Пользовательский поиск

Книга Чисто английские вечера. Страница 18

Кол-во голосов: 0

– Как вы знаете, через неделю здесь, в Гроули-холле, будет проходить международная конференция, на которую я пригласил и Жескара Дюмон Дюври! – торжественно объявил сэр Джеймс.

Адвокат тут же возразил:

– Он никогда не приедет!

С достоинством лорд ответил:

– Тем не менее, он прислал письмо, что согласен!

– Французы настроены сугубо антигермански, – не сдавался Нед Бауден. – Я помню его речь…

– В Германии? – удивился Гроули.

– Нет, конечно, но он ведет себя абсолютно не как англичанин, – пробурчал адвокат.

– Дюври – француз, не забывайте об этом, – сказал до сих пор молчавший пастор. – Дорогой сэр Джеймс, а наше участие в предстоящей конференции в чем заключается, я что-то не совсем улавливаю.

И он пристально взглянул на Гроули.

– Мы должны с вами обсудить неформальную сторону международной конференции, которую хотелось бы провести здесь, в Гроули-холле, в теплой дружеской атмосфере, – пояснил сэр Джеймс.

– И мы сможем, по-вашему, убедить французов в правильности нашей точки зрения? – снисходительно улыбнулся адвокат.

– И немцев, – добавил лорд.

– Простите, – прервал их диалог пастор. – Как мы можем иметь дело с немцами? Это же нацисты, которые порвут и растопчут любой договор. Я не упоминаю уже про диктатуру, которую они организовали у себя в Германии, – сэр Генри сердито смотрел на Гроули.

– Я видел немецкий народ счастливым, когда был полгода назад в Берлине, – спокойно заговорил лорд. – Они гордились своей страной, любили своего лидера…

– А евреи? – прервал его Бауден.

В ответ лорд Гроули только пожал плечами…

Миссис Томпсон постучала в комнату дворецкого и, не дожидаясь ответа, открыла дверь.

– Мистер Стоун, его лордство приказал, чтобы статуэтки фарфоровых китайцев поменяли местами – тот, что был в кабинете, должен стоять здесь, под дверью, – экономка нервно мяла в руке носовой платок.

– Сейчас я занят, – не поднимая головы от бумаг, которые стопками лежали на столе, заявил Стоун.

– Но вам нужно только выглянуть за дверь и посмотреть, – настаивала Эмили.

– Мисс Томпсон, я это сделаю, когда освобожусь, – раздраженно заметил дворецкий.

– Вы думаете, это моя фантазия, – обиженно проговорила экономка. – Я здесь по своей неопытности…

– Мисс Томпсон, я занят сейчас! – едва сдерживаясь, сказал дворецкий.

– Ну, хорошо, я подожду, – экономка повернулась к Стоуну спиной, – подожду за дверью.

И она гордо удалилась.

Прошло минут двадцать, и мисс Томпсон вновь возникла на пороге комнаты дворецкого. На сей раз она держала в руках фарфоровую статуэтку, изображавшую китайского мудреца.

– Мистер Стоун, – громко обратилась она к дворецкому, – я хочу, чтобы вы посмотрели, это тот китаец или другой?

– Я же вам сказал, мисс Томпсон, я очень занят расчетами! – дворецкий уже не скрывал своего негодования.

– Посмотрите на эту статуэтку и скажите мне, – сердито потребовала экономка.

– Я попросил бы вас говорить тоном пониже! – потребовал дворецкий и вышел из-за стола. – Ну, что мы будем с вами кричать друг на друга и ссориться из-за какого-то китайца? – примирительно сказал Питер и подошел к Эмили.

Лицо девушки пылало, как заря, и она была неотразима в своем праведном гневе:

– И все-таки, я прошу вас, мистер Стоун, посмотреть, та ли эта статуэтка! – настаивала рассерженная экономка.

Дворецкий повертел статуэтку в руках и, возвращая ее Эмили, сказал:

– Небольшая ошибка, этот китаец здесь и стоял, а кабинетный несколько повыше.

Презрительно сузив глаза, экономка проговорила:

– Вашему отцу, мистер Стоун, доверено более, чем может выполнять человек его возраста. Это ваш отец оставил в коридоре совок, он же разлил лак на бильярдном столе и он же перепутал фарфоровых китайцев, – говорила экономка, явно волнуясь. – Нужно что-то предпринять! Например, я советую вам снять с него часть обязанностей, пока он не совершил серьезной ошибки.

Дворецкий молчал, повернувшись лицом к окну.

– Я даю вам серьезный совет, – экономка осторожно напомнила о себе. – Мистера Тимоти следует освободить от многих работ для его же блага!

Стоун глубоко вздохнул.

– Конечно, ваш отец был когда-то дворецким высшего ранга. Я помню, он сам много рассказывал мне о своей службе у лорда Стейса. Но сейчас он стар и немощен и не в состоянии выполнять возложенные на него обязанности.

Дворецкий подошел к Эмили и нерешительно коснулся ее локтя:

– Благодарю вас, мисс Томпсон, я вам очень признателен за ваши советы, но сейчас я очень занят! – он опять сел за рабочий стол.

– А я никогда и не хотела отвлекать вас от ваших дел, – Эмили с гордо поднятой головой покинула комнату…

В кабинете лорда Гроули было так накурено, что дым от сигар стоял голубым туманом над головами мужчин.

Адвокат Бауден ходил, заложив руки за спину, вдоль окон и рассуждал вслух:

– Нужно выработать общую тактику до конференции. Ваш этот француз… – Нед обернулся к сэру Джеймсу.

– Жескар Дюмон Дюври, – подсказал лорд.

– Да, он и американский делегат конгрессмен Льюис, которого вы ждете завтра вечером. А кто он такой, этот американец? – адвокат с интересом посмотрел на Гроули.

– Ну, не совсем известная величина, – уклончиво ответил лорд. – Конгрессмен от Пенсильвании. Сидит в какой-то очень мощной комиссии по внешней политике. Один из новых американских миллионеров – готовая одежда, мороженое мясо или то, что американцы очаровательно называют «сухие товары», а мы – одним словом – монофактура, так, по-моему, это переводится дословно.

– Из всего, что вы здесь перечислили, сэр Джеймс, истинные американцы делают деньги и, заметьте, не малые, – вмешался в разговор угрюмый пастор.

– Нет, его состояние нажито на косметике, – уточнил лорд и вдруг, посмотрев в окно, он вскрикнул: – О, Господи! Да помогите же кто-нибудь!

Все кинулись к окнам. На дорожке сада лежал старый Тимоти. Рядом валялась корзинка с розами.

Лорд Гроули внезапно рванул на себя оконную раму и, оттолкнувшись от подоконника, выпрыгнул прямо в сад.

Никто из присутствующих не ожидал от него такой реакции.

Когда сэр Джеймс, слегка прихрамывая на ушибленную ногу, приблизился к старику, возле него уже суетились экономка и дворецкий.

Эмили подавала Питеру одеяло.

– Мистер Стоун, нужно подложить это одеяло, – дрожащим голосом говорила она немного растерявшемуся дворецкому.

– Боже, как мне больно! – стонал Тимоти.

– Потерпи, пожалуйста, сейчас я тебе помогу, – дворецкий пытался приподнять старика и подложить ему под голову одеяло.

Лорд Гроули помог Питеру и Тимоти откинулся на подложенную скатку.

– Благодарю вас, сэр! – дворецкий склонился в учтивом поклоне. – И прошу за него прощения!

– Ладно, ладно! – лорд участливо смотрел на лежащего старика.

Эмили салфеткой вытирала кровь с его головы.

– А что, собственно, здесь произошло? – спросил Гроули.

– Он нес из оранжереи цветы и, за что-то зацепившись, упал, – поспешно объяснил дворецкий. – Извините нас, сэр, но прежде с ним никогда ничего подобного не случалось.

Питер Стоун заискивающе смотрел в глаза хозяина:

– Вы позволите, милорд, вызвать врача?

– Да, да, конечно, о чем речь…

И лорд, прихрамывая, пошел к парадной лестнице.

Когда Тимоти Стоуна отнесли в дом и уложили в постель, Эмили предложила свои услуги и осталась возле старика в ожидании доктора.

Питер Стоун спустился в сад, чтобы привести в порядок измятый газон и забрать брошенную отцом корзину с цветами. Нечаянно его взгляд упал на упругие сильные ветки большой яблони. На фоне предзакатного неба их четкий силуэт напоминал какое-то странное насекомое.

Вдруг Питер остановился. Что-то до боли знакомое мелькнуло виденьем в этом вечернем пейзаже.

И острая боль сжала его сердце: он вспомнил о той минуте в прошлом, когда он не сумел удержать настоящую красоту и радость, ускользнувшие от него в небытие. И было это более двадцати лет назад…

18

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru