Пользовательский поиск

Книга Чисто английские вечера. Страница 14

Кол-во голосов: 0

– Я бы хотел еще показать вам конюшни, это гордость лорда Гроули, – говорил дворецкий, когда они с Эмили приблизились к длинным аккуратным строениям.

– Вы, я надеюсь, не боитесь лошадей?

Питер вопросительно взглянул на Эмили, когда они переступили порог одной из конюшен.

– Нет, сэр, я все свое детство провела в Шропшире при лошадях. Мой отец был потомственным конюхом, от удара копытом и погиб, – и Эмили набожно перекрестилась.

– Извините, мисс, я не знал вашей истории, – поспешно проговорил Стоун, подводя Эмили к рослой беговой лошади.

– Это Изабель – любимица сэра Джеймса, – сказал дворецкий и потрепал лошадь по шее.

Изабель, ноги и тело которой были безупречных, совершенных форм, повернув к Эмили свою большую голову, потянула нежными ноздрями воздух и звучно фыркнула, а потом ткнулась носом в волосы Эмили. Девушка обняла тонкую лошадиную шею и потерлась о нее щекой.

– Кажется, Изабель признала вас, – ревниво заметил Стоун. – Я замечаю, что все, с кем вы знакомитесь, сразу к вам испытывают симпатию.

– И вы тоже? – осторожно спросила Эмили.

Стоун, ничего не ответив, неопределенно передернул плечами.

Миновав небольшой лес, путники подошли к церкви. Видимо, она была построена еще во времена нормандцев. Кто-то из предков Гроули реставрировал ее весьма неудачно.

Территория церкви примыкала к поместью Гроули.

Здесь начинались владения пастора Генри Денмана. Информацию о нем Эмили получила от дворецкого, который с огромным воодушевлением и любовью говорил о священнике, старом друге своего хозяина.

– Пастор Генри сделал потрясающую карьеру в Оксфорде и принял сан, будучи еще очень молодым, – рассказывал Стоун. – Денмана ожидало великолепное продвижение по службе, но ему помешал крутой нрав. Генри слишком часто выступал против безразличия и коррупции, столь характерных для нашей англиканской церкви. Он мечтал создать идеальную церковь, рассчитывал на веру прихожан и пропаганду воли Господа. Эти взгляды настроили против него священнослужителей, и Денмана едва не лишили сана. Не будь пастор Генри настолько чист сам, это, наверное, произошло бы. Тогда-то в дело вмешался отец лорда Гроули. Он предложил Генри поселиться в его поместье. Сэру Ричарду Гроули даже пришлось использовать свои связи с архиепископом, чтобы пастор получил это место. Во всяком случае, я рассказал вам, мисс Томпсон все, что мне известно о нашем пасторе.

– И что, теперь ваш пастор успокоился? – делая ударение на местоимении «ваш», заинтересованно спросила Эмили.

– Он много сил отдает на улучшение жизни бедняков, – уклончиво ответил Стоун. – А вообще-то, этот человек предъявляет немыслимые требования к сэру Джеймсу, – задумчиво проговорил дворецкий. – Если ему позволить тратить деньги лорда Гроули, то пастор Генри давно бы разорил его.

– И что, его наверно любят прихожане? – спросила Эмили.

– Нет, – подумав, уверенно ответил Стоун. – Странно, но нет. Люди его уважают, но, в то же время, и боятся. Этот человек отпугивает многих. Его нужно знать близко, чтобы понять. Пастор настолько честен сам, что способен заглянуть в душу другому, и сразу разглядеть в ней всю грязь. Вряд ли за подобное качество могут любить, – вздохнул дворецкий и бросил быстрый взгляд на Эмили. – Прихожане не понимают, что только такой пастор, как Генри, способен их спасти.

И Стоун надолго замолчал. Внезапно он остановился и спросил Эмили:

– А вы, мисс Томпсон, верите в Бога?

От неожиданности этого вопроса, заданного здесь на лесной дороге, Эмили остановилась.

– Ну и вопрос, мистер Стоун, вы задали! – удивленно сказала она. – Верю ли я в Бога? Когда я была маленькой, мне казалось, что Бог живет в соборе святого Петра, и богачи навещают его по воскресеньям: а на бедных он не обращает внимания, – глаза Эмили стали влажными. – Мама рассказывала мне библейские истории об Иисусе, и они очень трогали мое сердце, ибо Бог в них был бедняком и изгнанником…

Девушка замолчала, вспомнив о чем-то своем, далеком и потаенном.

– Но все-таки, вы верите в Бога? – настойчиво повторил вопрос Стоун, пристально глядя на Эмили.

– Без веры в Бога нет для меня жизни! – твердо ответила экономка и осенила себя крестным знамением.

– Так я и думал, – довольно мягко сказал Стоун. – И вы, безусловно, представляете Бога в образе человека, – он испытующе смотрел в глаза Эмили.

– Думаю, что да, – честно призналась она. – Хотя порою в моей жизни были такие моменты, когда я ощущала его присутствие как силу, которую невозможно увидеть и понять, – размышляла Эмили вслух, впервые поверяя свои самые сокровенные мысли другому человеку.

Питер Стоун, поддавшись несвойственному ему порыву, осторожно взял Эмили за руку и, проникновенно глядя в ее испуганные глаза, зашептал:

– Вот в этом-то как раз и заключается разница между нами. Вот пропасть, которую никак не преодолеешь. Я знаю, что Бог есть, и его дух более реален, нежели все материальные тела, сущие на земле. Так давайте же, дорогая мисс Томпсон, каждый заниматься своим делом. Но может настать тот день, прийти такое время, когда мы будем нужны друг другу, – Стоун сделал паузу, – но нужны не телесно, а лишь духовно…

Он внезапно повернулся и пошел вперед по дороге.

Эмми постояла еще немного, обескураженная этим странным заявлением, а потом быстро нагнала дворецкого.

Через несколько минут Эмили увидела на опушке леса серую церковную башню.

Стоун решительно направился к небольшому домику, что прилепился к церковной ограде.

Эмили последовала за ним.

Дворецкий постучал в дверь, и она мгновенно открылась, как будто за ней только и ждали гостя.

На пороге появился очень высокий человек, в черной мантии, похожей на ту, что носят католические священники. У незнакомца было аскетичное лицо с широкими скулами и тонкие красивые губы.

– Добрый вечер, мистер Стоун! Какими судьбами в наши края? – приглашая пройти в дом, заговорил он звучным баритоном.

– Добрый вечер, сэр Генри! Разрешите вам представить нашу новую экономку – мисс Томпсон.

Эмили подошла к пастору и поцеловала его руку. Он быстро отдернул ее и внимательно посмотрел на девушку. Эмили даже отпрянула под взглядом его жгучих черных глаз.

Пастор Генри Денман напоминал внешне испанца или итальянца. Хотя, по словам Стоуна, он происходил из древнего английского рода. Пастор говорил мало, но голос его звучал удивительно музыкально.

Когда глаза Эмили и пастора встречались, в ее душу проникал холод. Она чувствовала, что эта странная личность одновременно притягивала и отталкивала ее.

Пока Стоун, стоя в прихожей, объяснял пастору цель своего визита, Эмили осматривалась вокруг.

Из небольшого холла, где она сейчас находилась, открывался вид на деревянную лестницу, что вела наверх и разделяла, казавшийся снаружи маленьким, а внутри достаточно просторный, дом на две части.

Мебели было много, и, несмотря на то, что она представляла собой разные стили и эпохи, ее опрятный вид создавал уют, хотя вокруг и лежали разбросанные вещи, кое-где было не прибрано. В общем, чувствовалось, что в доме нет женщины.

– Вы, наверное, устали после своего путешествия, мисс? Могу предложить вам отдых и легкий вегетарианский ужин, – учтиво наклонив голову, проговорил пастор.

– Вы очень добры, мистер Денман, но я выполнял поручение лорда Джеймса и нам следует поспешить в Гроули-холл, – Стоун упредил своим ответом Эмилию.

Она благодарно улыбнулась дворецкому.

Во дворе раздался гудок автомобильного рожка.

– А вот, кстати, и Чарльз за нами приехал, – Питер подошел к Эмили и взял ее за локоть. – Позвольте проводить вас к машине, мисс.

Пастор, прощаясь, сказал Стоуну:

– Передайте, пожалуйста, лорду Джеймсу, что я постараюсь не опоздать к нему в среду, – и, поклонившись Эмили, добавил: – Мои наилучшие пожелания. Счастливого пути! Безмерно рад нашему знакомству. Жаль, что нам не довелось сегодня дольше пообщаться.

14

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.ru