Пользовательский поиск

Книга Бриллиант. Страница 64

Кол-во голосов: 0

— Мне нужно торопиться. Твайла звонила. Она подбросит меня.

— Что еще за срочные дела? — поинтересовался Дули.

Она лишь пожала плечами.

— Понятия не имею. Судя по голосу, Твайла была чем-то взволнована. Не знаю, может, и мне нужно волноваться? Все происходит так быстро и так необыкновенно. Я иногда боюсь всему этому верить.

— Непременно верь, — сказал Дули. — Я, например, всегда верил в твой успех.

Даймонд улыбнулась.

— Ну, допустим, не всегда. Помню, как вы однажды сказали, что если я потерплю неудачу на сцене, то мне придется всю жизнь возиться с подносами и бокалами.

— Ну об этом сейчас говорить уже не стоит, — махнул рукой Дули.

Он успел поставить коробку с виски и вытереть испачканные руки о штаны. Затем он потер поясницу и тихо застонал.

— Старею я для такой работы, — пробурчал он. — Мне, наверное, нужно наведаться к врачу, чтобы тот меня обследовал.

Даймонд стряхнула пыль с его рубашки, вытерла пальцем грязь с подбородка.

— Единственное, что вам нужно, Дули Хоппер, так это принять ванну.

Движения Даймонд были исполнены нежности и заботы, и это не укрылось от Дули. Он с трудом сдержался, чтобы не сказать Даймонд: тот человек, которого она так любит, совсем недавно побывал здесь. И также заставил себя промолчать о том, насколько Даймонд небезразлична Джессу Иглу, как ужасно он страдает без нее. Дули дал слово молчать, а он был хозяином своего слова.

Дули взял Даймонд за руку и слегка притянул к себе.

От удивления Даймонд часто заморгала. Его сильные пальцы осторожно взяли ее за подбородок. Руки Дули были очень мягкими, несмотря на свой внушительный размер.

— Ты, надеюсь, понимаешь, что я очень небезразлично отношусь к тебе, девочка, — сказал он. — Я никогда бы не смог причинить тебе боль. Скажу больше, вот уже много лет у меня не было человека ближе, чем ты.

Она смущенно вспыхнула.

— Вы что, Дули, хотите сделать мне предложение? — шутливо поинтересовалась Даймонд. Однако глаза Дули оставались такими серьезными, что девушка сразу притихла.

— Будь я лет на тридцать помоложе, обязательно сделал бы тебе предложение, — согласился он. — А сейчас мои слова — простая констатация факта, не больше.

Удивив и себя, и его, Даймонд неожиданно прижалась к Дули. Они коротко и крепко обнялись. А когда Даймонд на шаг отступила, оба постарались не замечать выступивших на глазах слез.

— Так вот, оказывается, чем вы занимаетесь, когда в баре нет посетителей, — с порога объявила Твайла. — Слушай, Дули, ты ведь уже староват для таких развлечений, а все туда же! Я же сказала тебе, чтобы ты уволил ее.

— Да я и не считаю, что работаю у Дули, — возразила Даймонд. — Я здесь как член его семьи, как родственница. А порядочные люди не выгоняют своих родственников. К тому же официантка предупредила, что она сегодня задержится. Я решила просто немного помочь.

Твайла промолчала. Ей было ясно, что в отношениях с Дули Даймонд вольна поступать так, как захочет. Они стали очень близкими друзьями.

— Ну что ж, — вздохнул Дули, поднимаясь со стоявшего у стойки табурета и направляясь на свое рабочее место. Он и так уже слишком разоткровенничался. Взяв полотенце, он занялся протиркой вымытых бокалов, которые и без того уже сияли чистотой. Слова Даймонд тронули его до глубины души.

— Что-то многовато сегодня у меня женщин, — пробормотал он, не поднимая головы. — Слушайте, может, вы найдете другое местечко, где можно поболтать, а?

— Уже уходим, — сказала, Твайла, — развлекайся тут сам, приятель. А мы пойдем по своим делам.

— Куда же вы собираетесь? — спросил Дули, сразу забыв данное себе обещание не проявлять излишнего любопытства.

— Даймонд пройдется по магазинам, а потом немного порепетирует, потому что сегодня вечером она выступает в «Блюберд». — Твайла, довольная, улыбнулась, заметив, какое впечатление произвело на слушателей ее сообщение.

Дули от удивления, даже перестал вытирать бокалы.

— Вот это да! Как это тебе удалось, Твайла Харт?

— Связи нужно иметь, — выразительно произнесла она, тактично умолчав о том, что использовала не свои собственные связи, а Даймонд. — Правда, выступление будет рано. Но все-таки «Блюберд» для начинающего — это уже-кое-что.

Дули улыбнулся.

— За это следует выпить. — Он поставил на стойку высокий бокал и стал наполнять его.

— Не буду, — предупредила его Твайла. — Я за рулем.

— Я тоже не буду, — эхом отозвалась Даймонд, стараясь не показывать охватившего ее волнения. — У меня и без того голова идет кругом.

Хотя это было небольшим преувеличением, ответ выглядел вполне правдивым. Ведь, по словам Твайлы, Даймонд предстояло петь в одном из наиболее известных заведений Нэшвилла, в котором выступали певцы кантри. Время от времени каждый, кто добился хоть какой-то известности, непременно выступал на сцене «Блюберд», хотя, конечно, там частенько пели и совсем никому не известные певцы.

— И что же мне надеть? — спросила Даймонд.

— Типичный женский вопрос. Убирайтесь лучше отсюда и обсуждайте эту тему где-нибудь еще! — с притворным раздражением распорядился Дули.

За ворчанием он попытался скрыть добродушную улыбку, но его усилия были тщетны. Ему было так необычно видеть Даймонд радостной и откровенно счастливой, что улыбка невольно появилась на его лице. Но как только женщины вышли, Дули перестал улыбаться. Если уж Даймонд станет выступать в таких заведениях, то рано или поздно — тут уж дело случая — их с Джессом дорожки непременно пересекутся. Что получится из встречи — Дули не хотел сейчас даже думать об этом.

Темнота наступила довольно рано, и все люди в Нэшвилле, ведущие ночной образ жизни, почувствовали, что настала их пора. По обилию автомобилей на стоянке можно было безошибочно определить, что многие решили провести вечер в кафе «Блюберд».

— Может, не следовало мне покупать красный костюм, — вслух предположила Твайла, съезжая с Хиллсборо-драйв и заезжая на автомобильную стоянку, расположенную напротив клуба. Она в последний раз придирчиво оглядела туго облегающие фигуру джинсы Даймонд, ее черную с длинным рукавом блузку. Даймонд скорчила смешную гримаску, и Твайла улыбнулась. Наряд девушки прекрасно сочетался со светлыми длинными волосами Даймонд и ее зелеными глазами.

— Что-то он слишком маленький, — заметила Даймонд, имея в виду клуб, где ей предстояло выступать. При входе была какая-то чересчур маленькая вывеска.

Твайла широко улыбнулась.

— Это сейчас он кажется тебе маленьким. Подожди, пока войдешь внутрь. Там в зале могут уместиться человек сто, если сядут поплотнее. Есть там также небольшой бар и кухня. Добавь к этому туалеты, один телефонный автомат у стены, несколько церковных скамеек — вот тебе и «Блюберд».

— Что, считается крутым местом?

Твайла кивнула.

— Особенным местом. Репутация «Блюберд» куда больше его размеров. Но владельцы не желают перебираться в другое помещение. И возможно, они правы, потому что в Теннесси по-настоящему уважают традиции.

Даймонд поежилась в сладком предвкушении и огляделась по сторонам.

— Надеюсь, Дуг не опоздает. Хорошо, если бы он аккомпанировал мне, особенно в двух песнях.

Твайла нахмурилась.

— Я этого Дуга Бентина совершенно не знаю, так что могу полагаться только на твое мнение. Надеюсь, что ты все же не заинтересована в том, чтобы какой-нибудь скрипач-самоучка испортил все твое выступление.

— Поверь мне, — серьезно произнесла Даймонд, — он вовсе не какой-нибудь самоучка, он — настоящий музыкант. Мы уже несколько раз играли с ним вместе.

— Вот как, — равнодушно сказала Твайла. Чем больше она узнавала о Даймонд, тем ближе подходила к выводу, что у этой молодой женщины гораздо больше опыта, чем это кажется сначала.

Даймонд кивнула.

— Однажды мы играли в баре Дули, но это произошло уже после того… — Девушка не смогла внятно закончить предложение. Ей все еще трудно было вспоминать о прежних временах, о Джессе. — Ну ладно, пора нам зайти внутрь. Не хочу, чтобы публике пришлось меня дожидаться.

64
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru