Пользовательский поиск

Книга Довольно милое наследство. Содержание - Глава 31

Кол-во голосов: 0

– Господи! – У меня перехватило дыхание. – Так это он тогда в квартире схватил меня.

Не отводя взгляда, мы смотрели, как Ролло заправляет машину. Закончив процедуру, он снял перчатки, бросил их в машину и подъехал прямо к двери, куда заботливые папочки сопровождали своих уставших сынишек. Ролло остановился в нескольких ярдах от нас. Мы просто застыли.

– Неужели он сейчас отправится по нужде? – удивилась я.

– Ты просто не видела, сколько джина он выпил, – пробормотал Джереми.

Мы наблюдали, как Ролло, так и не заметив нас, захлопнул дверцу машины и направился в туалет.

Ремень безопасности случайно попал в дверной проем, так что хотя дверь и закрылась, она не захлопнулась, и Ролло этого не заметил. Но я-то заметила!

– Дверца не захлопнулась! – чуть ли не прокричала я. – Вот он, наш последний шанс.

– Я это сделаю, – сказал Джереми.

– Ты выглядишь слишком подозрительно, – заспорила я.

– А ты разве нет? Все тут же уставятся на тебя в этом платье, – стоял на своем Джереми.

Мы практически устроили потасовку в машине, но на дело все же отправился Джереми. Должна признаться – он выглядел как настоящий агент. Поражаюсь его нервам. Он подошел к машине Ролло, будто это была его собственная, легким движением открыл дверцу и достал сверток, который лежал на пассажирском сиденье, прикрытый одеялом. Затем медленно вернулся обратно и бросил сверток мне на колени. Все так просто, будто он отыграл давно знакомую пьесу.

Мне было страшно оглянуться назад. Чем бы там Ролло ни занимался, я надеялась, что он задержится подольше. Джереми абсолютно спокойно посмотрел в зеркало заднего вида и сказал, что Ролло еще не вышел. Мы незамедлительно поехали по направлению к шоссе.

– Север или юг? – спросил Джереми, когда мы доехали до шоссе и настало время выбирать направление.

– На запад, – сказала я.

У меня уже была идея в голове, потому что я передумала о многом, с тех пор как Эрик в шутку предложил мне начать подделывать шедевры, если вдруг моя карьера рухнет.

– Смотри на указатели, мы направляемся в Геную, – объяснила я. – Я знаю там одного человека, он сможет установить подлинность картины.

– Спешу заметить, что нам следовало бы сделать это во Франции, – предупредил Джереми, – и к тому же нужно увезти картину обратно. То есть во Францию.

– Это ведь не мы перевезли ее через границу, – сказала я. – И ты прекрасно знаешь, что если мы привезем ее обратно, нас отдадут на милость французского суда и, возможно, свяжут руки на очень долгое время. А я все же хочу узнать, чего стоит эта вещь.

Глава 31

Не помню даже, сколько мы ехали, но это время показалось мне вечностью. К рассвету сил вести машину больше не было, и нам пришлось остановиться в первом попавшемся месте, где мы могли отдохнуть инкогнито.

В Италии, в любом месте, где бы ты ни остановился заправиться, хозяева обязательно предложат тебе не только кусок хлеба с кофе или с молоком, но и что-либо посущественнее.

Выпив горячего кофе и проглотив булочку, я сразу же уснула, положив голову на плечо Джереми, и проснулась от его сопения. Его щека покоилась на моей макушке. Теплое золотое солнце уже светило сквозь завесу облаков. Проснувшись, я ненароком разбудила и Джереми.

– Что случилось? – сонно пробормотал он, готовый тут же сорваться с места.

Телефон Джереми зазвонил, и мы оба подскочили на сиденьях.

– Да? – осторожно спросил он, но тут же более спокойным голосом продолжил: – Да, как Денби? – Беззвучно, одними губами, он дал мне знать, что это жена Денби. – Хорошо. Где это? – серьезно спросил он. – Понятно. Поблагодарите его. Надеюсь, завтра он будет чувствовать себя лучше. Всего хорошего.

Джереми повернулся ко мне.

– Денби попросил жену позвонить нам прямо сейчас, чтобы кое-что сообщить. Когда он занимался ремонтом машины, к нему подъехала девушка из деревни и сказала, что когда-то помогала бабушке Пенелопе с домашней работой и была с ней в тот день, когда та умерла. Тогда бабушка Пенелопа дала ей денег купить кое-какие продукты и попросила отправить письмо в мою фирму. Но у девушки заболела бабушка, и она бегала за доктором, поэтому напрочь забыла отправить письмо. Около кухни стояла скамейка, где девушка хранила бумаги и всякую утварь. Там она оставила и письмо. Денби пообещал отдать его нам. Так вот, незадолго до аварии Денби положил его в бардачок моей машины. Посмотри, Пенни, оно адресовано нам обоим.

– Нам обоим? – эхом отозвалась я.

Я открыла бардачок, и там действительно лежало письмо, написанное знакомым почерком бабушки Пенелопы и адресованное Пенелопе Николс и Джереми Лейдли. Я вспомнила нашу с Джереми фотографию в ее письменном столике. Мурашки побежали по спине. Я торопливо распечатала конверт.

Дорогие мои, Пенелопа и Джереми.

Сегодня я пыталась дозвониться до тебя, Джереми, но так и не смогла. Вплоть до сегодняшнего дня у меня получалось наблюдать за тобой, не вмешиваясь в твою жизнь, и я глубоко уважаю желание твоих родителей, но все же мне кажется, что человек имеет право знать, кем он является на самом деле, как сильно любили его обе семьи и каково его полноправное наследство. Надеюсь, Джереми, что ты по-настоящему полюбишь виллу, как любили ее я и твой прадед. Прими это в знак моей любви к нему и к тебе. Имя твоего прадеда Джулио Принсип; и знай, я любила его больше всех на свете. Ты, Джереми, настоящее сокровище, которое он мне оставил; ты вырос и превратился в прекрасного человека, члена нашей семьи, и это для меня большая радость. Надеюсь, ты простишь меня за мою трусость, что не смогла рассказать обо всем тебе лично. Видит Бог, как много раз, глядя на тебя, я собиралась это сделать. Все, что касается твоего отца, ты можешь узнать у мамы.

Пенни, дорогая моя, кому, если не мне, знать, как девушке необходим в жизни начальный капитал и машина, чтобы разъезжать по приемам. Иначе в один прекрасный момент она будет зависеть от милости мужчины, судьбы, истории; такой период был и в моей жизни. Я много думала о том, какие мы, женщины, хрупкие. Иногда судьба может бросать нас из стороны в сторону, а порой и перевернуть весь привычный мир с ног на голову. Пенни, с твоим пытливым умом и добрым сердцем ты прекрасно разберешься с тем, что я еще хочу оставить для тебя. Внутри пассажирской дверцы твоего автомобиля я спрятала картину, которую когда-то подарил мне прадед Джереми. Он дал мне и закладную на мое имя, чтобы при необходимости я могла подтвердить мое законное обладание этим шедевром. Некоторое время я хранила картину в библиотеке, но недавно решила убрать ее обратно. Она наверняка очень ценная, к тому же я заметила, что Ролло положил на нее глаз, а он вряд ли будет хорошо с ней обращаться. Одно время я подумывала, не отдать ли ее в музей, но мне казалось, картина приносит мне удачу, и я очень не хотела расставаться с ней. Понимаешь, когда имеешь что-то очень ценное, то это сокровище приходится прятать, и поэтому так редко видишь его, хотя хочется смотреть на подобные вещи чаще.

Дорогая моя, боюсь времени, отведенного мне, осталось совсем мало. Какой смысл в том, что ты пережила историю, если не можешь вместе с бесценным имуществом поделиться с потомками своей бесценной мудростью? Все, что я могу сказать вам обоим: живите каждым днем и любите все, что он вам приносит. Не позволяйте ни одному дню пройти бесследно, замечайте голубизну неба, пение птиц, лицо любимого человека. Не болтайте лишнее о том, что вам действительно дорого, старайтесь стать тем, кем хотите, и не откладывайте ничего в долгий ящик. Джереми, не будь жестоким, людям свойственно ошибаться, и, если ты не станешь осуждать их, они еще преподнесут тебе сюрпризы. Пенни, на земле еще не придумали книгу более изумительную, чем сама жизнь. Смело иди вперед, относись к людям с добротой, не важно, куда приведет тебя жизнь. Я знаю, что могу полностью доверять вам двоим, и уверена, что вы правильно поступите с тем, что я оставляю в ваших руках.

49
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru