Пользовательский поиск

Книга Довольно милое наследство. Содержание - Глава 23

Кол-во голосов: 0

– Судя по ее голосу, не так уж и давно, – констатировала я, чувствуя странную боль внутри.

Но я старалась выглядеть жизнерадостной и веселой.

– Это ничего не значит. Обычно у француженок сексуальный голос. И это не зависит от того, что они говорят.

– Я бы не сказала, что это звучало сексуально, – возразила я. – Я сказала бы, что это звучало немного интимно.

Джереми усмехнулся и тоже постарался говорить старым, привычным дружелюбным и поддразнивающим голосом. Но ему сложно было скрывать свои чувства.

– Я и забыл, ведь ты тоже француженка.

Секунду мы смотрели друг на друга.

– Что ж, – продолжил он после паузы, – тебе, наверное, нужно собрать вещи для поездки? Подвезти тебя? Сейчас там вполне безопасно – рабочие как раз занимаются замками.

– И как это тебе удалось так быстро заманить туда рабочих? – удивилась я. – Я обычно жду рабочую бригаду целый день.

Джереми ухмыльнулся:

– Я зря времени не терял. К тому же я знаю парочку нужных людей.

Разговаривая, мы вернулись в спальню для гостей. Я незамедлительно начала рыться в сумочке.

– Чего ты там копаешься? – нетерпеливо спросил Джереми.

– Зубную щетку ищу, – ответила я и, подождав минуту, добавила: – После еды я обычно чищу зубы.

Он непонимающе посмотрел на меня. Моя рука застыла – вместо щетки я наткнулась на фотографию, которую мне дала его мать, и я заколебалась, раздумывая, стоит ли мне показывать ее Джереми. Вообще-то я хотела подождать до завтра. Но если его мать позвонит и скажет, что у меня была фотография его отца? Наверняка Джереми придет в ярость. Я стала ходить по комнате взад и вперед не в силах решить, что же мне делать. Джереми внимательно наблюдал. Наконец я вынула фото из сумочки.

– Что это? – с нескрываемым любопытством спросил он.

– Джереми, послушай, – мягко начала я, – вернувшись в Лондон, я очень беспокоилась за тебя, я не знала, что происходило все это время. И я решила встретиться с твоей матерью.

– Очень глупо с твоей стороны. – Лицо Джереми заметно посерьезнело.

– Возможно, – согласилась я, вспомнив, что отец советовал мне быть внимательнее к чувствам Джереми. – Она рассказала про твоего отца, об этом мы можем поговорить, когда ты захочешь. Так вот, твоя мама дала мне эту фотографию. Мне кажется, она должна быть у тебя, только пообещай, что не сделаешь ничего, о чем потом будешь жалеть, например, не разорвешь ее. Обещай.

Джереми посмотрел так, словно боялся того, что увидит.

– Это он? – резко спросил Джереми. – Мне это не нужно!

– Это ты и он. – Не выпуская фотографию из рук, я протянула ее Джереми.

Прежде чем отдать фотографию, я все же добилась обещания, что он ее не уничтожит. Джереми стал внимательно изучать фото, ничто не выдавало его мыслей и чувств, лишь уголки рта слегка дернулись.

– Хиппи он, конечно, не был, – первое, что я смогла проговорить после длительной паузы. – Он играл рок-н-ролл и не приветствовал войну. Но когда его призвали, пошел без колебаний. Вернулся живым, но больным и психологически измотанным. Он умер от пневмонии, однако при жизни успел повидаться с тобой. Он любил тебя, просто боготворил. Так говорит твоя мама.

Джереми сглотнул, по крайней мере мне так показалось. Голос его стал несколько мягче, даже если он и пытался скрыть это.

– Любил… Это все мать со своими секретами.

– Они оба любили тебя, дурачок, – сказала я.

Джереми удивленно взглянул на меня. Помрачнев, он продолжил:

– Значит, с матерью вы сдружились, правильно я понимаю?

– Раз нам обеим приходится иметь с тобой дело, это в какой-то степени делает нас сообщницами, – бросила я в ответ.

– Женщины, – едва слышно пробормотал Джереми. – В конце концов вы всегда объединяетесь. Это одна из тысячи причин, почему вам нельзя верить.

– Да ладно тебе! – Больше мне ничего в голову не пришло. – Мне нужно в ванную, – сказала я, держа в руке зубную щетку, которую все-таки откопала в сумочке.

– Чистить зубы, я полагаю? Прекрасно. Встретимся внизу. Я подгоню машину к входу.

– Договорились.

Когда Джереми наконец ушел, я облегченно вздохнула. Мне не хотелось выслушивать его раздраженный повышенный тон.

В конце концов, я выполнила свое обещание и отдала фото его отца и, раз он так хочет, никогда больше не вернусь к этому вопросу.

Почистив зубы и покинув ванную, я все же полюбопытствовала, что в других комнатах. Дверь в спальню Джереми была открыта, и я просто не могла пройти мимо. Современная мебель, простенькая, но большая кровать с синим покрывалом; стильная лампа, теле– и аудиоустановка, на полу черный коврик – вполне обычная мужская спальня.

Должна признаться, я заглянула даже в его ванную комнату. Бритвы, крем для бритья… Мне, конечно, не хотелось шпионить в этой мужской обители, но я не могла не обрадоваться отсутствию здесь шпилек, белья и малейшего аромата женского парфюма – ни единого намека на присутствие особей женского пола.

ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ

Глава 21

Наша поездка, по правде сказать, началась довольно странно. И лучше бы вообще не говорить о канале, преградившем нам путь. Можно было перебраться на другую сторону на пароме или, как мы выбрали, через невероятно глубокий тоннель. Машину Джереми загрузили на поезд, и уже через час мы каким-то чудом оказались на материке.

Слегка перекусив в ближайшей деревушке, мы решили проехать по побережью и посмотреть на небольшой городок, откуда, по моим сведениям, в 55 году до нашей эры Юлий Цезарь отплыл в Британию с далеко не мирными целями. Погода нас подвела: на небе появились огромные черные тучи, и подул сильный ветер. Мы быстро вскочили в машину и, выехав на шоссе, направились на юг. Движение было настолько интенсивным, что до Парижа мы добрались чуть ли не к ночи. Джереми даже пришлось позвонить Денби и перенести встречу на следующий день. Мы решили переночевать в Париже и отправиться в дорогу на следующий день с утра. Денби был не против.

Большинство гостиниц оказались заполнены до отказа, но нам все же удалось найти пару комнат в небольшом чистом отеле на бульваре Сен-Жермен, где нас приняла дама, увлеченная каким-то американским фильмом. Ее муж, повар, накормил нас в небольшой уютной столовой, хотя мы совсем не рассчитывали на ужин, поскольку было уже поздно. Но как-никак это Париж. Хозяин был уверен, что мы с Джереми любовники, и чрезвычайно удивился, когда мы с сомнением переглянулись, не зная, принять предложенное шампанское или нет.

– Ну хорошо, – наконец согласился Джереми, и когда мужчина покинул комнату, с улыбкой заметил: – Он думает, у нас медовый месяц или что-то в этом роде.

– Не бери в голову. Жена наверняка скажет ему завтра, что мы попросили две отдельные комнаты.

– Значит, подумают, что мы поругались, – стоял на своем Джереми, и, выдержав паузу, добавил, глядя мне прямо в глаза: – Знаешь, Пенни, я просто хочу сказать, что… что я ценю твое отношение.

Конечно, я была удивлена подобным откровением и не могла скрыть улыбки.

– Ну кто-то же должен был это сделать, – небрежно бросила я в ответ.

– Совсем не обязательно.

Принесли шампанское. С громким хлопком мы открыли бутылку – этот момент всегда кажется романтичным, не важно, есть для того повод или нет. Чокнувшись, мы доели ужин в тишине.

Наконец поднявшись наверх, мы обнаружили, что наши комнаты находятся рядом. Неловкая пауза выдала обоих. Джереми пытался вести себя нейтрально, но, казалось бы, обычный поцелуй в щеку таил в себе нечто сокровенное, пылкое, что обычно происходит, когда ощущаешь запах и тепло близкого тебе человека. Кажется, мы даже не взглянули друг на друга и разошлись по комнатам.

Утром, спустившись вниз, я уловила уже знакомые звуки американского фильма. Та леди, что приняла нас, смотрела очередное творение производства «Пентатлон продакшнс».

– Тихо, – прошептала я, – хочу узнать, что она смотрит. – Это оказалась «История Джейн».

36
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru