Пользовательский поиск

Книга Дикие орхидеи. Содержание - Глава 13

Кол-во голосов: 0

Рассел высунул голову из-под дождевика. Дождь и не думал стихать.

— Наверное, нам стоит идти, пока не стемнело.

А разве это будет трагедия? — хотела спросить я, но не осмелилась. Я сходила с ума от того, что мы до сих пор не обменялись телефонам и, но не хотела навязываться.

Рассел разрешил мою проблему, достав из кармана куртки пару визитных карточек и ручку.

— Не могли бы вы быть столь любезны и продиктовать мне свой телефонный номер? — спросил он.

Я могла сказать, что продиктовала бы ему номер своего банковского счета, но я уже один раз продиктовала — Керку, и вот что получилось. Я написала на обратной стороне одной из карточек телефон дома Форда, но прежде, чем отдать ее Расселу, перевернула. Там значились только имя, фамилия и номер телефона — в левом нижнем углу. Я озадаченно взглянула на него. Он понял мой немой вопрос.

— Я печатал их, когда собирался переезжать. Так и не решил, какой указать адрес — старый или новый. — Он пожал плечами — подкупающий жест. — Ну как, вы готовы? Нам нужно выбираться отсюда, пока не поздно.

Если уж мы не можем провести вместе ночь, то я пойду за ним куда угодно. Спустя несколько минут мы уже шагали по тропе, склонив головы под проливным дождем. Фотоаппараты были надежно укрыты под непромокаемыми накидками, под ногами чавкала грязь. По дороге я твердила себе, что надо узнать его нынешний адрес.

Остановился ли он неподалеку? Или приехал на машине из самого Роли? И когда собирается вернуться к своей настоящей жизни? Но дождь и быстрый темп ходьбы мешали мне задавать вопросы. Я просто шагала, низко опустив голову, смотрела на его пятки и понятия не имела, куда он меня ведет.

Через какое-то время мы вышли на асфальт, но дождь все еще лил как из ведра, и я не поднимала головы. Странно, но хотя я только сегодня познакомилась с этим человеком, я доверяла ему абсолютно и твердо верила, что он знает, куда идет. Я шла за ним, как ребенок за отцом, не задавая вопросов.

Он остановился, и я едва не налетела на него. Посмотрев вверх, я с удивлением обнаружила, что мы стоим перед домом Форда. Дождь шумел так сильно, что мы не могли поговорить. Я жестом пригласила Рассела войти и выпить чего-нибудь горячего.

Он показал на воображаемые часы на запястье и покачал головой, вытер воображаемые слезы пальнем и шмыгнул носом. Как и большинство людей, я всегда ненавидела мимов, но он заставил меня изменить мнение о пантомиме.

Я опустила уголки губ вниз и изобразила глубокую печаль. Попыталась изобразить. На самом деле мне хотелось пригласить его домой и сказать Форду, что я нашла его в лесу. Можно мне его оставить? Ну пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста!

Рассел улыбнулся, приблизил ко мне свое прекрасное лицо и поцеловал меня в щеку, а потом в мгновение ока исчез из виду, словно растворился в воздухе.

Какое-то время я просто стояла на месте, вздыхала и вглядывалась в пелену дождя. Какой необыкновенный день, думала я. Честное слово, необыкновенный.

Я повернулась и зашагала к дому, поднялась на веранду, вошла в дом. Точно в каком-нибудь молодежном фильме пятидесятых годов, я проплыла вверх по лестнице. Больше всего на свете я хотела принять горячую ванну, надеть сухую одежду и помечтать о Расселе Дане.

Глава 13

Форд

В тот вечер я сидел и пытался вести с Десси светскую беседу, но разговор не клеился. С чего бы мы ни начинали, мы неизменно заканчивали на Десси и ее скульптурах. Если я упоминал какой-нибудь фильм, она вспоминала другой фильм, который вдохновил ее на создание бронзовой скульптуры для одного знаменитого человека.

— Разумеется, не такого знаменитого, как вы, — говорила она, глядя на меня поверх бокала с вином.

Я, конечно же, понимал: она намекает, что я тоже мог бы заказать ей бронзу. Но меня это не беспокоило, а беспокоило то, что она так и не спросила, почему мы с Джеки ей звонили и просили о помощи, зачем нам понадобился тот дом и почему мы должны были найти его быстро. Десси ни словом не обмолвилась об этом случае.

Когда пришло время ехать к ней, я просто сел в машину и уехал. Я хотел попрощаться с Джеки, но не попрощался. А что бы я сказал? «Пока, милая, увидимся позже»? Кроме того, я не хотел выслушивать никаких колкостей. Особенно мне не хотелось слышать, что я пропущу сегодня, если пойду к Десси. Какая-то часть меня хотела сказать ей, что если у нее вновь будет видение, то пусть немедленно звонит мне. Но это все равно что сказать эпилептику: «Звони, если начнется приступ».

Я взял «БМВ» и оставил Джеки пикап. Только на подъезде к дому Десси я понял, что ключи от него тоже у меня. Я раскрыл телефон, чтобы позвонить Джеки и сказать, что ключи у меня, но тут же закрыл его. Да, плохо с моей стороны оставлять ее без транспорта. Да, я деградирую и веду себя как пещерный человек. Но с другой стороны... кто станет оспаривать вековые традиции?

Я натянул на лицо улыбку и постучал к Десси. Красивый у нее дом, но, на мой вкус, немножко вычурный.

Десси открыла дверь, и я вздохнул с облегчением. Сам себе не отдавая отчета, я боялся того, как она может нарядиться. Наденет ли она блузку с вырезом до пупа? Но на ней были желто-коричневые брюки довольно свободного кроя и свободный же розовый свитер с высоким горлом.

— Привет. — Я протянул ей бутылку вина (Джеки сказала, что ее непременно нужно взять).

Мы прошли в дом. Десси изрядно нервничала, я сразу это заметил. Она накрыла стол в малой столовой, которая сообщалась с кухней. Большие стеклянные двери вели в крытый внутренний дворик, мощенный кирпичом. Стояла отличная погода, и я удивился, почему мы обедаем не на воздухе.

— Комары, — быстро ответила Десси, когда я задал ей этот вопрос.

— Но я думал... — забормотал я и осекся. На самом деле в Аппалачах так мало комаров, что они никому не досаждают.

Она усадила меня спиной к стеклянной двери, отчего я почувствовал себя очень неуютно. Я с детства привык сидеть спиной к стене, потому что мои кузены имели привычку заскакивать в дом через окно. И слишком часто из окна за спиной на меня летели лягушки, змеи и болотная слизь всех возможных оттенков и текстур.

Едва мы сели обедать, как прямо за стеклянными дверьми зажужжала газонокосилка. Шум стоял такой, что разговаривать было невозможно.

— Садовник! — проорала Десси через стол.

— В воскресенье? — крикнул я в ответ.

Она хотела что-то ответить, но посмотрела сквозь стеклянную дверь во дворик, и глаза ее расширились от ужаса.

Я повернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как молодой человек направил газонокосилку на клумбу тюльпанов. Пройдя ее до конца и усыпав землю изрезанными цветами, он развернулся и посмотрел на Десси с улыбкой. Нехорошей улыбкой ревнивого, взбешенного любовника. Увидев эту улыбку, я совершенно расслабился. Возможно, мне стоило рассердиться на Десси, потому что она стала флиртовать со мной только в пику своему бойфренду, но я не сердился. Узнав, что она в той или иной степени привязана к явно ревнивому парню, я почувствовал лишь облегчение.

Я промокнул салфеткой губы, извинился и вышел во дворик поговорить с молодым человеком. Я не тратил время на околичности — просто сказал, что я ему не соперник, что у нас с Десси чисто деловые отношения и что можно больше не кромсать тюльпаны.

Он, кажется, не поверил, что я не схожу с ума от любви и желания к Десси, и я понял его. Пэт была для меня самой прекрасной женщиной на земле, и у меня в голове не укладывалось, как другие могут этого не видеть. Но садовник был молод, а я нет, так что в конце концов он мне поверил и убрал газонокосилку в небольшой сарай в конце сада. Потом он вошел в дом, а я постоял на улице. Через какое-то время смущенная Десси открыла стеклянные двери. У нее на губах не осталось помады, из чего я сделал вывод, что они с газонокосильщиком помирились.

— Теперь вы можете войти, — сказала она, и я улыбнулся. Из ее голоса исчезли и тон нахрапистой торговки, и нотки флирта.

46
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru