоянию, которое возникло в ней при появлении этого человека. Ей казалось, что она знает его давно – всю жизнь…

«Божья коровка» оказалась довольно мощной машиной. Она глотала милю за милей, ни разу не чихнув, и проявляла наглость, обгоняя шикарные, сверкающие лаком, длинные, как гусеница, автомобили. Джин тогда вскакивала и махала рукой этим напыщенным придуркам…

Дорога была лилово-серая, расчерченная желтыми разметками. По обе стороны бежали поля, перемежаясь оврагами и невысокими холмами, то приближающимися, то уходящими к горизонту.

– За первым поворотом будет кемпинг, – сказал Стив. – Предлагаю отдохнуть и чего-нибудь выпить.

– А я съем рагу из кролика! – подхватила Джин.

– Вы любите рагу из кролика?

– Очень!.. И мороженое!

– Значит, закажем кролика и мороженое.

Джин удовлетворенно кивнула. У нее были парни, которые объяснялись ей в любви. Но она с ними скучала. Она знала наперед все, что они скажут и что потом попытаются сделать, будто обучались у одного учителя. Может быть, поэтому им врала?

– Стив, откуда у вас эта машина? – спросила она.

– Нравится?

– Смешная. Наверно, дорогая?

– Наверно. Но я купил подержанную.

Доехав до развилки, он свернул к кемпингу. Основное здание с рестораном стояло посреди обширной лужайки. Фасад выходил на солнечную сторону, и на окнах были опущены жалюзи.

1
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru