Пользовательский поиск

Книга Брак. Содержание - Глава 56 ПРЕДСВАДЕБНЫЙ УЖИН

Кол-во голосов: 0

– Как ты думаешь, я могла бы сбежать? – спросила она дрогнувшим голосом, вновь вспомнив об ужасах тюрьмы. – Улететь отсюда на самолете студии?

– Апелляция уже подана. Потребуется некоторое время…

Клара твердо верила в возможности Крея, несмотря на то что он не сумел избавить ее от недели в тюрьме. Как жаль, что именно теперь, когда она познала истинный вкус жизни, ее ждет мрачная тюремная камера! Ее просто выбросили, как ненужную вещь. Кларе по-прежнему не верилось, что ей придется отбыть срок заключения.

– Чем ты занималась в мое отсутствие? – спросил Крей.

– Я? Не помню точно… Конечно, я беспокоилась – за маму, за тебя, из-за суда. – Внутри у нее что-то дрогнуло, точно Серж заглянул ей в душу.

– Да, могу себе представить. Наверное, ты до сих пор жалеешь о том, что не смогла съездить туда сама. – Его голос прозвучал странно, но выражение лица не изменилось. В конце концов, он оказал ей услугу, избавив от хлопот в Орегоне. Кларе показалось, что она со всех сторон окружена добротой и любовью, в глазах заблестели слезы, ее охватили страх, желание, мысли о смерти. Она всхлипнула, смутилась, извинилась и бросилась к себе в комнату, чувствуя, как сердце разрывается от смутного, расплывчатого желания.

Глава 56

ПРЕДСВАДЕБНЫЙ УЖИН

Устроитель банкетов прибыл утром, чтобы помочь сеньоре Альварес приготовить ужин на сорок персон, который Креи давали этим вечером в честь Анны-Софи и Тима. Сами Креи провели утро с адвокатами из фирмы «Биггс, Ригби, Денби и Фокс», которые настоятельно посоветовали им немедленно избавиться от ротвейлеров и не препятствовать охоте в их владениях – в конце концов, сезон охоты почти завершился, осталось вытерпеть еще немного, а пока занять мирную позицию.

Днем Клара отправилась в магистрат, где ей официально сообщили, что она приговорена к трем месяцам тюремного заключения, поскольку не смогла доказать, что панели продала не она. Других виновных тоже не нашли, поэтому ответственность возложили на Клару. Серж сам усадил Клару в лимузин, взятый напрокат юридической фирмой, но в суд с ней не поехал. Его поступок сам по себе не удивил Клару. Серж редко покидал замок, но ее спутник, адвокат Брэдли Данн, счел такое поведение возмутительным и попытался утешить подзащитную.

– Но какая теперь разница, позволим мы сегодня охотиться на нашем участке или нет? Разве это повлияет на дело о панелях? – спросила Клара.

– Эти два вопроса уже не связаны между собой, – с сожалением отозвался Брэдли Данн. – После того как вам были предъявлены обвинения, дело вышло из-под контроля мэра.

– Тогда почему же мы должны уступить охотникам? – вскричала Клара.

– Потому что вы по-прежнему не вправе запрещать им охотиться на вашей территории. Недовольство нарастает. В тюрьму может угодить и ваш муж.

– Мы должны отстаивать свои убеждения. До сих пор мы твердо придерживались своих принципов.

– Да. Те, у кого есть деньги, могут позволить себе иметь и убеждения, – усмехнулся циник Данн. – Но всему есть предел.

– Интересно, часто ли людям приходится поступаться своими убеждениями? К примеру, когда эти убеждения расходятся с законами и правилами? – Она думала не только об охоте, но и о романе с Антуаном и о своем вновь обретенном принципе следования велению сердца.

– Если следовать принципам не обязательно, зачем они вообще нужны? – возразил Брэдли Данн.

– Но мы все-таки верны им, мы верим – да, верим в наши убеждения по определению. Но увы, зачастую они бывают неудобными…

Ее нервное возбуждение казалось адвокату вполне объяснимым. Он понимал, что Клара напугана, и пытался ободрить ее. Сегодня она выглядела неотразимо, что наверняка произведет неблагоприятное впечатление на женщину-судью.

* * *

Анне-Софи и Тиму предстоял утомительный день. Тим собирался показать гостям из Америки достопримечательности Парижа. Анна-Софи и Эстелла ждали фотографов из «Мадемуазель Декор», которые хотели заранее снять невесту в свадебном платье, цветы, столы с подарками и многое другое, до чего в день свадьбы вряд ли дойдут руки.

Потом Тим и Анна-Софи пригласили своих матерей на ленч. Таким способом Тим надеялся угодить Сесиль, которая вбила себе в голову, что вчерашняя вечеринка у княгини была роскошнее, чем у Эстеллы, и уже отпустила несколько колких замечаний о том, с каким размахом развлекается Терри в Париже.

– Очень жаль, что маме не удалось удовлетворить ее требованиям, – фыркнула Анна-Софи. Тим истолковал эту реплику как симптом усталости, поскольку обычно они с Анной-Софи оберегали друг друга, а не своих матерей. Он пожал плечами, втайне считая, что Анне-Софи следовало бы понять, как неловко чувствует себя Сесиль в роли отвергнутой жены.

Но за ленчем в «Рекамье» к Сесиль вновь вернулась жизнерадостность. Они заказали рагу из белых грибов.

– Какая удача, что сейчас сезон белых грибов! В Мичигане их не найти. Там никто не собирает грибы в лесу. Зато неподалеку от моего дома растет черника…

Эстелла поддержала разговор, но Тим и Анна-Софи были хмурыми и молчаливыми, открывали рты, только когда к ним обращались, и то и дело посматривали на часы, что их матери сочли возмутительной, но объяснимой невоспитанностью.

Анна-Софи, Эстелла и Сесиль доехали до Валь-Сен-Реми на «мини», устроили Сесиль в гостинице, а потом отправились к бабушке Анны-Софи, где после свадьбы должен был состояться ужин. Тим убил почти целый день на то, чтобы перевезти гостей-американцев в Валь-Сен-Реми, в маленькие гостиницы, где им были заказаны номера, и помочь разобраться со всевозможными затруднениями – с местами в гостиницах, с недомоганиями от непривычной пищи, обратными билетами. Теперь американцам оставалось только дождаться завтрашней церемонии, а вечером – дойти до дома Креев или доехать до него на такси, если начнется дождь. Со своей стороны, Креи проявили удивительное великодушие, устроив предсвадебный ужин, поскольку иначе гостям было бы нечем занять этот вечер. Крей задумал прием с музыкой и увлекательными беседами – настоящее празднество в честь важного решения, принятого Тимом и Анной-Софи.

Тиму поручили встретить Сиса и его жену Марту и еще двух гостей в половине седьмого на станции. Ужин назначили на семь – довольно раннее время для Франции и позднее для американцев, еще не привыкших к смене часовых поясов. Погода так и не улучшилась, но это никому не испортило настроения, потому что замок был более чем вместительным.

– Здравствуй, дружище! – воскликнул Сис, помогая беременной Марте сойти на платформу. Двое других гостей опоздали на поезд, но пообещали приехать следующим, через четырнадцать минут, поэтому Тим и Сис с женой решили подождать их на станции.

Сис таинственно улыбался, предвкушая, как удивится Тим, услышав последнюю новость.

– «Апокалипсис Дриада» вернули в Библиотеку Моргана, – сообщил он с таким видом, будто сам все подстроил. – Мне только что звонили в офис. Манускрипт прислали почтой из пригорода Портленда, штат Орегон.

Тим задумался. Что это означает? Что манускрипт вообще не покидал пределы США или что кто-то привез его в Орегон – предположительно на самолете студии? Или же это чистейшее совпадение?

– Но кто это сделал? Делия? Вряд ли. А как же Габриель? Может, Делия была его сообщницей? Тогда почему же она не продала манускрипт, пока Габриель сидел в тюрьме? Почему не предложила его Сержу? Если она с самого начала собиралась отвезти манускрипт обратно, почему не вмешалась, когда арестовали ее друга? А как быть с убийством?

– С убийством все просто. Будерба убил его товарищ по ремеслу, он же украл полмиллиона долларов, которые Будерб должен был заплатить Габриелю за манускрипт. Теперь мы выясняем, не поддерживал ли Будерб связь с другими похитителями манускриптов.

– Так, значит, Габриель приходил на Блошиный рынок, чтобы разыскать пропавшие полмиллиона?

– Вот именно.

69
© 2012-2016 Электронная библиотека booklot.ru