Пользовательский поиск

Книга Довольно милое наследство. Содержание - Глава 27

Кол-во голосов: 0

В этот момент я почувствовала, что пора бросать неумелые попытки сделать жизнь более достойной и изысканной. Я просто не знала, с чего начать. Это, как оказалось, очень непростая работа – противостоять множеству уже сложившихся устоев двадцать первого века. Придется отложить решение этой задачи до тех пор, пока я не изучу ее более подробно.

Надо бы сменить тему разговора, подумала я. С мужчинами это всегда срабатывает.

Я повернулась к Джереми и спросила:

– Денби говорил еще что-нибудь, кроме того, о чем ты сообщил мне по телефону?

Джереми покачал головой:

– Нет, даже представить себе не могу, что он может сказать еще. Но его клиенты очень богаты и, как полагается, чрезвычайно осторожны, так что он тоже не спешит раскрывать карты. Судя по его тону, речь идет о чем-то существенном.

Я даже не знала, как перевести разговор на Саймона и, что более важно, на шофера-любовника бабушки Пенелопы. Разумеется, я не собиралась рассказывать эту историю в машине по пути в аэропорт, к тому же водитель хоть и молчал, но прислушивался к каждому слову. Впрочем, я не представляла, как расскажу Джереми обо всем и в самолете.

И все же я понимала, что ему просто необходимо знать правду.

– Джереми, когда ты последний раз разговаривал со своей матерью? – спросила я.

Он удивленно посмотрел на меня.

– Она вчера оставила мне сообщение на автоответчике, – сказал он. – Она уезжает отдыхать в Италию. Мать частенько туда ездит, когда, по ее словам, устает от постоянных стрессов. – Джереми безуспешно пытался скрыть обиду в голосе.

– Я кое-что узнала о жизни бабушки Пенелопы, – как можно спокойнее начала я, – мне бы хотелось поговорить с тобой об этом, когда мы останемся наедине.

Мы добрались до терминала, и Джереми сосредоточился на дорожном движении.

– Поговорить? О чем?

В этот момент мы подъехали к нужному месту, и нам пришлось выходить из машины. Джереми пристально посмотрел на меня и спросил:

– Что у тебя с ногами? Что за красные пятна?

Тут я заметила, что моя юбка задралась, когда я вылезала из машины. Джереми даже застыл от удивления. Действительно, на ногах появились новые пятна.

– А, это, – я старалась говорить обыденным тоном, – просто крапивница. Я делала одну процедуру, а кожа оказалась несколько чувствительной.

– Несколько чувствительной?! – с ужасом воскликнул Джереми. – Да это самая огромная крапивница, которую я когда-либо видел. Да эти пятна просто огромные! Ты уверена, что с тобой все в порядке?

– Да-да, – торопливо ответила я, выталкивая Джереми из машины и с беспокойством поглядывая на носильщика, который озирался в поисках работы. – Заткнись, пока тебя кто-нибудь не услышал и не подумал, что у меня какая-нибудь заразная болезнь. Нас вообще на самолет не пропустят, – прошипела я.

– И все-таки хорошо, что я помешал сегодня твоему романтическому ужину, – с явной насмешкой сказал Джереми. – Любой охотник за твоим приданым, увидев эти пятна, решил бы, что с тобой будет слишком уж много проблем. И наследство тебя бы не спасло.

Глава 27

Короче говоря, я струсила и в самолете ничего ему не рассказала. Он был из тех мужчин, вокруг которых стюардессы просто вьются, и мне было неудобно взять и просто объявить: «Кстати, знаешь, твой дед был любовником бабушки Пенелопы и к тому же ее шофером?» Мне почему-то казалось, что Джереми незамедлительно поколотит гонца с плохими известиями и, возможно, его даже примут за террориста. На этот раз мы летели бизнес-классом, и Джереми в течение всего полета хмуро смотрел на монитор своего компьютера, так что скучно было априори.

– Северин прислала сообщение, – сказал Джереми, когда мы приземлились. – Она уже вернулась в город и сможет подбросить нас до виллы. Или это сделает Луис.

При упоминании Северин я тут же почувствовала, как внутри меня все сжалось, и, увидев Луиса, приветственно махавшего нам, облегченно вздохнула.

Луис был, как всегда, мил и обходителен, но меня не покидало чувство, будто должно произойти что-то серьезное. Иногда, конечно, не часто, интуиция меня не подводит: холодок бежит по спине снизу вверх, вздымая волосы дыбом. Мы выехали на дорогу, ведущую к дому бабушки Пенелопы, завернули за угол и… увидели машину «скорой помощи» с мигающими огнями. Врачи, носилки и спортивная красная машина Денби с огромной вмятиной в боку.

Луису досталась сложная работа быстро переводить для нас и для французской бригады «скорой помощи». Вокруг была неимоверная суета, казалось, все говорят одновременно, – на удивление, мы все же смогли соединить кусочки бессвязных высказываний людей и понять, что произошло. Грузовик въехал в машину Денби. Полуденное солнце слепило глаза. Все произошло так быстро, что Денби не запомнил машину и не смог четко описать ее, сказал лишь, что это был черный грузовик и что он не видел лица водителя. Сносная характеристика для механика, но нужно учесть, что при столкновении зеркало заднего вида оторвалось и ударило Денби прямо по голове, так что лицо его было в синяках, а голова, как водится, кружилась.

Врачи сказали, что его срочно нужно увезти в больницу и нам бы следовало не мешкать. Луис отогнал машину Денби и отвез нас на виллу. Там мы со всем моим багажом пересели в машину Джереми, которую Денби починил, и поехали в больницу.

– Сволочи! – беспрестанно ругался Джереми и для разнообразия повторял: – Бедняга Денби.

Когда мы подъехали, носилки уже выносили из машины, а Луису пришлось разговаривать с медперсоналом и полицией. Медсестра спрашивала, есть ли у Денби родственники, кому можно позвонить. Джереми сумел найти пару телефонов жены Денби и позвонил на оба, оставив сообщения. Луису пришлось уехать в офис, но он попросил немедленно ему сообщить, если понадобится помощь.

Когда жена Денби позвонила в больницу, Джереми попросили рассказать ей по-английски, что произошло. В это время Денби знаками показал мне, чтобы я наклонилась.

– Я кое-что обнаружил в дверце машины твоей бабушки, милая, – прошептал он, – поэтому она немного смята. Это картина, что-то вроде «Мадонны с младенцем», и она была тщательно упакована. Я положил ее на заднее сиденье и запер в гараже. – Денби говорил усталым голосом.

Подошла сестра и сказала, что пациенту нужен покой и мне следует подождать в вестибюле, пока не позовет доктор. Затем она укатила Денби за двери смотрового кабинета.

К счастью, врач немного говорил по-английски и, обследовав пациента, сказал Джереми, что у Денби имеются переломы и ушибы. Потом добавил, что потребуются более тщательные анализы и рентгеновское обследование, но, по его мнению, Денби повезло и его дела не так уж плохи. Доктор сказал еще, что состояние пациента стабильное, однако все же лучше оставить его в больнице под наблюдением.

– Джереми, – сказала я, как только он освободился и мы могли поговорить без свидетелей, – нам нужно вернуться на виллу. Денби говорит, что нашел картину, спрятанную в дверце машины. И он оставил ее там. Боже мой! – вскрикнула я.

– Что такое? – спросил Джереми.

– Вот почему из альбома украли ту фотографию. Совсем не из-за украшений бабушки, а из-за картины, которая висела за ней, – прошептала я. – Джереми, ты видел в перечисленных вещах бабушки Пенелопы картину «Мадонна с младенцем»? Я точно ее видела. И сейчас в библиотеке на стене ее определенно нет.

45
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru