Пользовательский поиск

Книга Чисто английские вечера. Страница 52

Кол-во голосов: 0

– Весьма любезно с вашей стороны, мисс Томпсон, что вы поставили меня в известность. Я еще раз вас благодарю. Надеюсь, вы проведете весьма приятный вечер сегодня, мисс Томпсон.

Питер слегка поклонился и поспешно вышел вон. Скрыть от женщины свое настроение трудно, так же трудно, как помешать музыке тронуть человеческое сердце. А уж если женщина после тяжелых страданий впервые узнала счастье любви, тогда как бы ни пытался ее возлюбленный скрыть от нее свою душу, он этого не сумеет. И почти всегда любовь ее так самоотверженна, что она и виду не подаст, будто догадывается о чем-то.

Поведение Питера совершенно ясно открыло Эмили то, о чем она смутно догадывалась и во что не могла до конца поверить: он любит ее, и ее поступки ему не безразличны. Но что ему мешает? Что стоит между ними? Какая тайна?

Дверь в буфетную тихо отворилась и лорд Гроули, сидевший в задумчивости все в той же позе, в которой некоторое время тому назад его оставил Стоун, поднял голову, заметив тень на полу.

– Добрый вечер, сэр. Что-нибудь особенное сегодня?

– О, Хадсон…

– Ваши гости какие-нибудь интересные люди?

– Не думаю, что это тебе было бы интересно, Фил.

– Значит, я не могу присутствовать.

– Где?

– Там, где вы будете принимать гостей?

– Фил, я сейчас распоряжусь, чтобы тебя покормили. Зачем ждать общего ужина?

– Это что, сугубо конфиденциальная встреча?

– Стоун все сделает в лучшем виде. Сегодня хороший ужин, Филипп.

– Значит, никак?

– Ни в коем случае. Чтобы такие как вы – журналисты, ищейки – совали свой нос? Ну, нет! Как только доешь – иди в свою комнату и не высовывайся.

– Да, это особый случай, действительно.

Казалось, Хадсона ничуть не смутил столь бесцеремонный отказ. Он кивнул, улыбнулся и, легко ступая по турецкому ковру, вышел из буфетной.

На мокрых стеклах вестибюля запрыгали узкие лучи фар подъезжающих к дому автомобилей. Стоун бросился к парадной двери. По главной лестнице спускался лорд Гроули. Он был одет для официальной встречи. На лице у него не было и тени тех размышлений, что одолевали его накануне. Первым вошел плотный крепкий мужчина в отличном вечернем костюме. За ним торопливо семенил секретарь, защищая патрона огромным зонтом. Дальше какой-то высокий прямой господин и другие гости, приехавшие одновременно на шести машинах. Скорее всего, они где-то встретились и дальше ехали вместе. Стоун и лакеи споро принимали у гостей плащи и зонты.

– Добрый вечер, господин премьер-министр, – приветствовал главу кабинета лорд Гроули.

– Извините, сэр, мы задержались.

– Здравствуйте, очень рад вас видеть, – лорд пожал руку премьеру и перешел к другим гостям.

Высокий прямой господин слегка согнулся при рукопожатии, но спина его осталась прямая, как будто способность гнуться ею была давно утрачена.

Гости хлопотали вокруг своих мокрых вещей? отряхивали головные уборы, зонты. Машины заурчали и пятна света, остановившиеся, пока выходили пассажиры, поползли по фасаду здания в направлении внутреннего дворика.

Полтора десятка важных и чопорных мужчин стали вслед за сэром Джеймсом подниматься по лестнице в парадный кабинет.

– Прошу вас, проходите, господа, – приглашал всех сэр Джеймс.

– Благодарю, милорд, – за всех ответил премьер-министр. На площадке, где лестница делилась на два симметричных рукава, на стене висела большая картина. Она-то и привлекла внимание главы правительства.

– Да это у вас не Ван-Дейк ли? – с горящим взором коллекционера спросил премьер.

– Да, сэр, – подтвердил лорд Гроули. – По левой стороне фламандцы, а по правой – Италия.

– Теперь я понимаю, господа, почему сэр Джеймс так редко приглашает нас к себе, – пошутил премьер. – Он боится за свою коллекцию. Среди нас люди не вполне надежные, с этим я тоже согласен.

Все гости засмеялись, оценив двусмысленность шутки главы кабинета, и, оживленно беседуя, поднялись на второй этаж, где их уже ждали лакеи, те распахивали смежные двери в библиотеку.

– Великолепно, великолепно, – не мог успокоиться премьер, поднимаясь по «итальянской» лестнице. – Вы просто Гобсек, сэр, никому не позволяете любоваться своими сокровищами!

В группе прибывших выделялся высокий прямой джентльмен. Его-то и представил, наконец, премьер-министр хозяину дома, когда все прибывшие вошли в кабинет и двери закрылись.

– Посол, – назвал он гостя только по должности. – Лорд Гроули, – последовал кивок в сторону сэра Джеймса.

– Очень приятно, – мужчины обменялись рукопожатиями.

Встреча началась.

– Господа, – обратился к присутствующим посол, когда все разместились за длинным столом заседаний в правой части комнаты. – Господа, позвольте мне изложить точку зрения моей страны на ситуацию в Европе. События, происходящие сейчас на восточной и южной наших границах ни в коем случае нельзя рассматривать, как агрессию и аннексию. Всегда в мире были главные, основные державы, основные народы, нации и второстепенные, промежуточные образования, не имеющие ни полноценной государственности, ни достаточно развитой культуры, техники, устройства общества. Всегда так было. И не правы те, на наш взгляд, кто считает, что мы пытаемся втянуть Великобританию в войну, да еще с какой-нибудь второразрядной страной.

– Верно, – вмешался премьер. – Да вся Чехословакия вряд ли стоит жизни хотя бы одного из наших молодых людей.

– В конце концов, немцы просто войдут на свой задний двор – и все, – бросил реплику атташе по науке.

Лорд Гроули молчал с непроницаемым видом и в дискуссию не включался. По-видимому, не все в направлении, которое намечалось, его устраивало.

– Фюрер – человек мира, – продолжил посол. – Но он не позволит маленькой второразрядной стране показывать язык тысячелетнему имперскому рейху! – в левой стороне комнаты был накрыт большой овальный стол, сверкавший крахмальной белизной скатерти и гранями хрусталя.

Некоторые гости с интересом прислушивались к развитию разговора, но и с не меньшим интересом приглядывались к изумительной красоте сервировки и щедрым закускам, в изобилии представленным на столе.

– Господа, – сэр Джеймс уловил в беседе чуть заметную паузу. – Прошу перейти к столу, где наша встреча получит дополнительный энергетический толчок.

Все охотно согласились и перешли за овальный стол, в центре которого возвышался большой букет свежих, только что срезанных цветов. Питер Стоун убедился, что здесь все в порядке, что-то шепнул своему помощнику и вышел из комнаты. В коридоре второго этажа в нишах между колоннами стояли ливрейные лакеи, деля коридор на шесть равных частей. В одном месте он заметил, что человека в нише нет. Когда Питер подошел к этому месту, выяснилось, что лакей просто отступил глубже в нишу и, прислонившись к стене, мирно дремал. Дворецкий похлопал его по плечу, чем чрезвычайно напугал.

– Не спать, не спать, что это вы?

В это время внизу у парадных дверей раздался стук снаружи, а потом звонок и опять стук. Питер поспешил на шум. Когда он сбежал с лестницы, слуги первого этажа уже отперли одну створку, в проеме которой была видна Эмили Томпсон в сопровождении двоих полисменов. Один из них держал над ней большой черный зонт.

– Мистер, вы можете подтвердить, что эта женщина работает у вас?

– Конечно. Это мисс Томпсон, она здесь, в Гроули-холле экономка.

– Благодарю вас, сэр, – сказала спокойно Эмили.

– Разумеется, мисс Томпсон, – кивнул полисмен, старший по званию. – Но вы сами понимаете, безопасность – есть безопасность. Мы сегодня работаем в особом режиме.

– Спасибо, сэр, я могу идти?

– Безусловно, мисс Томпсон, безусловно, – подтвердил полисмен.

Дверь плотно затворилась, Стоун накинул щеколду, и только теперь обратил внимание на изрядно промокшую Эмили.

– Надеюсь, вы приятно провели вечер?

Она приводила себя в порядок у высокого зеркала и что-то тихонько буркнула в ответ.

– Что? – насторожился Питер. – Вы приятно провели вечер?

52

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru