Пользовательский поиск

Книга Бриллиант. Страница 28

Кол-во голосов: 0

— Что ты имеешь в виду?! Хочешь сказать, что остальные парни из группы к тебе относятся плохо?

Даймонд совершенно не собиралась сейчас начинать этот тяжелый разговор. Поэтому она отрицательно помотала головой.

— Может, поедим? Я так проголодалась. Хенли мне сказал, что ты еще не ел, дожидался меня.

— Точно, — ответил Джесс. — И для этого были серьезные причины: я запросто мог один съесть все, что Хенли приготовил. И для тебя ничего не осталось бы.

— Не может такого быть, — ответила Даймонд. Джессу вдруг как-то расхотелось есть. Мысль его заработала совсем в другом направлении. Но он знал, что Даймонд обязательно нужно поесть, и ничего не сказал.

Когда Джесс вышел из ванной, он надеялся увидеть Даймонд уже в постели, ожидающей его. Однако постель была пуста. Он натянул джинсы и босиком отправился по дому, отыскивая ее.

Дважды Джессу хотелось окликнуть Даймонд по имени, но интуиция подсказывала ему, что, чем бы девушка сейчас ни была занята, она явно не хочет видеть его.

По скрипнувшей на крыльце половице Джесс наконец угадал, где спряталась Даймонд. А посмотрев на нее через стекло входной двери, Джесс сразу понял, почему ей так хотелось уединиться. Даймонд плакала.

Джесс открыл дверь, которая протяжно и возмущенно скрипнула. Даймонд подняла голову. При виде слез на ее лице у Джесса сжалось сердце. Он даже не мог себе представить, что так могло расстроить ее, ведь еще несколько часов назад Даймонд казалась такой веселой и беззаботной.

— Что с тобой? — мягко произнес Джесс, заключая девушку в объятия и прижимая ее голову к своей груди. — Что случилось, дорогая? Я опять сделал что-то не так?

— Нет же, совсем нет! — воскликнула Даймонд, теснее прижимаясь к Джессу.

— В чем же тогда дело? Видит Бог, ты не должна от меня скрываться, от вида твоих слез у меня просто сердце разрывается.

Джесс провел рукой по ее волосам: было так приятно чувствовать ладонью их мягкую шелковистость. Под тонкой тканью блузки тело Даймонд заметно дрожало.

— Все хорошо, я счастлива, — ответила она. — Просто я никак не ожидала, что моя жизнь сложится вот так…

Джесс с облегчением вздохнул. Женщина!.. Наверное, он никогда не сумеет до конца понять ее. В одном Джесс был уверен: он не сможет жить без нее.

— Господи, — произнес Джесс. — И ты плачешь только потому, что счастлива? Что-то я ни разу не видел, чтобы ты плакала оттого, что тебе грустно.

Тут ему вспомнилось, как он впервые увидел Даймонд и услышал ее пение. Это было сразу после похорон, и тогда она тоже не плакала. Понемногу Джесс начинал понимать характер этой женщины. Даймонд явно относилась к тем людям, которые старались хранить самые глубокие переживания в душе, не позволяя другим видеть свои чувства. Только когда им было хорошо, только когда они радовались, они могли раскрыться.

Джесс взял Даймонд на руки, лронес в дом и поднялся вместе с ней по лестнице в спальню. Положив Даймонд на постель он с удовольствием увидел, что на ее лице появляется отрешенное выражение, дыхание становится прерывистым, глаза закрываются. Джесс наклонился над девушкой и чуть сжал ее грудь.

— Да… — прошептала Даймонд, поспешно освобождаясь от одежды.

Раздевшись, Даймонд протянула к Джессу руки и обняла его за плечи, помогая поудобнее устроиться на ней.

Джесс вздрогнул, ощутив ее объятия, на его лбу сразу выступили капельки пота. Ему хотелось как можно скорее войти в эту женщину. Но его желания было недостаточно: Даймонд сейчас исподволь руководила всеми его действиями, ей хотелось оттягивать это волшебное мгновение как можно дольше.

В какой-то момент Джессу показалось, что он больше не выдержит, но Даймонд ловко вывернулась из-под него, они перевернулись на постели, и девушка склонилась над поверженным на спину Джессом. Он был возбужден и напряжен, и Даймонд понимала, что Джесс готов доставить ей огромное удовольствие. Но сейчас она сама желала этого для Джесса. Даймонд хотела доставить ему наслаждение, ничего не требуя взамен.

Джесс собрался было что-то сказать, но Даймонд, наклонившись, прижалась к его груди — и слова замерли у него в горле. Он лишь тихо застонал. Джессу хотелось увидеть, что именно она сейчас делает, однако за закрытыми веками его глаз словно полыхали молнии, и он был просто не в состоянии сконцентрировать на чем-либо свое внимание. Джесс безвольно откинул голову на подушку, предоставив Даймонд делать все, что она хочет.

Весь мир словно куда-то вдруг исчез, осталось лишь невероятное наслаждение, приносимое Даймонд. Затем она подалась вперед и, приподнявшись, позволила ему войти. Любовники слились в единое целое.

Даймонд сжала бедрами бедра Джесса, и… все сразу кончилось. Джесс обнял Даймонд, все еще дрожавшую от возбуждения, и оба очень скоро погрузились в сон.

Первое, что увидела Даймонд, проснувшись утром, было лицо Джесса, склонившегося над ней.

— Доброе утро, дорогая, — сказал он, целуя девушку в уголок губ.

— Доброе утро, — ответила она и, взяв его лицо в ладони, погладила большими пальцами щетину у Джесса на подбородке и запустила потом руку в его густую шевелюру. — Какие густые и черные они у тебя, даже синевой отливают, — сказала Даймонд, взъерошивая Джессу волосы.

— Говорят, мои предки были из племени чероки, — сказал Джесс.

— В самом деле? А я даже как-то не подумала… Хотя конечно, ведь твоя фамилия — Игл. — Она со слезами на глазах посмотрела на Джесса.

— Вот именно, любимая, — подтвердил он. — Пусть Хенли обучит тебя искусству вождения машины, а я научу тебя летать, — он поцеловал Даймонд в щеку и ощутил на губах вкус слез. — Уж если мне удастся научить тебя быть счастливой и при этом не плакать, тогда научить тебя летать будет легче легкого.

Даймонд, улыбнувшись, рассмеялась, хотя смешок показался больше похожим на всхлип.

— Знаешь что, дорогая, — сказал Джесс решительно. — Я знаю лишь один способ, каким можно осушить твои слезы. Вылезай быстро из кровати, и я буду сейчас кормить тебя. Твое настроение обязательно улучшится.

Даймонд не заставила долго себя упрашивать, и они оба отправились в ванную.

Джесс и Даймонд уже заканчивали трапезу, оказавшуюся чем-то средним между обедом и завтраком, когда из бакалейной лавки вернулся Хенли.

— Мисс Даймонд, вы прослушали сообщение? — спросил он, раскладывая принесенные покупки. — Вот тут, на пленке…

Даймонд удивленно посмотрела на Хенли. Затем перевела взгляд на автоответчик, на котором горел красный огонек.

— Еще не слушала, но сейчас обязательно это сделаю, — ответила Даймонд, надавив на клавишу.

Менее всего она ожидала услышать голос Томми Томаса.

— Мисс Хьюстон, это говорит Томми, Я заказал время в студии на послезавтра, специально для вас. К сожалению, именно на этот день Джесс запланировал фотосъемку для конверта своего нового альбома. Поэтому он не сможет сопровождать вас. Но вы можете быть уверены: я сделаю все от меня зависящее, чтобы вам были предоставлены необходимые удобства. Пожалуйста, будьте готовы в восемь часов утра, я пришлю за вами машину.

На этом запись обрывалась. Даймонд ощутила легкое нервное возбуждение, в котором преобладало все же чувство приятного ожидания.

— Ну вот, видишь, дорогая, — Джесс дружески сжал Даймонд в объятиях. — Я ведь еще в Крэдл-Крике обещал тебе, что так все и будет. Не стану желать тебе удачи. Дочь картежного игрока едва ли воспринимает слово «удача» как доброе напутствие.

Даймонд рассмеялась, обвив руками шею Джесса.

— Ты совершенно прав, — согласилась она. — К тому же никакой такой удачи в природе нет, есть только счастливая судьба.

— Как же тогда мне тебя напутствовать?

— Никак. То, что ты делаешь, куда важнее любых слов, пусть даже самых верных.

— Стало быть, я все делаю правильно? — спросил Джесс, крепче прижимая Даймонд к себе.

— Господи, как вы можете спрашивать! — пробурчал Хенли, выходя в холл за оставшимися там покупками. — Мне порой кажется, что вы и я персонажи мыльной оперы.

28
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru