Пользовательский поиск

Книга Дьявол по имени Любовь. Содержание - Глава 20

Кол-во голосов: 0

Глава 20

Я повела Мефисто в ночной бар на набережной и заказала две большие порции граппы[31].

— Не оставляй меня здесь, — попросил он, сжимая стакан костлявыми пальцами. У него едва хватило сил поднести стакан к губам. — Я не умею…

Голос его прервался.

— Не умеешь чего? — Я подалась вперед, чтобы лучше расслышать его, и меня обдало несвежим старческим дыханием, в котором уже чувствовался запах тлена.

— Я даже не умею говорить по-итальянски, — задыхаясь, пробормотал Мефисто и встревожено ощупал свою тощую шею со складками обвисшей сморщенной кожи. Казалось, даже за последнюю минуту он постарел на много лет. Мефисто будто разлагался, распадался на моих глазах.

— Тебе следовало подумать об этом раньше. — Я подняла стакан. — За твое здоровье, — добавила я, проглотив хорошую порцию огненной жидкости.

— Но, Хариэт…

— Мне пора.

Я встала, бросив на стол пригоршню мелких монет.

— Этого хватит, но, боюсь, отныне тебе придется самому заботиться о себе.

Он замахал руками в лихорадочной, но тщетной попытке подняться и удержать меня, но это усилие доконало его. Задыхаясь, Мефисо снова упал на стул.

— Подожди! — Налитые кровью глаза сверкнули бессильным гневом.

— Пока, дедушка, — усмехнулась я. — И не вставай, не утруждай себя, не пытайся заставить меня делать то, чего я не могу.

Я прошла по берегу моря до стоянки такси и с облегчением заметила, что мужчины больше не глазеют на меня. На меня вообще никто не обращал внимания. Я стала самой обычной женщиной средних лет, надежно укрытой своей анонимностью.

Я нашла такси, и шофер, немного говоривший по-английски, отвез меня в аэропорт Генуи. Когда я расплатилась с ним, у меня остались деньги только на билет домой. Я не смогла бы купить его, оставшись в облике Синди. Предъявив ее паспорт, я подверглась бы риску: Дэвид или Харли могли бы выследить меня.

Сначала я предполагала поехать поездом через Европу в надежде на то, что к тому времени, когда доберусь до Ламанша, найду какой-нибудь способ пересечь его без паспорта. Но теперь я снова стала Хариэт и могла вернуться домой любым способом.

Ждать самолета целую ночь в аэропорту было не слишком соблазнительно, но мне не хотелось ночевать в отеле. Я жаждала поскорее тронуться в путь и вылететь в Лондон первым же утренним рейсом.

Когда такси тронулось вдоль набережной, я в последний раз увидела съежившуюся фигуру Мефисто, сидевшего у столика возле ночного бара в той самой позе, в которой я оставила его, Я вытянула шею, чтобы получше разглядеть Мефисто, но так и не поняла, жив ли он.

На следующий день к ленчу я была уже снова в Гилдфорде. Забрав свой второй саквояж с одеждой, вовсе не подходившей человеку моего возраста и габаритов, из камеры хранения на вокзале, я направилась на Хай-стрит. Солнце отражалось от булыжной мостовой, придавая нежность и теплоту знакомому пейзажу и поднимая дух покупателей обещанием приближающегося лета. Несмотря на усталость, я испытывала небывалый подъем. Теперь никто уже не будет охотиться за мной. Мое превращение возвратило мне свободу, которой я была лишена, пока находилась в теле Синди. Я обрела свою утраченную жизнь. Получила новый шанс.

Моя квартира оставалась точно такой же, как тогда, когда я покинула ее. Однако на коврике возле двери появилась гора коричневых конвертов с гневными напоминаниями от тех, кому я задолжала. Там же я нашла и письма от домовладельца: он требовал платы за квартиру. Запихнув все под стопку книг, я немедленно улеглась в постель. Все это подождет, а я займусь более важными вопросами и решу их. Не для того я вырвалась из когтей Дьявола, чтобы впасть в панику при виде счетов за газ.

Я проспала весь день и большую часть ночи. На следующее утро я долго лежала в ванне, нежась в горячей воде. Это было для меня ритуалом очищения от испытаний последних нескольких месяцев. Я нагишом прошла по квартире. Мне доставляло удовольствие быть одной и ни перед кем не отвечать за свои действия.

Почувствовав, что снова готова выйти в мир, я отправилась навестить Салли.

— Хариэт! — Она заключила меня в объятия. — Ты вернулась! Я думала, ты исчезла навсегда.

— И я так думала, — пробормотала я, тоже обнимая ее.

— Но ты чудесно выглядишь! Каникулы пошли тебе на пользу. Ты помолодела лет на десять!

Это было преувеличением, но зеркало сказало мне, что я выгляжу лучше, чем прежде. Моя кожа приобрела здоровый вид, глаза оживились.

— За время твоего отсутствия кое-что произошло, — сказала Салли, приглашая меня в дом.

Она рассказала мне о том, как выгнала Данкена, добавив немногие подробности, которых я не знала. Я с готовностью откликнулась на ее исповедь и сказала слова утешения, так и не сорвавшиеся с моего языка в предыдущий визит.

— Не надо меня уж слишком жалеть, — засмеялась Салли. — Признаться, сначала мне было скверно, но сейчас худшее позади, и теперь я чувствую себя счастливее, чем прежде.

— Почему ты никогда не говорила мне об этом? Я всегда считала, что ты счастлива с Данкеном. Вы казались прекрасной парой.

— Ну знаешь, как это бывает… Никому не хочется признавать, что его жизнь — сплошная ошибка.

— Ты и понятия не имеешь, как я завидовала тебе, — импульсивно отозвалась я.

— Но, Хариэт… — удивленно возразила Салли, и глаза ее округлились, — ведь это я завидовала тебе. Ты была всегда свободной и независимой, тогда как я оказалась пленницей своего неудачного брака. Я связалась с этим дерьмом — Данкеном, потому что боялась одиночества, боялась жизни, не знала, как смогу построить ее одна…

Салли умолкла, глядя на меня и надеясь найти во мне поддержку.

— Продолжай, — сказала я.

— Если бы не ты, Хариэт, едва ли у меня хватило бы храбрости пойти на это. Мне хотелось походить на тебя. Хотелось жить самостоятельно, не полагаясь на другого человека, не считать, будто он способен решить за меня мои проблемы. — Она вздохнула. — А теперь выходит, что я все понимала неправильно. Ты действительно несчастлива?

— Теперь уже нет, — улыбнулась я. — Путешествуя, я кое-чему научилась.

— О, забыла тебе рассказать! — воскликнула Салли. — Об одной американке, которую ты встретила на Барбадосе. Миссис Брайтуотер или что-то в этом роде. Она приходила ко мне и почти пообещала порекомендовать меня кому-нибудь как дизайнера. Эта дама сказала, что ты хорошо отозвалась обо мне. Пока из этого ничего не вышло, но кто знает? Это очень мило с твоей стороны, Хариэт. И что же ты рассказала обо мне такого, что столь сильно впечатлило ее?

— Ничего, кроме правды. — Меня охватило чувство вины. — Уверена, ты сделала бы для меня то же самое.

— А Эндрю знает, что ты вернулась? — внезапно спросила, Салли с многозначительным видом. — Уверена, он будет счастлив видеть тебя.

— Пока не видела, но собираюсь позвонить ему. Мне хотелось бы сделать Эндрю сюрприз.

Прежде чем отправиться с визитом к Эндрю, я решила посетить библиотеку и оживить воспоминания. На следующее утро я вошла в знакомое здание на Норт-стрит. Женщина за передним письменным столом сразу узнала меня.

— Хариэт! — Синтия Хоскинс возбужденно помахала мне рукой и, передав печать для формуляров своей помощнице, бросилась ко мне. — Где ты была? Мы все гадали, что с тобой случилось!

— Я не думала, что, уйдя с работы, должна сообщать о себе, — сухо отозвалась я.

— О, Хариэт! — Она покраснела. — Все это было такой ужасной ошибкой. Нам так тебя не хватало. И все в один голос говорят, что маленькая мисс «Зуд в штанишках» совсем не годится для своей работы, и конечно, оказалось…

— Мисс «Зуд в штанишках»?

Синтия засмеялась:

— Ну, Анетт Бэйкер! Ты же помнишь ее? Она всегда виляла задом при ходьбе — вот мы так ее и прозвали. Однако когда разразился скандал и — все это попало в газеты…

— Скандал?

— Неужели ты не читала об этом? Первые страницы «Адвертайзера» были посвящены этому. Так ты не знаешь об этом?

вернуться

31

Граппа — итальянская виноградная водка

76
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru