Пользовательский поиск

Книга Декаданс. Содержание - Глава 12 Фабрика игр

Кол-во голосов: 0

В одном из фильмов по учению Дзогчен к учителю Намкай Норбу Ринпоче подошел бизнесмен и спросил: «Учитель, вы все время говорите о человеческих страданиях, о боли. Но я не понимаю вас, мне это чуждо. Я не испытываю этих эмоций, у меня любимая и любящая жена, трое прелестных детей, успешный бизнес, я молод и здоров, мои родители счастливы!» Седой тибетец улыбнулся ему: «Но ведь есть и другие люди! Вы о них подумайте!». Бизнесмен встал, поклонился и ушел. Следующая часть фильма была посвящена тому, как этот бизнесмен выделяет бюджеты на строительство школ и детских садиков в Чечне. И это была не индульгенция, а настоящая благотворительность, лицо бизнесмена на протяжении всего фильма закрыто черным квадратом.

Следующая кинолекция про Ошо. «Ничего нельзя сохранить навечно. Смерть все погубит. Если дарить свою любовь, то смерти не будет. Перед тем как у тебя все заберут, ты все уже раздала, ты уже сделала подарок. Смерти не может быть. Для любящего человека смерти не существует. Для того, кто не знает любви, каждый миг превращается в смерть, потому что каждую секунду у него как будто что-то выхватывают.

Но никто у тебя ничего не выхватывает, никто против тебя не выступает. Даже если чувствуешь, что кто-то против тебя, то и он не враг тебе, так как все интересуются только собой и никем другим. Тебе нечего бояться».

Простые и понятные прописные истины проникали в мое сознание, как будто именно для них там и отводилось место, до этого заполненное всякой шелухой.

Я постепенно начала отходить от состояния повышенной чувствительности, но все еще не курила и продолжала чувствовать каждую клеточку своего тела. Снова возобновились занятия йогой, и меня как продвинутую настигло.

Что это было? Не знаю. Но я так же, как мои соседки, каталась по коврику, каждая клеточка моего тела тряслась и билась, дышала, стучала. Каждый миллиметр тела ожил, и радость жизни запульсировала в крови. Йогиня сказала: «И тебя прошибло!» Но я поняла это и без нее. Меня трясло в оргазмических конвульсиях от самой себя.

Я понимаю, что уже не буду такой, как раньше, я понимаю, что я изменилась. Что-то произошло во мне, что-то переключилось. Это невозможно описать, показать, рассказать или пощупать. Но это есть, я теперь другая. Какая? Наверное, более свободная, более приближенная к себе и, что главное – более радостная. А может, даже счастливая...

Глава 12

Фабрика игр

Все, что не приводит меня в восторг, убивает меня

Дон Жуан

Счастье, заключенное во мне, как оно выглядит? Что вообще такое – счастье? Это состояние души, испытывая которое, чувствуешь полноту мира, ощущаешь крылья за спиной, улыбаешься себе и радуешься. Это состояние внутреннего подъема, когда понимаешь – «у тебя все есть!», тебе всего достаточно и больше ничего тебе не нужно. Ты целостный и полный организм. Это совсем не означает, что раз у тебя все есть и тебе больше ничего не нужно, то уже и нечего достигать и можно ничего не делать. Как раз наоборот: ты можешь делать что угодно в этом состоянии и получать удовольствие. Точнее, ты сама становишься этим удовольствием и можешь со всеми и со всем им делиться. Делая некогда рутинную работу из состояния экстаза ты получаешь от нее истинное, не вымышленное наслаждение. Общаясь с любым человеком из состояния экстаза, ты видишь его родным, ты любишь его. Ты сама превращаешься в любовь.

В этом самом состоянии счастья сейчас я пропалываю клумбу у одного из корпусов, анютины глазки и маргаритки, кажется, подмигивают мне, благодаря за то, что я освобождаю их от сорняков. Мне кажется, я делаю великое дело, бесценное, очень важное. Я помогаю цветам увидеть солнце во всей красе без завесы сорняков. Благодаря моему труду, многие люди будут получать удовольствие и радость, смотря на ухоженные клумбы, созерцая красивые цветы. Красота живет в простоте.

Улыбка на моем лице растягивается до ушей. Солнце ласкает открытые плечи, от загара на коже появятся веснушки. Мне так нравится, когда на моей коже веснушки, они для меня какой-то символ безмятежного детства. Под ногтями черная земля, лак облез, лоб совсем вспотел – а мне на это совершенно плевать. Я копаюсь в этой клумбе уже пять часов, и мне совершенно плевать на эти ногти. Я люблю себя в этой клумбе с таким вот маникюром. А может, я сошла с ума?

– Ну что, ковыряешься?

Катька садится на корточки рядом со мной у клумбы, из-под ее рабочего халата уборщицы торчит треугольник синих ажурных трусиков. Видок у нее весьма не привычный. Никогда не видела подругу в зеленом халате уборщицы, с косынкой на волосах.

– Ага! – довольно отвечаю я, продолжая разглядывать Катьку.

Мне кажется, она помолодела на десять лет. Щеки сияют румянцем, глаза счастьем. Она непринужденна и легка, как девочка-подросток.

– Как хорошо ты выглядишь! – она так же изучающе смотрит на меня, улыбаясь во весь рот.

– Только что хотела сказать об этом тебе!

– Никогда не знала, что мыть лестницы так занятно. Я кстати убрала сегодня двадцать номеров и похудела килограммов на пять.

– И помолодела вдобавок! Ну я все же никак не могу понять, как они заставили нас быть чернорабочими?

– Суть в том, что нас никто не заставлял. Просто нам это предложили в правильный момент, когда мы стали к этому готовы. Для нас многое из того, что было неприемлемо, теперь в порядке вещей.

– Греческий бог всегда попадает в яблочко: «Там, где есть ограничения и запреты, нет жизни и любви. Там все мертвое, не истинное. А там, где есть свобода выбора, рождаются ростки любви».

Катька странно отреагировала на мою цитату, она вдруг начала ржать как необузданный мустанг и раскачиваться на корточках.

– Смотри, ха-ха-ха!

Я повернула голову.

То, что так развеселило подругу, не могло оставить равнодушной и меня, я тоже начала истерично смеяться. Картина состояла в следующем: на скамейке в нескольких метрах от нас с умным и сосредоточенным лицом деловой женщины комфортно расположившаяся леди лет тридцати пяти держала у своего уха банан и что-то говорила. Она разговаривала по банану, как по сотовому телефону!

Она попрощалась с собеседником, нажимая на банане невидимую кнопку «отбой», набрала другой номер и сосредоточенно сказала: «Але!»

– А, все, блин, домедитировалась! Вот что нас ждет!

– Представляешь, приходишь в офис со связкой бананов, по одному разговариваешь, другой не переставая звонит, третий разрядился. С озабоченным лицом просишь помощницу найти зарядное устройство. Кого-то из вас после этого увозят в дурку.

– А что, бесплатная связь, очень удобно!

Бизнес-леди тем временем продолжала вести оживленные диалоги по своему сотовому, вдруг она вскочила и с криком «Такого не может быть! Да вы там все с ума посходили! Контейнер должен был прийти еще вчера!» начала быстро передвигаться по дорожке взад-вперед и эмоционально размахивать руками.

Мы с Катей уже перестали смеяться и впали в полное оцепенение. И только вечером на вече у костра нам объяснили, что дама проходит практику выхода за рамки реальности.

Многомиллионный бизнес – штука стрессовая, бесконечные звонки, накладки и сбои приводят к тому, что человек становится психосоматиком и неврастеником, чему предшествует бессонница, хроническая усталость, опустошенность. Человек так зарывается в накопившиеся дела, что у него не хватает ни сил, ни времени не то чтобы на расширение бизнеса, а даже на то, чтобы поддерживать его на плаву. Следствием таких внутренних загонов становится желание избавиться от бизнеса, разрушить его. Для того чтобы уметь «выходить из проблемы», становясь на позицию наблюдателя, и уметь разрулить любую ситуацию, находясь не внутри нее, а как бы над ней, нужно осуществить ее в игровом, нереальном режиме. Прожить заранее все свои страхи, которые могут случиться.

Игра с бананом, которую мы с ужасом наблюдали, уже опередила эту ситуацию в реальности, и наша бизнес-леди прожила ее, переведя в шутку. После таких упражнений ее проблема с контейнерами как минимум стала просто юмористической историей. Ведь паника возникает из-за страха не суметь совладать с ситуацией. А если страх этот преобразовать в другую форму эмоции, его просто не будет.

34
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru